[[Вот это помните?|18 июнь 2009]]\n\nПолностью фраза звучит несколько иначе.\n\n"Куда бы я ни шел, я несу в сердце землю своего дома и взгляд своего бога. Где бы я ни остановился, я создаю свою землю вокруг себя и эта земля покоится в ладонях моего бога".
Что-то серьезного пока не подплыло, так что, дамы и господа, будет еще один имперский почти анекдот. \n\n\nАнайрти долго думал, чего бы такого подарить Триаде на очередной праздник Середины Зимы и вспомнил, что как-то по приколу собрал и записал пачку нежных историй, ходящих про Триаду. Ну и тогда же - выложил в общественное пользование. А через некоторое время эту штуку в одном из окраинных миров издали, не новое, в общем-то явление. Наведавшись туда, Найр выяснил, что книжка пользовалась успехом в определенных кругах. С естественными такого успеха последствиями.\n\nВ день празднования, торжественный как никогда, Найр вручил брату увесистый сверток, в котором было подарочное издание самой книги и отпечатанное и переплетенное лично самим Попугаем - собрание литературно-графического фан-арта, с пожеланием найти много нового и неизвестного в этом переложении бурной триадиной жизни.\n\nТриада долго ржал, а потом, проморгавшись, вместе со своей Тенью хором (Хм... да... вот эти три странички любопытны, и эти, и вот эти тоже, а такого я за тобой, llao, и не подозревала даже, что? Одновременно дарра и нежить, как, совсем одновременно, Йолл, как же твоя ксенофобия?) - предложил Найру найти авторш этих, с позволения сказать, шедевров и предложить им встретиться в Исс-Тарре с объектами своих э... мечтаний. Встретиться и прослушать курс лекций, посвященный особенностям психологии и физиологии описываемых ими представителей разных рас империи. Естественно, с целью расширения кругозора милых дам. Естественно в его, Нариола "Триады" исполнении. Естественно с ассистентом в лице Анайрти а'Лайетта. Естественно от упомянутого Анайрти ожидают, что он поможет обеспечить гостьям полное погружение.\n\n\n//\nДа, да, конечно, лекции состоялись. Я даже не могла представить, что мне удастся уговорить уважаемого Анайрти-ниерра продемонстрировать группе слушателей искусство плетения видений, и уж точно не могла даже представить, что найдутся добровольцы, согласные работать с уважаемым Анайрти-ниерра так долго. Нет, что вы, я точно так же считаю, что со стороны их светлости милорда Регента было совершенно неэтично забыть предупредить бедных девочек о том, на что они идут, но когда их светлость вспоминает об этике, если она не касается его лично?\n\n~~Лиона роэ'Фассин, профессор кафедры прикладной магии, университет Исс-тарры~~\n\nА если вспомнить, что отец заслуженно звал Найра - магом-абстинентом за пристрастие к видениям, порождаемым разными... средствами, и неоднократно грозился втряхнуть моего непутевого брата в наделенное непенеросимостью ко всем известным... препаратам тело, то можно только догадываться, что именно учудил Найр такого, что даже наши закаленные студенты потом еще неделю показывались на улицах столицы только обвешавшись охранными амулетами.\n\n~~Эрайнти а'Лайетт~~//
//Вечер. Даже в городах неспокойно, а уж в отдаленных поселениях на несколько дворов так и вовсе с приходом темноты закладывают тяжелым брусом ворота, явно предпочитая защите амулетов – каменные стены. Но, несмотря на жару, в камине горит огонь – после заката эти люди не чужды суеверий. Двое негромко беседуют, оставаясь, впрочем в освещенном полукруге. Дом спит, пребывая во власти иных теней.\n- А что шумная Тарра?- спрашивает хозяин дома, здесь привыкли начинать разговор издалека.\n- В Тарре знать носится с новыми проповедниками, чисто крыса тухлое яйцо стащила. А в кабаках пусто, как после погрома, - гость усмехается в короткие светлые усы, будто самолично участвовал в том погроме, - Имрана объединилась в Равестой, дело, говорят, дошло до того, что Хорнова княжна выходит замуж за кого-то из равестинских княжичей. По всему выходит, что готовятся к войне.\nНекоторое время оба молчат, думая о своем. Гость смотрит в огонь и хозяину дома кажется, что давний его приятель опять читает что-то, видимое только ему в пляске пламени.\n- Знаешь, - задумчиво произносит он, - старики часто говорят, что раньше было иначе.\n- Ох, да они всегда это говорят, - машет рукой хозяин дома, - вон, если бабку моей Марики послушать, так пятьдесят лет назад было мало не царство небесное на земле и что, этому, думаешь хоть кто-нибудь верит?\n- Ты зря смеешься. В постоялом дворе в дневном переходе от столицы мне встретился один занятный тип. Он рассказывал истории.\n- Да брось ты, - смеется хозяин, - Шали, дружище, когда ты успел заделаться собирателем баек?\nКажется, Шелат не обратил внимания на сказанное, продолжая:\n- Этот занятный тип рассказал историю и мне.//\n.\nДавным-давно, во времена прадедов нынешних стариков, у небесного лорда было два сына. И если старший часто уходил странствовать по дорогам и пределам, и был в отцовском доме и землях скорее редким гостем, чем хозяином и наследником, то младший много времени проводил дома, среди отцовских книг. Так было долго, так было всегда. Пока однажды старший не вернулся, не пропал где-то далеко. Глядя на безутешных отца и мать, младший собрался искать брата, поклявшись отцу вернуться.\n\nПо следу старшего, он спустился вниз, ниже дорог ветра, ниже дорог дождей и был удивлен, найдя заветный след там, где, как он думал уже ничего нет. И еще более он был удивлен – найдя там смертных. В ту пору в смертных землях не было ни рассветов, ни закатов, а из светил люди знали только небесные звезды – и еще огонь, случайный подарок Молний – посланцев Владычицы дождя. Младший шел вглубь смертных земель и встречал то там, то там рассказы о некоем воине, что затмевает звезды своим светом.\n\nЧем дальше младший слушал людей, чем дальше двигался по следу – тем меньше узнавал брата. Он знал того – бродягой и балагуром, а в человеческих словах отражался кто-то жестокий и злой. Юноша понял, что он должен поторопиться, пока в этих пределах окончательно не поселился страх, он двигался дальше, даря встречным то, в чем они действительно нуждались более всего на свете. И к тому времени, как он нашел старшего – его искали уже самого, чтобы принять из рук сына небесного лорда смерть или исцеление.\n\nКогда эти двое наконец встретились – старший сказал младшему:\n- Возвращайся и передай отцу, что я не собираюсь ждать целую вечность, пока придет мой срок. Я сам нашел себе землю, предел и подданных и не собираюсь от этого отказываться.\n- Ты слишком много принял на себя чужой крови, и слишком многих отправил в Сумерки по пустой прихоти, чтобы суметь пройти по мосту обратно в отцовский чертог.\n- А разве ты не видишь, - засмеялся старший в ответ, - я тоже наслышан о твоих делах, младший. И тоже – даю смертным то, чего они хотят. Они хотели света – я дал им свет, они хотели владыку – я стал им, разве не видишь сам?\nМладший молчал, глядя в лицо безумию, принявшему облик старшего, а тот говорил, говорил, говорил, пока, оказавшись вдруг совсем близко не шепнул:\n- Я так же слышал, ты не отказываешь никому и не было еще такого, кто не принял бы из твоих рук драгоценный дар. Чем я хуже каких-то смертных?\n- Там, где ты сеешь хаос, я несу лишь покой.\nИ старший умер, встретив серебряный клинок.\n\nА младший пустился в обратную дорогу, которая заняла шесть раз по шесть дней. И все это время он просил огонь и лед подарить ему очищение и не было ему отказано. А за его спиной впервые вставало светило, которым обернулся жар утраченной жизни сына небес. Но уже на пороге того моста, что соединял небо и землю из-под ног юноши встала Тень и преградила* дорогу.\n- Я здесь, потому, что негоже было оставлять такой щедрый дар без ответа. Ты тоже не сможешь вернуться, потому что моя жизнь и моя кровь во много раз тяжелее всех смертных вместе. А ты останешься здесь и увидишь, как все живое кланяется мне и забывает тебя.\nМладший молча пошел вперед, призывая холодное чистое серебро уберечь его от наваждения, но Тень обняла его за плечи:\n- Куда ты торопишься? Мы же с тобой теперь одно. Куда бы ты не направился, я пойду по твоим следам и тем сильней буду, чем ярче вокруг свет, тем желанней, чем жарче вокруг воздух, тем страшней, чем темнее ночь.\nЗвездный мост обломился под ногами тех двоих, но младший, живой, успел отправить к отцу свое отражение с горькой вестью. А Владычица Дождя на шесть дней укрыла его путь. Когда же прошел срок и снова наступил рассвет, младший брат вошел в человеческий город, чтобы первым принять траур по старшему брату.\n.\n//- Тип этот трепаться кончил, а к пиву не притронулся. Говорит только, мол саму-то историю я еще много где услышу, только настоящего-то ее конца мало кто знает. Старший, говорит, вроде как и не умер, а ходит меж людьми и встретить его не всегда к худу. Досказал так, накинул куколь и вышел, как не было.\nХозяин дома кивает, мол продолжай, что это за вечер без разговоров, пусть даже и таких.\n- Так вот знаешь, - действительно продолжает Шелат, - я бы даже не может не запомнил всего, уж больно длинно и цветисто тот тип трепался, но приезжаю это я в Тарру, а там на площади люди собрались и слушают, как с помоста голосит шут гороховый. Я смотрю – в лавку ехать дело раннее, дай-ка думаю тоже с краю постою, послушаю.\n- И? – спрашивает хозяин дома, скорее чтобы поддержать разговор, время-то позднее.\n- И понимаю я, что блажной проповедничек с помоста несет про тех двоих, что в сказочке один другого порешил, и вроде как один из этих братцев тут явиться намерен и устроить всем… А в Тарре неспокойно. И середина лета близится, недоброе время.//\n---------\n\n* - в данэр, диалекте, породившем фаэ, слово Taery, обозначающее тень - мужского рода, а позднее и в самом фаэ Taery – переходит в средний (незначимый) род, меняя значение с тени, как отсутствия света, на тень, как темную сторону души.\n----\n>>как обычно - до замирания красиво. И верно, про Тень.\n<<<\nпро Тень - в чем-то верно, да, я сам тенепоклонник.\nэто очень старая легенда, тех времен, когда империи еще не было, были человеческие государства в одном единственном мире, и никто даже предположить не мог, что будет что-то еще \n<<<
Эста. Письма.\n\n//«…Подобно тому, как безмолвной осенней ночью ложатся на землю золотые и багряные листья, я сплетаю слова одно к одному. С тех пор, как солнце погрузилось в тихую дрему дней, сумерки приходят все раньше, а с ними пробуждается то неясное чувство, которое позже, возможно я смогу назвать усталостью…»//\n\nМужчина смотрит на дату, вплетенную в затейливую подпись. В узоре унизанных хрустальными бусинами дождя темных ветвей он видит, как бесконечно далеко от него женщина идет по дороге к дому. Ветер треплет полы плаща и бросает в лицо ей горсти снежной крупы. Мужчина поочередно касается каждой из шести белых свеч, пробуждая их ото сна. Рожденный его рукой, узор ожидает слов, оживляет лист. Старшая из шести свеч плачет прозрачными слезами. Накануне зимних торжеств женщине передадут пакет, подписанный его рукой.\n\n//«…Ты властен, Эри, подобно земле и ветру, ты сам есть земля и ветер. И там, где иная всем сердцем желала бы остаться, я прошу – позволь мне уйти. Подобно пламени и воде ты даришь и отнимаешь жизнь, так позволь не знать мне льда твоей власти и жара твоего гнева…»//\n\nГодом позже Саленраов будет освобожден от налогов, а его владетели от обязанности раз в шесть лет появляться в столице для подтверждения права. «Госпожа Салва хранит наши земли, а ее хранит сам Милосердный» - не раз еще скажут люди. Эста чуть улыбнется, услышав, а после надолго укроется в доме и не позволит себя тревожить.\n\n//«…Но с собой беру я единственно драгоценное чудо - улыбку моего государя.»//
частью это здесь уже было раньше. Теперь - цельным текстом.\n\n++Альфьяар++\n\n- Чтоб я, и отдал сестру, младшую, между прочим, какой-то храмовой крысе? Не смеши меня, Лейн.\n\nЛлеваин молчит, улыбается одними глазами. Ждет, что еще скажет задыхающийся от гнева альв. Бешеный альв приходится ему братом по отцу, как и все остальные. Как, впрочем, и та, о ком идет речь.\n\n- У моего народа, - продолжает альв, - в отсутствие родителей за женщину отвечает старший брат. Так вот, запомни, пока я жив, ни одна храмовая крыса и пальцем к Файрэ не притронется.\n\n- Ты ллаитт, Вирр, - Ллеваин глядит на младшего с усмешкой, - ты в первую очередь ллаитт, как и я. И ты в Исс-Тарре, а не в глухом лесу своих родичей. Спроси у сестры сам.\n\n- Спрашивать? У нее? Я найду ей любящую, верную «тень» и добьюсь у отца, чтобы они вместе с Файрэ отправились в какой-нибудь тихий административный сектор. Бумаги перебирать и сад, сожри тебя таэр, выращивать.\n\n- Ты закончил, Дивирран Лен-Сату? Сходи умойся. Остынь. Ты родился и вырос в столице и об обычаях своих родичей знаешь из книг. Ты никогда не задумывался, почему твоя мать без сомнений покинула Сатоу, когда Таэрион предложил ей это полторы тысячи лет назад? Поговори с матерью, Вирр, и оставь Альфьяар, пусть выбирает сама.\n\nШелохнулась узорчатая дверная занавесь, звякнули из кистей крохотные серебряные бубенцы. Одну из стен от пола до потолка занимают стеллажи с книгами. В доме у таи-лехта* Ллеваина высокие потолки. Привыкший решать за других, здесь Дивирран чувствует себя не в своей тарелке среди древних книг, пустых оконных проемов и стен. В доме у таи-лехта Ллеваина деревянные полы, деревянный узор покрывает стены. Здешний климат позволяет не стеклить окон и не стелить ковров.\n\n- Таэрион не рассказывает этого своим детям, а жаль, - голос у Лейна тихий, чуть надтреснутый, и сейчас лехта выглядит если не на половину своего возраста, то на треть точно, - сейчас taer-na это еще и традиция. Красивый элемент, который добавляет таинственности беловолосым наместникам владыки и бога. Скажи, Вирр, ты когда-нибудь задумывался о природе вашей связи с Нъесс? Вижу – нет. В молодости taer-na дает нам то, чему не смог научить отец, возможность связи с нашей сумеречной кровью, этим непрошенным наследством. Но мы бессмертны, а наши спутники – нет, и однажды они уходят, но мы за это время так привыкаем к их присутствию, что тут же начинаем искать следующего, кто займет это место. И то, что могло быть чудом, постепенно оборачивается проклятием для каждого из нас. Я не нуждаюсь в «тени», и когда я предложил Альфьяар вечный союз, я знал, что она не откажется. Она устала терять, Вирр.\n\n---\n\n- Айри, ты понимаешь, на что идешь? Лехтев – это в первую очередь служение, и не важно, носишь ты звание лехта или нет. Становясь одним из нас ты более не принадлежишь себе. Всякий раз, когда к тебе обратятся – ты отдашь частичку себя самой. Лехтев принадлежит Многоликому, потом тем – кто живет в тени лехтев, под защитой, и только потом себе.\n\n- А меня много, меня хватит, - светло, легко смется Файрэ, - меня на всех хватит. У людей несложные мечты и простые желания. А Многоликий… ты сам знаешь, он не спрашивает просто так.\n\nЛейн молчит. Бесшумно ложится на землю яблоневый лист, ночное небо подернулось редкой дымкой облаков. Здесь до сих пор верят в древних духов, населяющих мир и творящих смертные земли из себя самих. Ллеваин смотрит на женщину, словно сошедшую с гобелена работы альвских мастеров. Ллеваин ждет солнца, ждет рассвета.\n\n//Ты знаешь, Айри, рассвет – время смерти, - думает он, - твоей прошлой жизни, твоего прошлого мира, может быть – твоего имени.//\n\n//Время рождения новой жизни, - женщина подхватывает его… настроение? – нового имени, нового мира. Близится Ammar, ночь года принесет нам отдых.//\n\nДля разговора этим двоим не нужно слов. Когда небо чуть заметно светлеет, мужчина встает сам и помогает подняться собеседнице.\n\n- Порог жизни не принято встречать дома. Пойдем, мой ранг позволяет провести обряд здесь.\n\nЖенщина слышит голоса ночных птиц, женщина чувствует прикосновение ткани к лицу, она знает – у повязки две стороны: черная и золотая. Время непрозрачным коконом смыкается вокруг нее.\n\n- Альфьяар Лен-Сату, также в землях Многоликого носящая имя Алфаар а'Лайетт, вместе с темнотой умирает твоя прежняя жизнь, - знакомый голос звучит глухо, будто издалека, и одновременно со всех сторон – да и как иначе должен звучать голос, который слушаешь со дна колодца, наполненного тьмой до краев, - скоро все твои пути окажутся стерты и ты вправе позволить кисти Многоликого нанести новые письмена. С первыми лучами солнца страницы твоей жизни станут пусты…\n\n- Vorg'h faj'i zu saen Lh'ien'nai – древняя формула, ключ и дверь, дорога и то, что ведет вдоль… Лейн скорее угадывает слова по движению губ, чем действительно слышит.\n\nНоворожденный ветер знакомится с миром, пребывающим отныне в его владении, треплет широкие узорчатые ленты на яблоневых ветвях, смеется перезвоном серебряных и медных бубенцов на концах лент. Женщина вздрагивает от прикосновения: неужели у здешнего ветра такие теплые пальцы? Она не сразу понимает, что тихий голос обращается к ней:\n\n- Пойдем, Айри. Тебе стоит поесть и выспаться – на закате начнется твое обучение.\n\n---\n\n- Спасибо, Рэйт'а, я ценю твою заботу. Не спорю, в то время, как меня здесь не было, город действительно мог измениться, но до тех пор, пока я в состоянии сделать хоть шаг – в своем доме я не нуждаюсь в поводырях.\n\nОн своими руками положил каждый из здешних камней, найдя тому единственно его место, каждое из здешних деревьев он помнит даже не саженцем – парой зеленых листьев, едва показавшихся над землей, неужели лишенный способности это увидеть, он сможет заблудиться? Здесь? После того, как нашел дорогу к дому из глубины снов.\n\nА она совсем недавно была еще здесь. Альфьяар Лен-Сату, теи-лехта Айри. Ходила по саду, что-то шила, разбирала записи, разговаривала с людьми. Точно так же, как тогда... тысячу... как двенадцать Звездных назад. Война не коснулась земли Ниинталь-рьен, не опалила здешних трав, здесь снова осень, время яблок и меда.\n\nМалая ткацкая рама развернута у закатных окон, на светлые нити лунного света росчерками туши ложится узор ветвей. За тонким шелком ширмы пусто, там никого нет, это все ветер. Ветер треплет ткань, обрисовывает то складки платья, то сухую тонкую кисть. Мужчина спотыкается на пороге, делает шаг вперед, навстречу тихому голосу. «А под веками поет, пульсирует серебро, а под веками бьются черные бабочки» - эта песня старше его, а он давно уже потерял счет годам. Все еще не отпуская дверной занавеси, он подхватывает:\n\n- Айя, багряной листвой одевается куст в тайном саду, айя, горек звон золотых лепестков. Айя, я пьян отваром золотолиста, руки мои онемели, позабыв все слова... - он уже знает, некому отвечать, и ткацкая рама пуста, и дом встречает его пустотой и тьмой...\n\n- Я буду твоим зрением, Лейн, - шепчет тень серебряной женщины и бесплотными ладонями накрывает пустые глазницы. «Будь, Айри. А мне придется жить вечно» - теперь, когда в словах нет необходимости, ллаитт говорит медленно.
...для того, чтобы навсегда забрать кого-то себе - нужна пустота внутри. Чтобы подчинить, сломать, сделать полной своей собственностью, надеть чужую суть, как перчатку, необходима пустота внутри себя самого. В этом суть таэр - голодных духов, и в этом, как ни прискорбно, суть Зверя ллаитт. Сами ллаитт называют это, нет, я не оговорился, состояние - Тварью. И в первую очередь для того, чтобы сдержать Тварь - им нужны таэр-на. Кстати, один корень для двух слов не случаен. Дословно taer-na переводится как "та сторона меня, что принадлежит Тени". Тень же, как вы помните, зовут - лорд Taery, или господин Taery-lor.\n\nКак я упоминал ранее - все они полукровки. Но сумеречная составляющая, кровь отца, в любом случае сильнее любой другой, растворяя в себе все остальное с течением времени. Этот процесс начинается в тот период, когда тело уже окончательно закончило формироваться, разум же пребывает между детством и юностью. Именно тогда зарождается то самое необъяснимое чувство утраченного, которое сопровождает ллаит всю его или ее жизнь, побуждая искать таэр-на, того, кто дополнит до целого. И того, кто вернет разум из любого путешествия.
когда заглядывать в прошлое\nстановится неисправимо поздно,\nа призраки боевым построением\nвстают в углах\nя вспоминаю, когда-то в дверном проеме,\nв одеждах весеннего неба, я видел Бога\nв сомкнутой чаше ладоней он нес\nмой страх\n\n\n//Алиерран ~Ди-Ноэ, изгнанник//
армейские будни, они везде.\n.\nЗабыт снаряд. Я в пушке. Туго. - радиограмма сотнику дарра от незадачливого артиллериста.\nЗабью снарядом в пушку туго! - радиограмма сотника дарра начальнику службы тыла.\nСнаряд забыли. И с пушкой, ... . Того ... . - радиограмма из службы тыла - тысячнику дарра.\n...! ... ...! ...!!!!!!! - ответ в коммуникатор дальней связи ньера Съеррейна, командующего войсковой операцией в рамках текущих учений.\n
А мне предыдущей ночью Илайетт снился. Из той реальности, что к "архиву цитадели Льда" относится\n\n> <Arris> О.о\n> и как он? =)\n> симпатичный? ;)\n> <Gaell> я хихикала пол утра. \n\nПо времени история где-то вскоре после того, как разгреблись с выводком труповодов. Ну и в совете магов решили, что надо как-то выяснить, вдруг у кого-то есть тайные склонности к табуированной области магии. Реализацией решения послужила диссертационная работа одного аспирантика, который сотворил во дворе здания совета фонтан. Если к нему приближался человек лишенный дара - вода оставалась прозрачной. если подходил наделенный даром - вода начинала мерцать синим, интенсивность в зависимости от "силы" дара. а если у человека есть склонности, а паче того - практика в запрещенной области - вода краснела.\n\nУтро, собираются господа магики на совет, каждый проходит мимо фонтана, зачерпывает кружку, отпивает и идет дальше. Последним идет глава мажьего совета, господин Илайетт. Аспирантик видит цвет воды и падает в обморок. Глава совета сотворяет кувшин литров на пять, набирает его и идет дальше, удивляясь вслух тому, что какому-то идиоту взбрело в голову раздавать вишневый сок на входе.\n\n> <Arris> \n> О.О\n> йа предстаааааавил :)\n Аспирантика отпаивали. Водичкой. Родниковой.\n ну да, глава совета ведь не признавался, что у него базовая специализация - некромантия. А уже на ее основе - все остальное.\n> <Arris> \n> это как? О.о\n> он же вроде там сын древнего народа\n> и все такое...\n> высшие сушества...\n>> <Gaell>\n>> да\n>> у этого древнего народа магия была сродни науке.\n>> высшие существа, порождения сумерек. И некромантию рассматривали и применяли именно как одну из ветвей магии.\n> <Arris> \n> интересно, а каково вообще _зрение_ и Илайэтта?\n> как он _видит_ мир?\n>> <Gaell> \n>> сам по себе - в серых тонах, как многие ночные существа\n>>> <Arris>\n>>> бееедный\n>>> то-то он такой мрачный\n>>>> <Gaell> \n>>>> при учете, что для его соплеменников солнечный свет был смертелен, а во время расцвета его расы этот мир вообще находился в вечных сумерках\n>>>>> <Arris> \n>>>>> ох, если он такой мрачный, то каков же на вкус и цвет Тооро Ллэйто\n>>>>> *Arris в ужасе думает куда бы сныкаццо\n>>>>>> <Gaell> Тооро Ллэйто... Ух..\n>>>>>> изначальный холод и лед. Ледяное пламя\n>>>>>> вообще территория Ллэйто - это очень темное, очень холодное и очень пустое место
а мне, дамы и господа, в выходные трава снилась.\n\n\nмне снилось, что подарили книжку. Сергей Горелов "Три лика власти" (или "Триликая власть"), серия Магия-фэнтези. И вот читаю я ее и понимаю, что это фанфик. На еще не изданную (в смысле до выхода в печать осталось немного) книгу про мою Империю. Причем так книга, неизданная еще - она не моего авторства, я там только консультантом по миру была. \n\nПричем не просто фанфик, а фанфик слэшный, что меня более всего умилило. Точнее - лавстори с лазурным оттенком про одну известную при дворе пару, про которую в исходном тексте вообще всего пара абзацев было. Нет, конечно Регент и без того фигура видная но чтобы вот так?\n\n\nВ общем, у меня к вам вопрос, дамы и господа, никто книгу не пишет? Нет, что вы, я ж только рад буду, очень очень! Просто очень уж исходный текст почитать хотелось бы, потому что фанфик-то я во сне прочел...
Мне весьма и весьма напомнило иллюстрации к книгам, "Про империю Дайрен", издаваемым на территории миров [[СЦ]]. Этакая антиагитка про Императора. Зело страшен, взирает с трона.\n\n[img[Антиагитка на Императора|tai_llait/antiagitka.jpg]]\n\nКто автор - я не знаю, было прислано на почту одной знакомой, она названия и авторства тоже не знает\n\n~~- СЦ - здесь и далее - Союз Цивилизаций. Точнее, оно переводилось как Союз Многих Цивилизаций, или Союз Миров.~~\n----\n> ++the_phosphor:++\n> [img[the_phosphor|tai_llait/ava_phosphor.jpeg]]\n> По моему он чем-то несчастен...\n> В позе усталость. Всё обрыдло. Задолбалли. Сдохнуть бы, блин, а никак... И нахрена я вообще на это подписался... Короче депрессия у бедняги жосткая.\n>> ++sirinoeles:++\n>> [img[sirinoeles|tai_llait/ava_sirinoeles.jpeg]]\n>> Сейчас пойдёт пытать кого-нибудь, дабы тоску развеять.)))\n>>> ++tai_llaitt:++\n>>> [img[Tai'llaitt|tai_llait/avatar.jpg]]\n>>> ага, на что и расчитывали авторы, создавая впечатление! Что. мол, зело страшен, зол и жестокосерден!\n>>>> ++sirinoeles:++\n>>>> [img[sirinoeles|tai_llait/ava_sirinoeles.jpeg]]\n>>>> Сейчас пойдёт пытать кого-нибудь, дабы тоску развеять.)))\n>>>>> ++tai_llaitt:++\n>>>>> [img[Tai'llaitt|tai_llait/avatar.jpg]]\n>>>>> Не ты одна ржешь! В столице в последние годы войны и еще несколько Звездных лет после - союзовскую литературу и изображения файдайр, а особенно ллаитт и самого императори коллекционировали. Особенно личности в войне отличившиеся.\n
теплым горьковатым ветром времени снов принесло.\nИ... [[ingadar|http://ingadar.livejournal.com/]], спасибо тебе большое, я уже спрашивал разрешения утащить твое - теперь еще отдельное спасибо говорю.\nЯ, сожри меня тени, не знаю - вертится в голове одна древняя любовная история (а словей на нее естественно не хватает), конечно же об Императоре и той, кого он не сомневаясь, назвал бы своей супругой. Об Илайетте и той единственной женщине, которая могла ему отказать.\n\n…для перебоя\nхватит пары минут.\nДальше – уже паденье.\nДальше – уже смотреть,\nкак медленно, с камня на камень,\nс алым рассветным солнцем\nв город приходит Море.\n\nТы только помни,\nпожалуйста, помни:\nвсе это было.\nВсе начиналось – до,\nкогда деревья были большими –\nи время казалось не в счет.\nСчастье\nбыло маленьким, но осязаемым –\nв старом дворе, в огромных кустах сирени –\nищешь и ищешь\nмелкое, пятилепестковое счастье,\nа тебе – только горькие темные листья,\nтолько мокрый мохнатый запах…\n«Содержит тысячные доли синильной кислоты» -\nэто я прочел позже. В учебнике.\n\nТы была всегда.\nТы была морем.\nТы пахла дождем и полынью,\nя открывал окно – и знал, что ты рядом.\nДальше было что после.\nДальше время текло –\nи мы наклонялись к потоку –\nподнять кто тяжелые камни,\nкто разноцветную бусину – событий.\nВзвешивали – не было, было.\nМы собирали память –\nкто опорные стены,\nкто звенящие бусы,\nно все безнадежно не подходило\nк нашему странному дому –\nк нашим чудным нарядам.\nМы не умели –\nподбирать: понимать –\nтам, где время текло по прямой.\nНо знаешь, однажды утром\nв город приходит Море.\n\nМаяки уходят под воду последними –\nвспыхивают, выдыхают и гаснут –\nяркие оранжевые угли.\nТак я и не узнал, что же так светится –\nтам, в темноте лесов земли, где еще не настало рассвета.\n\nТы только помни,\nпожалуйста, помни:\nвсе это было.\nУ тебя были тонкие руки.\nЗнаешь, так я и не рассказал тебе\nсамую главную тайну.\nКогда ты спишь –\nчуть-чуть приоткрываешь губы –\nдоговорить? – допить? – там, далеко, где ты спишь.\nИ синие, синие тени следят за твоими снами.\nВ самые темные часы перед рассветом\nвсе спящие чуть смуглее – и беззащитней.\nЯ не спал – я подслушивал, как ты дышишь,\nкак медленно, медленно – серое, синее\nстановится зеленым и золотым –\nворовал тебя у рассвета.\nИ как я боялся.\n\nЯ ведь тогда не знал, кто из нас бессмертен.\n\nНо радужные мосты – ненадежная штука,\nпровисают в небе,\nзацепившись за какие-то опоры мироздания –\nкрыла-атые качели:\nкач-кач,\nкач-кач…\nВсе реки текут вверх – поэтому море остается соленым.\nРеки текут вверх,\nоблака текут вниз –\nя держу путь наперерез,\nс тем, что еще у меня осталось –\nмало:\nгорсточка пресной воды в ладонях –\nскупой паек для тех, кто не больно-то жаждал.\nТяжелая ноша –\nна каких там весах?\nНо я знаю:\nтам, далеко есть утро,\nгде ты спишь –\nи ни одно море не посмеет подойти к твоему порогу.\nТы только помни,\nпожалуйста, помни:\nвсе это было.\nВедь это тебе придется\nрассказывать заново мир, где много так изменилось.\n\nЯ держу путь наперерез –\nзолотое, зеленое, алые перья рассвета –\nс тем, что еще осталось.\nКаплями сквозь пальцы:\nя…\nтебя…\n\nИзвини: кажется, мне не хватит.\n\nТы только помни,\nпожалуйста, помни:\nвсе это было.
Гражданские обращения\n\nСледует помнить, что многое из того, что касается взаимоотношений между людьми, а так же из вербализации - ситуативно. Один и тот же фай может обратиться к другому фай в разных ситуациях - по-разному. Обстановка, контекст разговора будет значить очень много.\nНиже я привожу так называемые "внешние" слова. Применяемые там, где не требуется обозначение степени близости, родства, принятых обязательств.\n\nВ до-лиенской традиции предположительно было два обращения – к мужчине и к женщине. Хотя возможно то, что считается таковыми – есть оставшиеся слова данэр, обозначавшие мужчин и женщин.\n\ntai – тáи – мужчина\ntei – тéи – женщина\n\nв настоящее время эти символы можно встретить:\n- в обиходе дарра – как самостоятельные обращения к взрослым дарра - теи Сейренн, таи Райэн\n- в качестве суффиксов в именах – Vianntei (Вьянтэ), Araintei (Эрайнти); Liarrtai (Льертэ), Anairtai (Анайрти).\n- в качестве усиливающего маркера при обращении – только для символа –теи;\n- в качестве усиливающего маркера при обращении к лехтев, носящим звание лехта.\n\nВ высоком и среднем фаэ присутствуют следующие устоявшиеся традиции обращений, основанные на общем корне NijRr – «Высокий».\n\nnjera – ньéра – уважаемый – возможно употребление как самостоятельно – при обращении к незнакомому человеку или должностному лицу, так и в сочетании с именем. В этом случае искользуется строго личное имя, обращение предшествует имени. Исключение составляют носящие сан лехтев и военнослужащие при исполнении.\n\nв качестве примера приведу приветствие\naliery njera Kejlain – живите долго, ньера Кейлаин\nвстреча произошла на улице, в любом общественном месте, либо в присутствии еще кого-то. Оба говорящих обладают равным статусом или ситуация не предполагает подчеркивания статусных различий.\n\nnjirre-tei – ньúрре-тéи – госпожа-мать – традиционное обращение к женщине – матери детей. Возраст и статус адресата в данном случае не имеет значения. Употребляется строго с личным именем, обращение предшествует имени.\n\nnierra – ниéрра – достойный – возможно употребление как с личным именем, так и с именем Семьи (Дома), обращение следует строго после имени.\n\nв качестве примера\nДивирран-ниерра, в последний раз терминал работал…\nздесь выбор слова «ниерра» подчеркивает ситуативную субординацию: адресат в данном случае рангом и по-должности выше говорящего.\n\nniery-lor – ниéри-лор – достойный почтения – в речи употребляется только с именем Семьи или Дома. Подчеркивает безусловную разницу статусов говорящего и адресата речи. Применяется только в качестве обращения непосредственно к главе Семьи или Дома, либо к уважаемым и намного старшим, нежели говорящий, представителям Семьи или Дома
Император о Регенте\n- я не могу находиться с ним подолгу в одном помещении, у меня начинает троиться в глазах.\n\nРегент об Императоре\n- я не могу находиться с ним подолгу в одном помещении, меня посещает приступ шизофрении\n\n> ++tai_llaitt: ++\n> дело в том, что сам Триада, Регент - это создание с единым разумом и тремя телами.\n>> ++alavr_grey:++\n>> сложно иметь три тела и не иметь шизофрении-)\n> ++sirinoeles:++\n> Мало того что посещает, так он ещё и остаётся.\n> И к тому же требует внимания к своей персоне.)))\n>> ++tai_llaitt:++\n>> Да, что особенно замысловато для создания, прежде бывшего тремя (!!!) самостоятельными личностями, но если б не такие приступы шизы, уже давно забывшего бы, как это.\n
//- Что могут винтри противопоставить хара? У хара оружие и скорость, что есть у винтри такого, на что у хара не найдется ответа?\n- У винтри есть мир. А мир - это холод. У хара горячая кровь, они боятся холода. Они боятся мира. Они боятся даже винтри, несмотря нападение трех наших крепостей.\n- Я видел их в трех днях пути отсюда.\n- Да, ты испуган. Но ты забыл, что мир - это еще и ветер, а ветер рождается в горах. Хара пришли летом, и даже лето, жаркое дождливое лето пугает их, заставляя прятаться за блестящими панцирями. Хара не переживут зимы. Остается только ждать. //\n\n\nмного позже этот мир нашли фай. Кто-то обозначил его на картах поэтичным "Тзиссай" - хрустальное кружево. Но там не было уже ни поселений, ни ледяных крепостей - холод забрал всех. Сам же Хрусталь стал местом бессрочной ссылки и синонимом забвения. Те же, кому довелось пробыть там дольше пары сезонов до конца жизни сохранили след сопроикосновения с ледяным кружевом безвременья.
снова на правах конспекта, чтобы не забыть\nдаже в официальных хрониках история разделяется на периоды Черной Исс-Тарры, Алой и Золотой, причем время Золотой Исс-Тарры длилось от момента завершения экспансии до момента, когда Илайетт покинул империю навсегда. Черный период - от занятия Илайетта трона в Тарре, столице княжества Дарна, до обряда, да того самого, длился несколько тысячелетий. Алый - от обряда до завершения экспансии присоединением к Калет-Лиарр пятого мира, тайного, того где находятся четыре храма одиночества (это там ллао Льертэ, после практически состоявшегося покушения на себя любимого, собирался устраивать суицид и даже почти устроил).\nНа протяжении этого времени мировосприятие и религия фай успели измениться до неузнаваемости, впрочем сохранив некоторые черты неизменными.
- А вам, Лайетт-ниерра? Я не слышал, чтобы у вас была тень.\nСоркейн поморщился, но ответил.\n- Я не нуждаюсь в тени. Равно как и Йолл, но он не желает этого признать. А зря. А сейчас, пока наш с вами заказ еще не принесли, я продолжу лекцию. Благодаря статусу taer-na, ваше положение в доме Лайетт таково, что вы можете обращаться к любому из нас прямо, минуя ритуал приветствия. Меня, как вы уже слышали от Найра, зовут Соркейн и я буду вашим консультантом пока не станет ясно, что вы не нуждаетесь в моей помощи. Поэтому не стесняйтесь задавать вопросы, даже во внутреннем информатории содержится далеко не все.\nРихаль слушал молча. О реальности происходящего напоминала воспаленная кожа и опутавшая руки от кисти до локтя цепочка мерцающих кристаллов. Ллаитт выдержал паузу и продолжил:\n- Вам, как тени лорда-регента, придется иметь дело со многими представителями дома Лайетт. Здесь, в Исс-Тарре, в Ри`оэнн, в Калет-Лиарр, в остальных секторах Безграничной. Было бы просто замечательно если бы вы сумели разобраться с делами до возвращения Триады. Постарайтесь при встрече запомнить Дивиррана, Алакесту, близнецов Анайрти и Эрайнти, - тут юноша фыркнул, мол последнее совсем не сложно; ллаитт коротко взгланул на него и добавил, - и меня. Первое, что вам, Рихаэль, следует запомнить, нет, не следует - жизненно необходимо, это основная особенность связи llao - taer-na, отличающая ее от всех других человеческих взаимоотношений. От дружбы, родства, ученичества, в конце концов любви. Фактически llao переводится как "порождающий, сущность", а вы - тень, отбрасываемая сущностью llao. И если с Триадой что-то случится, вы умрете.\n- Как главный подозреваемый?\n- Как человек, у которого разом отказало все, что может отказать.
Частично это было [[здесь раньше|7 Март 2008]], но я собрал все в один текст и придал некоторое подобие законченности\n\n++О годичных периодах.++\n\nВ первую очередь - на территории Тейрвенон действует два календаря, которые далеко не всегда совпадают между собой. Календарь Звездных лет (он же Старший), по которым живет Ри'Оэнн и Срединная Корона, и малый календарь, для каждого сектора (а если миров в секторе более одного то иногда и для каждого мира) свой. В силу разницы календаря Сердца мира и отдельных календарей разных секторов о наступлении нового Звездного года и связанного с этим как официоза, так и выходных дней - из столицы уведомляют заблаговременно.\n\nБольшой или, как чаще говорят, Звездный год составляют двенадцать средних планетарных циклов.\nАналогично суточному циклу годичный (как малый, так и звездный) делят на темную (ночную) часть - с Осеннего по Весеннее равноденствие и светлую (дневную). Солнцестояния и равноденствия делят годичный цикл на четыре части, считающиеся принадлежащими той или иной силе (сущности).\n\nНачиная с Аmmar (осеннего равноденствия), отмечающего завершение текущего года и рождение нового, приходящегося на осеннее равноденствие и по Somilat - День Середины Зимы, приходящийся на зимнее солнцестояние длится время теней. Этот период считают принадлежащим ушедшим и еще нерожденным.\n\nДень Somilat одновременно становится и началом времени демонов, которое длится до самого syinn'rai - Весеннего равноденствия. И теперь, среди белых стен и голых ветвей выходят те из теней, что скрываются на дне сознания. Время привести в порядок дела и мысли. Может быть именно поэтому, разделяя владычество теней внешних и теней внутренних - день Середины Зимы - один из самых веселых и шумных праздников Тейрвенон. И конечно же - именно в liu'l'somilat принято дарить подарки "со смыслом", с секретом, с загадкой.\n\nSyinn'rai - Весеннее равноденствие. Рождение времени любви, которому длиться ровно до "ничьих дней" u'l'jorrah. Время, когда наиболее сильны благословения Милосердного. В Древней империи именно с середины весны до середины лета игрались свадьбы или назначались помолвки, считалось, что надо всем рожденным в эти месяцы простер руки сам Милосердный, ограждая от неблагого.\n\nС середины лета и до самого Осеннего равноденствия тянется время снов. Говорят, что ньера Таэри, Господин-Тень ходит среди людей, щедрый на подарки, как никогда. Но чем обернется "милость Тени" - не знает даже он сам.\n\n++Об основных праздниках.++\n\nЗвездный год и праздники звездного года отсчитываются по времени центрального мира, Ри'Оэнн. Праздниками отмечены дни равноденствий (осеннего - ammar и весеннего - suyinn'rai) и солнцестояний (зимнего - somilat и летнего - l'jorrah). Осеннее и весеннее равноденствие иначе называют закатом и рассветом года, зимнее и летнее солнцестояния - полночью и полднем года. В полной мере торжества Звездного года проводятся в первый малый год двенадцатилетнего цикла. Праздники равноденствий и солнцестояний малого года называют по имени празднуемого дня (напр. осенние торжества малого года - ammar, зимние торжества малого года - somilat), отмечают так же, как и праздники Звездного года, но короче по длительности и с меньшим размахом.\n\n__Arn'Ammar__ - Осеннее равноденствие, он же - Осенние торжества. Завершение старого и начало нового года. Во время празднования Arn'Ammar отменены ограничения на передвижение и формальные статусные различия. Осенние торжества длятся около тридцати двух - тридцати шести дней.\n\n__Liu'l'somilat__ - день Середины зимы. Он же - день зимнего солнцестояния или Полночь года. Середина зимы, дни смеющихся лиц, горячего вина с пряностями и подарков с секретом. Да, тех самых подарков, в ответ на которые - тоже принято дарить что-то столь же ценное, как и сам подарок. Это может быть предмет или заклинание, может быть - вечер проведенный вдвоем. Время, когда можно передохнуть на дороге от "срока теней" к "сроку демонов". Зимние торжества длятся около недели.\n\nНа время Arn'Ammar и Liu'l'Somilat (праздники заката и полуночи года) прекращают работать разного рода учреждения и организации (включая учебные заведения и медцентры не обеспечивающие стационарного лечения). Это не относится к военнослужащим, находящимся на боевом дежурстве, городской страже, медикам из экстренных отделений и рабочим тех производств, где технологический процесс не может быть остановлен. Правило отмены статусов, впрочем, действует для всех.\n\n__Suynn'rai ashe__ - праздник весеннего равноденствия. Переход с темной стороны года на светлую, иначе говоря рождение года в мире вещном. Самый безмолвный из четырех основных. В противоположность Осеннему празднику - никогда не был отмечен шумными торжествами, традиционно проводится в кругу близких, тех, с кем фай говорит "из внутреннего лица".\n\n__T'a'hassё u'l'jorrah__ - дословно "безумие лунного полдня". Или Полдень года. Единственный из четырех, который фай не отмечают вообще, говоря что этот - не о живых и не для живых. Считается, что в это время лучше не появляться на улицах, как в темное время суток, так, тем более и в светлое. Приходятся на летнее солнецстояние и считаютстся принадлежащими умершим и taer. В эти дни стоит остерегаться теней и зеркал, неосторожно брошенных слов. Доброй приметой считается умереть в это время, потому что те, кто уходят - минуют Туманную Дорогу на пути к новому рождению. Доброй приметой считается родиться в это время. Те, кто родились в ничьи дни - это недавно ушедшие, но пожелавшие остаться. Считалось, что те, кто умер в это время - вскоре вернутся обратно.\n\nОдним из способов мести обитателей столицы было и остается: пригласить в гости как раз на период t'a'hassё u'l'jorrah. Отказать - нельзя, шанс того, что человек просто сгинет на опустевших улицах столицы и городов Kalet-Liarr - крайне велик. Коренные же обитатели Исс-Тарры и городов Срединной Короны старались на первый летний месяц, (на который, собственно, и приходится Лунное Безумие), куда-нибудь уехать. Во избежание.\n\nДни (по одному-два), предшествующие и замыкающие основные праздники называют ничьими и считается, что это время принадлежит всем силам и одновременно - ни одной. На территориях, близких к Irr'Llajnah (пространству снов) говорят, что в ничьи дни граница между вещным миром, смертной землей и пространством снов становится зыбкой и легко проницаемой, что делает этот срок одновременно благоприятным для исполнения желаний и неблагоприятным для путешествий и начала новых дел.
так сказать, из анекдотов\n\nОднажды Илайетт решил, что его достало, и во время очередного осеннего праздника arn-ammar прозрачно намекнул гражданам, что для решения некоторых вопросов, неплохо бы выдумать им еще и женское божество.\n\nЖенское божество в империи так и не выдумали, а вот спецам-транспортникам пришлось всерьез озаботиться спам-фильтрами на внешних подступах к столице, потому что во дворец зачастили подозрительные личности с портретиками девиц разной степени обнаженности.\n\n\nАлакеста а'Лайетт, СБ\nМонархи женятся по протретикам, это общеизвестно.
- Триада, ты сам на себя не похож.\n- Шевьоль умерла.\n- Соболезную.\n- К Илайетту соболезнования. Мы были вместе дольше, чем ты живешь. Оба живете.\n- И несмотря на то, что вы с Соркейном давно и прочно поделили должность штатного циника Риан-на-Лэаго, - задумчиво разглядывая блики закатного солнца в бокале протянул младший ллаитт, - позволю себе маленький провинциальный совет. Завтра здесь появится Лиа...\n- И чем, по-твоему меня должно заинтересовать последнее отцовское творение? Просвети уж, старший братец нашей несносной маленькой красотки.\n- Уел, ничего не скажешь, - Тайхали ухмыльнулся и продолжил, - но обратить внимание Вашей Триликой Светлости стоит не на нее. А на юношу из сестренкиной свиты. Скорее всего Лиа представит его как свою тень, хотя фактически taer-na у сестренки нет. Мелкая еще.\nТриада что-то неопределенно хмыкнул. Тайхали показалось, что он услышал что-то вроде "Счастливая."\n- Да брось ты так убиваться. Триада, уж ты-то... Даже не верится.\n- Тхере, сгинь. Подражание Попугаю утомляет больше его самого.\nНе последовать столь пряму указанному направлению - значило нарваться на неприятности, Тайхали шутливо поклонился и исчез.
[img[tori_s|tai_llait/tori_s.jpg]]\n\nЧем-то эти двое напоминают мне Вьянтэ и Рихаля на том памятном балу, где Тайхали сделал все же пакость младшей сестренке, Лиалла была уязвлена до глубины души, лишившись жениха, Триада - обрел taer-na, а сам Рихаль - на всю оставшуюся жизнь вляпался в имперский двор, Аналитический корпус империи и Триаду лично.\n\n[[Галерея - там|http://brose.sakura.ne.jp/gallery.html]]
Я долго подбираю слова, хотя неявно меня просили написать о Тени. Но, пожалуй не столько о самой ветви tear-rei, сколько об одном из малоизвестных ее вариантов.\nв справочниках, и даже в том же небезызвестном "Рассуждении о религии" авторства Каари а'Дарр это звучало так:\n.\n//...течение Aeferyn Zu-Toёra редко где называют сектой. Это течение, даже не столько малочисленно, сколько существует в основном на страницах книг и дневников. <...> Так или иначе, основой течения Aeferyn Zu-Toёra (в старых текстах и в верхнем фаэ - Aef'uyin-Su Ttojr) принято считать до-лиенскую легенду о Властвующих безвременье, и отдельно - о Лорде (хозяине) Сумерек. В до-лиенской мифологии чета Властвующих безвременье была владыками загробного мира (???), точнее даже - владыкой мертвых и проводницей для смертных, отправляющихся в Сумерки после завершения жизненного пути...//\n.\nПрабабушка, чьи погребальные камни темной гроздью смотрят на меня со стены, а дорога сквозь сумерки была легка и светла, говорила всегда, - Живи так, чтобы небо твое было бездонно, а дороги бесконечны, и в свой срок придет к тебе Безмолвная госпожа и проведет за руку одной из них, - а после обязательно добавляла, - но туман тропы слижет с тебя все, что не ты, так что смотри, кем хочешь родиться в следующий раз. Смотри здесь. И я смотрю. А еще бабушка говорила, что Ей - все равно, хорош ты был или нет, потому что порог туманной тропы все равно будешь искать сам, а Нерожденная встретит тебя там.\n.\nИх обоих стараются не часто называть по именам, их нечасто упоминают вслух. Мне кажется, неслучайно имя хозяина Сумерек, лорда Ллэйто фигурирует так же и в историях о бездне и ледяных пустошах LlietTh (//предп. чтение - Ллиев//), и отнюдь не всегда того, кто властвует в ледяных пустошах называют Valldae n'Lleitho или Tooro Lleitho. Пустой белый город в сердце Сумерек, тьма льда и лед тьмы, составляющие пространство LlietTh и тот, к кому приводит дорога иных выпадающих из череды рождений.\n.\n//Считается так же, что к Лорду (хозяину) Сумерек попадают те, кому по каким-то причинам отказано в новом рождении. Про таких говорят, что они не нашли порога туманной тропы. Так же считается, что те, кто после смерти не только не нашел туманной тропы, но и не попал к владыке Ллэйто, становятся taer - голодными духами. Как бы то ни было, видевших владыку Ллэйто нет, а вот таэр, к сожалению являют собой неприятный особенно в "ничьи дни" в Исс-Тарре пласт реальности.\nВ старшие предстоятели Tear-rei говорят, что Господин Сумерек - это одно из лиц Многоликого, тем самым освобождая малочисленное течение от возможных преследований.//
Один из открытых, находящийся в общедоступных источниках и официально декларируемый пункт официальной идеологии (гхм, не менявшийся кажется со времен еще Древней империи) гласит "Единственным возобновляемым ресурсом на территории Тейрвенон считается население" Население, в смысле - граждане. Файдайр.
В двух десятках фраз мой отмерен срок\nсмялись лица в единый... лик\nмне б успеть дописать генератор строк\nдля иллюзии Ваших книг\n\n//Хемиа - отцу//
начинается время дорог, ничьи дни\n\ndonu Okandeeru!\n\n... есть дороги, идущие оттуда, где ты не можешь больше быть...\n... есть дороги, идущие туда, куда тебе надо попасть...\n... есть мысли, которые рождаются в дороге и исчезают стоит лишь остановиться...\n... есть сила, которую ты обретаешь, когда втаптываешь все свои проблемы в дорожную пыль и превращаешь их в задачи, имеющие решение...\n\nКаждая дорога - это всего лишь возможность прийти к себе. Готов ли ты увидеть себя в конце пути или ты свернешь и захочешь пойти к себе новой дорогой на очередном повороте зависит только от тебя. Время дороги дает возможность найти дорогу, которой еще нет, но которую ты уже готов принять.\nНо не стоит забывать, в первую очередь Okandeeru - время распутья, время перекрестка, время выбора и неопределенности.\nОтдельно от остальных отличается anu gea suynn'rai, срок ожидания весеннего равноденствия - время явного рождения года, время рассвета года. Время страсти и действий.
- Вы слышали новость, магистр Литверра?\n- Одри прошел тест на совершеннолетие, да слышал. И грозил убить всякого, кто назовет его Сопляком. Сколько трупов?\n- Четвертым был наш Регент, так что на завтрашней встрече старших Одри вы не увидите.\n\n\n~~ Сопляк Одри, он же Отори Литани в результате неконтролируемых (по малолетству) магических экспериментов, застрял в возрасте тринадцати с половиной лет. Было это на заре становления магических школ тогда еще Дарны.~~\n\n> ++sirinoeles:++\n> Помню-помню. Ты мне о нём рассказывала. Мне тогда очень понравилась история этого шкодного существа. У тебя она где-нито есть?\n>> ++tai_llaitt:++\n>> Увы, в записанном виде нету, придется наскребать так, по краешкам мозгов.\n>> Регент, естественно, остался жив, а Одри - предпочел спрятаться куда подальше. )
[[Черна Кость|http://zhurnal.lib.ru/editors/b/bahmut_n_d/crna_kost.shtml]] -- [[Черна Кость|Черна Кость]]\n\nТейрского. Литературного. О лехтев и некоторых приложениях профессиональных специализаций.
Воинские звания. (написано вместе с ++[[ingadar|http://ingadar.livejournal.com/]]++)\n\nНижеперечисленный реестр званий един как для сухопутных, так и для воздушных войск. Принят после объединения Калет-Лиарр. До начала внешней экспансии воинские звания различались в зависимости от специализации подразделения, от рода войск. По большей части происходили из до-лиенских диалектов, либо от воинских званий, зафиксированных в языке данэр.\n\nнаименования воинских званий образованы:\n\n- от трех символов: Teyar – «объединение», «все», общий; NijRr – «Высокий»; Ertha – «власть».\n- от ряда префиксов: es – «принадлежащий», «часть»; al – «младший»; er - «старший»; As – «наследующий», «принадлежащий по праву рождения».\n\nryj’e – рий’е – курсант, рядовой. Предположительно сокращение от riyj’an – наставляемый, ученик\n\nes’ryi – эс’ри – младшее звание, первое, предшествующее офицерскому, образовано (!!! предположительно) от двух маркерных слогов\nes – эс – принадлежащий, часть\nry – ри – усыновленный\n\nes’tyer – эс’тиер, er’tyer – эр’тиер – звания младшего офицерского состава образованы префиксами es’ и er’ от символа Teyar.\n\nзвания старшего офицерского состава образованы префиксами al’ и er’ от гражданских вариаций символа NijRr\n\nal’nere – эль’нере, er’nere – эр’нере – образовано от njera – уважаемый. Звания аналогичны здешним «капитан», «майор»\nal’njero – эль’ньеро, er’njero – эр’ньеро – образовано от nierra – достойный. Аналогичны здешним "подполковник", "полковник".\n\nзвания высшего командного состава образованы префиксами As’, al’, er’ от символа Ertha\n\nAs’ertai – ас’эртай\nal’ertai – аль’эртай\ner’ertai – ар’эртай\nertai - эртай\n\nЗнаки отличия наносятся на форму в виде "линейки", либо двух "линеек", в зависимости от звания. Располагается справа от застежки на две ладони ниже плечевого шва (обычно над нагрудным карманом, если такой есть) и на рукаве, на две ладони выше локня. На первой чередованием цветов отмечается род войск и подразделение, на второй - звание. На парадной форме нарукавные полосы отсутствуют, нагрудных полосы две на одном уровне по обе стороны от застежки, на самих нашивках те поля, которые должны быть светлыми выполняются шитьем посеребреной нитью.\n\nНашивки у эс'ри - состоят из одной полосатой линейки.\nу эс'тиер - под полосатой линейкой помещается пустое (цвета рода войск) поле, которое на нашивках у старших офицеров будет заполнено золотым или серебряным шитьем.\nу эр'тиер - пустое поле в два раза шире.\n\nу эль'нере - пустое поле занято золотым шитьем наполовину\nу эр'нере - пустое поле занято "золотом" полностью\n\nу эль'ньеро - полос золотого шитья две, каждая поширине равна полосе золота на нашивках эль'нере и они располагаются сверху и снизу относительно цветной "линейки".\nу эр'ньеро - золотых полосы две, каждая вдвое шире чем у младшего звания\n\nнашивки высшего командного состава\nас'эртай - серебряными нитями выполнены границы между цветными полями на полосатой линейке\nаль'эртай - под окантованной серебряным полосатой линейкой - одна полоса серебряного шитья, равная золотой полосе на нашивках эр'ньеро\nар'эртай - две серебряных полосы над цветной линейкой и под ней\nнаивысшее - эртай - полоса серебряного шитья. Одна. Широкая.\n\nНашивки курсантские и преподавательские\nУ преподавателей армейских учебных заведений, как постоянных, так и временно командированных - ниже всех линеек - две тонкие белые пунктирные полосы.\n\nКурсантские нашивки меняются за время учебы несколько раз.\nДо первой аттестации, после которой следует распределение по специализациям, нашивки у всех одинаковые, серые в черноту. В процессе аттестаций последовательно к темно-серому добавляются цвета, обозначающие род войск и основную специализацию потока обучения.
ну в общем - тоже текст. В жанре "военные хроники в ритме Канона"\nо принципиальной разнице менталитетов. Периода так порядка начала войны с Союзом.\n\nа я, уважаемые, так и не поняла, что это было\nда, я изучила столь любезно предоставленные мне материалы, но...\nНо я готова поставить подпись под всеми вашими отчетами и заверить личной печатью\nединственный возможный ответ - я не знаю с чем мы столкнулись.\nС чем мы воюем уже около стандартного года.\nИ я не представляю, как из двух коротких записей составлять экспертное мнение\nтакое, чтобы оно устроило ваше командование\n\nглаза присутствующих и номера агрегатов заботливо затенены\nчто придает происходящему сходство с безумным спектаклем\n...он стоит.\nПереступает с ноги на ногу, зябко поджимает пальцы\nпо ту сторону стекла ровно шумит аппаратура, негромко переговариваются операторы\nгде-то дальше, за парой стен и бронированных дверей ждет своего часа\nгруда странных предметов, принадлежащих ему, тому, что стоит за стеклом\nв камере\n(и, черт возьми, кто-нибудь мне объяснит, как он ухитряется наблюдать за нами\nс отстраненным спокойствием исследователя-натуралиста?)\n\nчто будет дальше - я уже выучила. Посекундно.\nвот сейчас - в помещение войдет офицер, бросит кому-то папку, кивнет в сторону выхода\nпроцедит сквозь зубы: "...безоружен, как же" и подойдет к стеклу.\nбронированному\nвплотную\nостановится в полушаге, заговорит\nсегодня считаю: на всю запись приходится ровно четыре десятка слов\nвсе они мигренью впечатываются в висок.\n\nя не знаю, отчего столь отчетлив голос того, что напротив.\nхриплый, чуть искаженный динамиками,\nполный какого-то... усталого снисхождения\nон роняет фразу и вместе с тем - роняет что-то с пустой ладони\n(и в первый раз я почти ждала, что услышу, как падает тугое круглое яблоко...\nкатится по полу...)\n- Выйду отсюда я или нет - пребывает в воле Многоликого.\nизображение дергается и останавливается.\nблик от лампы дневного света застыл на серебристых пластинах\nна запястьях, под ключицами, посередине лба...\nОн стоит. Подпирает стену. Смотрит вперед и вниз.\n\nВторая запись намного короче первой.\nПриземистое трехэтажное здание в клубах пыли проваливается внутрь самого себя\nДумаю, я не так уж и ошибусь предполагая, что снято\nпо приказу кого-то из пассажиров транспорта.\nТого, что так и не сел на вспучившееся покрытие взлетной площадки.\nНо развернулся и улетел обратно.\n\n...Да, уважаемые, я напугана. И это вот заключение тоже готова заверить личной печатью.\nИ, но это - неофициально, я рада полученному разрешению на табельное оружие\nкогда они доберутся сюда, я, может быть даже успею выстрелить...
а еще - я вспомнил... \nэто пишется примерно так \n\n\n++Taer'rh'wheinnan++\n\n\nто, что в переводах основной язык СЦ звучало как Дайрен. И во время было синонимом непостижимого и парадоксального врага. Дайрен - империя...\n\nВ произношении нижнего фаэ это звучит как - ++Тейрвенон++
чтобы не забыть самому - как мне кажется, в той, откровенно говоря, некрасивой истории... Да, касательно мягко говоря, непростой, молодости нашего нынешнего Регента, если я не ошибаюсь, то именно та женщина, как ее... лейтенант Эвра Латено была его первой [[taer-na]]\n\nЭто уже входит в традицию - с претендентом на место Регента в ранней молодости случается все, что может привести его к состоянию [[halltaer ej'hjarrie]] - Клинка Императора.
- А ты вообще кто? \nБеловолосый в зеркале усмехнулся.\n- Можешь считать, что я - брат твоему отцу. \n- Но у него же...\n- А он эту ветвь семейства не признает. Да кстати, кажется, ты на него чем-то обижен?\n\nчерез пару дней подросток, которого позже отец проклянет именем Хемиа - "Щенок", снова увидел давешнего беловолосого.\n\n- Хочешь учинить шутку? Тогда в день лунного безумия напиши на зеркале одну фразу.\n- На каком?\n- Да на любом. Чем хочешь, тем и пиши.\nТот, кто представился именем Тооро Ллэйто исчез из темноты отражения. Вместо этого на стекле изнутри проступило и исчезло\n++Valldae n'~GearTh++\n\nПосле празднования середины лета, с началом времени снов, Илайетт покинул пределы своей империи, чтобы никогда больше не вернуться.\n\n>++[[the_phosphor|http://the-phosphor.livejournal.com/]]:++\n>[img[the_phosphor|tai_llait/ava_phosphor.jpeg]]\n> И... что вышло?\n>>++[[tai_llaitt|http://tai-llaitt.livejournal.com/]]:++\n>>[img[Tai'llaitt|tai_llait/avatar.jpg]]\n>> общепринято фраза Valldae n'~GearTh переводится как "порочный круг", "бесцельная спираль замкнутая сама на себя". Но у нее есть и еще один перевод, дословно это будет как "Твоя вечность обернется Бездной".\n>> По сути, начертанная на поверхности зеркала, эта фраза стала заклинанием, которое не только заставила Илайетта (который несмотря на все свои заезды для империи был божеством скорее созидающим) принять своего антагониста-разрушителя как часть себя, но и ускорила процесс, о котором он и так знал, но надеялся успеть завершить дела. Дело в том, что, как ты помнишь, император был заклят собственным именем на то, чтобы обеспечить защиту и развитие миру, в котором родился. И к тому моменту Тейрвенон был уже вполне самодостаточным конгломератом множества миров, не зависящим от непосредственно личности Илайетта как таковой.\n>> \n>> по сути, функция Илайетта в мире была выполнена полностью, но он надеялся успеть найти Триаду, который вместе со своим taer-na считался пропавшим без вести уже не один десяток Звездных лет, поскольку именно Триаду считал наиболее подходящим в качестве наследника, обладающего достаточным потенциалом, чтобы поддерживать транспортную и информационную сеть, а так же - внешнюю защиту. По сути - того, кто сможет стать "богом" файдайр. Благодаря тому, что сделал Хемиа, Илайетту пришлось уйти слишком рано. Он успел только передать дела и управление большей частью транспортной и инфосети Регенту, которым тогда был Соркейн, и сообщить ему, кто является наследником. Потому что когда закончились "ничьи дни" периода u'l'jorrah - Илайетт фактически умер для остальных. Его вечность действительно обернулась бездной, потому что из них двоих его антагонист-Дестроер был сильнее, поэтому Илайетт-император стал частью личности Тооро Ллэйто, а не наоборот.\n>++[[the_phosphor|http://the-phosphor.livejournal.com/]]:++\n>[img[the_phosphor|tai_llait/ava_phosphor.jpeg]]\n>Так... а где упоминается или кто такой "Тооро Ллэйто"?\n>>++[[tai_llaitt|http://tai-llaitt.livejournal.com/]]:++\n>>[img[Tai'llaitt|tai_llait/avatar.jpg]]\n>>Бездна. Персонификация энтропии и разрушения. Тот инвариант Илайетта, который получился, когда обряд, который должен был сделать его Богом - прошел. В одной реальности, которая породила Тейрвенон - он стал Богом, при этом во время обряда увидев второй вариант действительности и весь его веер вероятностей. А в другой - наоборот. Поэтому - антагонист.
Космофлот у Тейрвенон есть. Основу его составляют создания, именуемые кораблями. Точнее - это связка из тела-корабля и разума навигатора. Чаще всего навигаторами становились либо попавшие под горячую руку императору призраки-Бесплотные, либо добровольцы.\nИтак. Крейсер. Ирда а'Лайетт. Единственная ллаитт-навигатор, ставшая навигатором результате несчастного случая и предприимчивости своего ну очень уж жизнелюбивого taer-na, который выгреб llao из-под обломков истребителя и успел донести туда, где как раз вышел из кокона новорожденный корабль.\n\n\nа теперь, собственно анекдот, ну почти, почти\n\n\nИрда, на балу Arn'ammar, раскланивается, сетуя на то, что ей срочно надо покинуть столицу. В ответ на расспросы отвечает:\n- При всем уважении к моему отцу скажу только, что он, несмотря на обширнейшие и разнообразные познания, человек глубоко средневековый. Поэтому непосредственно в столице - космоса нет. Отец до сих пор в него... не верит.\n\n\nСкажу только, что в столице космоса действительно нет, к величайшему неудовольствию Ирды... Которая физически - больше напоминает парящего в пространстве огромного белого ската с золотыми разводами на спине, поэтому тот образ, который присутствовал на балу скорее можно сравнить с голограммой.\n\n\nи еще - времени начала войны с Союзом примерно\n\n\nкапитан, тот самый taer-na - кораблю.\n- Ирда, fa mei, у меня есть две новости, плохая и очень плохая. Первая, ты, знаешь, ли выросла. Ты крейсер, милочка.\n- Это ведь была очень плохая, правда? \n- Нет. Очень плохая это то, что с нами летит адмирал. Триада. И стыковку его челнока ты уже разрешила.\n\n\nО, как же Ирде было себя жалко. \nПотому что Триада, помимо прочего, известен прямо таки параноидальной подозрительностью по отношению к биокораблям, составляющим основу флота.\n\n> [img[sirinoeles|tai_llait/ava_sirinoeles.jpeg]] \n> ++[[sirinoeles|http://sirinoeles.livejournal.com/]]:++\n> А за что он их так?\n>> ++[[tai_llaitt|http://tai-llaitt.livejournal.com/]]:++\n>> [img[Tai'llaitt|tai_llait/avatar.jpg]]\n>> Это паранойя, она необъяснима! К тому же, призраки, они же такие твари, вечно что-то задумают. Ну скажите, какое нормальное существо добровольно согласится умереть, чтобы потом получить вместо тела - такую огромную штуку, как корабль? Да и, дело еще в том, что милорд Регент Триада ни за что не признался бы, что в таком многорасовом обществе - является закоренелым ксенофобом. Но с другой стороны паранойю можно считать профессиональной деформацией ), потом что двор - это такая банька с пауками...
//Вечный Город, Сердце миров... Золотая паутинка, сверкающая головоломка. Такая совершенная, такая... Завершенная?\n\nВам кажется, что вы - хозяева мироздания? Вы ошибаетесь. Здесь все возможно ровно настолько, насколько это интересно и нравится Ему. Весь ваш мир - только игрушка в Его руках. \n\nИ молитесь всем безднам и небесам, чтобы Он - не заметил вашего совершенства. Потому что тогда - Он оставит вас, так же, как оставлял многих и многих, ибо Ему чуждо все завершенное.//\n\n\n- Что происходит, господа?\n- Смута, милорд Соркейн. На городской площади казнят сумасшедшего, возомнившего себя пророком.\n- Которого за год?\n- Десятого. За последние два месяца.\n\n\nКогда Илайетт покинул пределы Тейрвенон, империя познала междоусобную свару. Ллаитт и Великие дома с воодушевлением подростков втянулись в борьбу за власть, поскольку настоящего имени наследника не знал никто кроме Регента, то многие сочли себя - достойными занять пустующий трон и принять императорский венец.\n\n> ++[[the_phosphor|http://the-phosphor.livejournal.com/]]:++\n> [img[the_phosphor|tai_llait/ava_phosphor.jpeg]]\n> А куда делся Регент?\n>> ++[[tai_llaitt|http://tai-llaitt.livejournal.com/]]:++\n>> [img[Tai'llaitt|tai_llait/avatar.jpg]]\n>> Триада был Регентом, пока не провалился в миры влияния Тооро Ллэйто, антагониста императора. После него Регентом был Соркейн. Который им и оставался, долгое время.
В некоротом роде напоминает то, что [[увидел в зеркале Хемиа|17 Март 2008 - #1]]\n\nJason Engle "Hall of souls"\n\n[img[Hall of souls|tai_llait/HallOfSouls.jpg]]\n\n----\n> ++[[the_phosphor|http://the-phosphor.livejournal.com/]]:++\n> [img[the_phosphor|tai_llait/ava_phosphor.jpeg]]\n> Так... Это тот самый ненаглядный Тооро Ллэйто?\n> Симпатичненький :)\n>> ++[[tai_llaitt|http://tai-llaitt.livejournal.com/]]:++\n>> [img[Tai'llaitt|tai_llait/avatar.jpg]]\n>> Ну по крайней мере нечто очень схожее тому, что показалось из зеркала.\n>> А так, ага, хорош зараза, притягателен. Ну и - Тооро Ллэйто - это скорее титул. В приближенном переводе получится что-то вроде Господин (в значении - владетель) Ллэйто. Если учесть, что господином Ллэйто в суевериях файдайр именуется еще то создание, к которому попадают сущности не нашедшие дорогу к новому рождению...\n>> Ну так если прислушаться к суевериям некоторых фай, так Тооро Ллэйто - это вообще Лорд Мертвых. Тех, кому в следующем рождении отказано.\n>> Вообще-то, опять же если верить основной легенде, то по туманной дороге к следующей жизни фай ведет за руку Нерожденная госпожа, но совершившие некоторые деяния (точно - к этим некоторым деяниям относится детоубийство, суицид, вообще действия связанные с массовым отнятием жизни исключительно по собственной прихоти) - просто не находят начала этой тропы, зато отправляются прямиком к загребущие ручки господина Ллэйто.
Леди осенних яблок, Нерожденная королева - в доме просторном живет и светлом, но дом тот далек. \nТеплит свечу в окне, хотя и знает наверняка - сюда никто не придет.\nЛета последним днем ходит неспешно по саду, листов золотых и алых ворохи собирая.\nДеревья, что уронили их, помнит по именам: все, и из всех миров.\nУтром ли, вечером хмурым, полуднем ясным сплетает пряди туманов серых, солнца тепло и звезд звонкие блики.\nНитью той шьет зверям мягкие пышные шубы, пестрые оперенья - звонкоголосым птицам.\nВсем, в сад ее приходящим - в подарок.\n\n\n...к людям лишь - ходит сама, провожать в дорогу\nне знают пути к ее саду, не спрашивают четвероногих, пернатых - не спросят тоже.\nА Леди осенних яблок сама пути - не подскажет.\nне должно
Люди говорят, что последняя работа лорда Эс-Галиада находится не в столице. Говорят также, что она явилась бессильной посмертной местью Императору, но сам Илайетт так не считал никогда. Хотя и был зол на художника, правда, несколько по иному поводу. Тот ухитрился умереть без императорского на то дозволения, да еще и после смерти уйти слишком далеко, чтобы можно было думать о возвращении.\n\n{{{* * *}}}\n\nМилосердный-в-исцелении ликом был светел и печален. Илайетт вглядывался в знакомое до скрежета зубовного лицо, и не находил себе места от возмущения смешанного с восхищением. Так же оглядывал он и собственный силуэт в обагренных закатом одеждах и тень задумчивой улыбки; а в глубине души хотел достать Эс'Галиада из череды рождений и придушить собственноручно, ибо последнее творение художника было столь хорошо, что казалось издевательством. Мраморный Милосердный с любовью и горечью смотрел на себя-живого, словно призывая того к ответу. Императором в тот момент завладело мальчишеское желание вернуть статуе взгляд столь же пристальный, пусть даже для этого необходимо взлететь на пол человеческих роста вверх. Заклинание левитации не доступно смертным, но не их Богу.\n\nИгра света или ирония автора делали руки и одежду Илайетта-мраморного обагренными кровью. На лице застыла смесь недоумения, раздражения и брезгливости. "Надо же, забрызгало..." - таки говорила вся поза. \n\n"Твое счастье, Лис, что ты слишком давно умер" - восхищенно-ненавидяще прошипел Илайетт-настоящий и покинул храм.\n\n\n//из семейных преданий дома Эс'Галиад.//\n\n\n//комментарий Нариола Эс'Сиан-Тарр\nда, а храм до сих пор один из самых посещаемых, хоть и не большой и добраться до него только пешком можно...//
- Ваше имя и статус в пределах вашего государства.\n- Соркейн а'Лайетт. Представитель правящего дома на территории планеты А*** сектора Р**.\n- Вы состоите в родстве и императором?\n- Да, я его сын.\n- Наследник?\n- Нет. У него нет наследников. И не будет.\n- Почему?\n- Он бессмертен.
…- Сказки… \n- Сказки?!\n- Да. А что тебя так удивляет?.. Хочешь, расскажу сказку? Кажется, именно это полагается делать добропорядочным родителям?.. \n- Ты?! Сказку? Хм. Ну, хочу.\n- Жил-был… ну, скажем… да, жил-был милый добрый мальчик. И звали его Соркейн. Жил себе и жил… пока не умер. Погиб в авиакатастрофе, разбившись на флаере над безымянными джунглями не менее безымянной планетки десятилетие тому назад. \n- Интересная… сказка.\n- О да. Более чем. Я всегда считал, что из меня получился бы неплохой сказитель. Ха. Что самое странное – ведь в этой… истории… нет ни слова лжи. Не так ли, Соркейн? Что молчишь? Ведь ты же знаешь, я прав.\n- Ты редко ошибаешься…\n- Я вообще не ошибаюсь. В том-то вся и беда.\n\n\n//из одного разговора отца с сыном//
lej mye Rh'hien-na - это моя земля. В центральных секторах детей учат говорить эту фразу после собственного имени. Думается ллаитт учат ее прежде имени. По вложенному мозаикой на пороге знаку Риан отличают дома тех, кто приехал из срединных миров. "Куда бы ты ни шел, ты несешь в сердце взгляд своего бога и землю своего дома" - говорят те, кто уходит в Вольный поиск. Они редко возвращаются.\n\nОкраинные сектора часто называют "буферной зоной". Формально уже Тейрен*, конечно. Но тейрского там только нижний фаэ как обязательный разговорный язык и биометрические браслеты, сильно упрощенный вариант полноценных имплантантов остальных. И формально население буферной зоны тоже считается файдайр. Народом Государя. А вот на деле... На деле многое зависит от того, кого из ллаитт распределят в сектор, от того, зачем этот сектор был присоединен к Тейрен.\n\nИ если в срединных секторах существует негласное табу на белую ткань в одежде (нет, под прямым запретом он только в Исс-Тарре) - то в на окраинах белый становится символом приближенности к верху. Высокопоставленные чиновники военные и гражданские, белые манжеты парадной формы, крашеные в снежно-белый любители подражать властвующим. И традиции строя имен - перекраиваемых на манер Великих или даже Древних домов.\n\n---\n* - название государства на нижнем фаэ. На среднем - Тейрвенон, на верхнем - Taer'rh'Wheinnan
lej mye Rh'hien-na - это моя земля. В центральных секторах детей учат говорить эту фразу после собственного имени. Думается ллаитт учат ее прежде имени. По вложенному мозаикой на пороге знаку Риан отличают дома тех, кто приехал из срединных миров. "Куда бы ты ни шел, ты несешь в сердце взгляд своего бога и землю своего дома" - говорят те, кто уходит в Вольный поиск. Они редко возвращаются.\n\nОкраинные сектора часто называют "буферной зоной". Формально уже Тейрен*, конечно. Но тейрского там только нижний фаэ как обязательный разговорный язык и биометрические браслеты, сильно упрощенный вариант полноценных имплантантов остальных. И формально население буферной зоны тоже считается файдайр. Народом Государя. А вот на деле... На деле многое зависит от того, кого из ллаитт распределят в сектор, от того, зачем этот сектор был присоединен к Тейрен.\n\nИ если в срединных секторах существует негласное табу на белую ткань в одежде (нет, под прямым запретом он только в Исс-Тарре) - то в на окраинах белый становится символом приближенности к верху. Высокопоставленные чиновники военные и гражданские, белые манжеты парадной формы, крашеные в снежно-белый любители подражать властвующим. И традиции строя имен - перекраиваемых на манер Великих или даже Древних домов.\n\n---\n* - название государства на нижнем фаэ. На среднем - Тейрвенон, на верхнем - Taer'rh'Wheinnan
//Утренний Канон, как и Вечерний - единственное, что сохранилось практически неизменным со времен Древней Империи. Хотя я, возможно, не прав. Ллеваин а'Лайетт знает лучше, но ему - положено, пророк, предстоятель, как никак. \n~~(и шепотом *только самому Лейну не говорите - смеяться долго будет, скажет - в отпуске*)~~ //\n\n\nШесть вопросов можешь ты задать - и получить ответ\nШесть желаний загадать - чтоб им исполниться\nПросить шесть раз можешь - не будет тебе отказано\n\n\nПринеси горсть земли в ладонях своих, но не тронь яблонь, что растут у дороги. Обеднеет мир без танца белого шелка лепестков по весне.\n\n\nДай напиться из ручья, чей путь - мимо порога твоего, но не тревожь камней на берегу. Нет дерева, если и корней нет, а камни - корни земли.\n\n\nОткрой имя свое, не дереву и не камню, но бегущей воде. Одна она суть то зеркало, которому - отразить быстротечный покой сна твоего\n\n\n~~я дальше не помню... пока не помню... Лейн говорит, что когда-то это вообще была любовная переписка... Его Божественности с первой из жриц Милосердного. Может быть он и прав...~~
Вот очень и очень точное, по эмоциям если судить, описание того, чем бывает taer-na. Причем с точки зрения самого taer-na. Вот оно действительно очень похоже на это. С одной стороны - невозможность быть где-то еще, а не рядом. А с другой - желание убить, потому что став "тенью" перестаешь быть собой. Больше, чем любовь, глубже, чем ненависть; ментальная пуповина, разорвать которую уже невозможно. Этот выбор никогда не бывает добровольным для "тени": осознание, в один прекрасный момент, что себе самому уже не принадлежишь, что неблагие боги услышали твое желание - быть рядом, и поступили так, как всегда. Будь. Тенью. Стой за плечом, поддержи, когда поймешь, что нужно. И знание, что llao, он или она - все равно проживет гораздо дольше, чем ты. \n\nпод катом текст, но лучше найти и [[прослушать|http://skylark.moy.su/llaitt/to_be_taer_na.mp3]] (7578 Kb).\n\n//Fleur "Кто-то" \nальбом "Сияние"//\n\n\nБлизка неизбежность \nТак мало любви, так много слов \nСовершенная нежность \nПревращается в совершенное зло \nОтвергая законы природы \nСтоит у перил моста Безумно глядя на воду \nСовершенная красота \n\n\nКто-то мчался, падая с ног, плыл против течения, ехал на красный \nПросто чтобы сказать, что всё будет хорошо, что всё не напрасно \nНо ошибся дорогой, и не рассчитал траекторий полёта \nИ мне снова приходится быть для тебя этим "кто-то" \n\n\nЛюбить - это так глупо \nВсё получилось не так, как хочется \nЛезут холодные \nСкользкие щупальца в мир одиночества \nКалечат и ранят, и сердце сжимают вежливой ложью \nНо мы же не станем холодными, скользкими тоже \n\n\nКто-то мчался, падая с ног, плыл против течения, ехал на красный \nПросто чтобы сказать, что всё будет хорошо, что всё не напрасно \nНо ошибся дорогой, и не рассчитал траекторий полёта \nИ мне снова приходится быть для тебя этим "кто-то" \n\n\nТак хочется остановиться \nСказать своим светлым порывам - хватит \nЛегко заблудиться \nВ мире хитрых стратегий и тактик \nДуша трепещет и плачет \nОт того, что творится в уме \nНо я твержу, что всё будет иначе \nАх, кто бы твердил это мне! \n\n\nКто-то мчался, падая с ног, плыл против течения, ехал на красный \nПросто чтобы сказать, что всё будет хорошо, что всё не напрасно \nНо ошибся дорогой, и не рассчитал траекторий полёта \nИ мне снова приходится быть для тебя этим "кто-то" \n\n\nКто-то мчался, падая с ног, плыл по течению, ехал на красный \nПросто чтобы сказать, что всё будет хорошо, что всё не напрасно \nНо ошибся дорогой, не рассчитал траекторий полёта \nИ мне так понравилось быть для тебя этим "кто-то"
++Имперцы и император. Немного юмора++\n\n//Окраинники. Те, с кем взаимоотношения у империи на этапе "торгового соглашения"//\nИмператор? Вспомнить бы, какой династии. А, что, династия не менялась? Тогда вспомнить бы, какой даты рождения и когда началось правление, и кто его предшественник.\n\n\n//Обитатели срединно-окраинных секторов. Некоторое время назад стали получать имперское гражданство, импалнтант позволяет свободно передвигаться по территории империи вплоть до Калет-Лиарр.//\nВо славу Единого! \n~~ехидный комментарий - ага, или Тени, или Милосердного... или - Многоликого, но это уже совсем странные люди~~\n\n\n//Обитатели срединных секторов//\nДа живет долго Император! \n~~шепотом~~ И пусть его поменьше тянет в странствия, а то хлопот - не оберешься.\n\n\n//Обитатели центральных миров. Калет-Лиарр.//\nИмператор? А Илайетта нет сейчас в столице. Кто? Триады в столице тоже нет.\n\n\n//Обитатели ~Исс-Тарры//\nКто?! Илайетт?! Да, видели вчера. Где? Сложный вопрос, это уже к Триаде, он лучше знает. \nМноголикий... Ну, господа, образ - это одно, статуи в храмах - это другое, сам он - так и вовсе третье. Все же лучше не путать тени с тенями, на здоровье нехорошо сказывается.
- И запомни, парень, - раскрашеный внезапно посерьезнел, - Триада может хоть тысячу раз сказать "люблю", но любовь там и рядом не валялась. Рихаль, раз уж ты попал сюда, оставь романтические бредни. Его действительно трое, он действительно псих и, - ллаитт нарочито внимательно прислушался к шагам, - это действительно невероятно расчетливый сукин сын.\n\n- Да, да, сейчас ты разведешь руками и скажешь, что тебе до него далеко, не так ли, Найр? - вошедший одарил юношу сочувственным взглядом. В исполнении аналитика, правда, скорее издевательским.\n\n- А, их ледяное сиятельство почтило недостойного старшего брата своим присутствием. Тьфу, Соркейн, вечно ты все испортишь.\nРаскрашеный шутливо раскланялся и вышел, оставив Рихаля в недоумении.
Он слышал, что подобное возможно. Он еще дышал, еще чувствовал но было это как-то опосредовано и словно от третьего лица. \n\nСтены ангара выдержали, он благословил тех неизвестных, кто проектировал станцию. Шанс. Один, ничтожно малый, но ведь а'Дорану в свое время удалось. Хотя даже невероятная живучесть ллаитт недорого стоит внутри взрывающегося флаера. Он вытащил из-под обломков завернутое в стазис-кокон тело (единственное, что успела сделать его бешеная llao) и, зная что это обойдется ему в половину имплантанта, скомандовал в воздух: "К верфи Третьего уровня"\n\nЭто уже потом Ирда будет носиться по кают-компании стараясь обрушить на голову taer-na все мало-мальски тяжелые предметы, громогласно обвиняя в заговоре весь персонал станции и его самого. А пока он смотрит на дремлющий в доке корабль и привычно обращается в никуда: "Спи, любимая, спи, во сне привыкать к крыльям проще."\n----\n> ++[[the_phosphor|http://the-phosphor.livejournal.com/]]:++\n> [img[the_phosphor|tai_llait/ava_phosphor.jpeg]]\n> А почему? При чем здесь имплантант?\n>> ++[[tai_llaitt|http://tai-llaitt.livejournal.com/]]:++\n>> [img[Tai'llaitt|tai_llait/avatar.jpg]]\n>> Практически другой конец станции, треться верфь, где выходят из коконов корабли, новорожденные. Он бы просто не успел доставить туда свою [[ллао]]. А так - координаты конечной точки выхода известны, единственной возможностью было организовать прямой переход, что он и сделал. Другой вопрос, что переход задействовал слишком большие мощности, что и выжгло половину камней имплантанта. Выжгло - в смысле совсем, до распада кремнийорганических кристаллов.
//Мне так и не удалость понять, почему агрессивный монотеистический культ, которым изначально был культ Единого внезапно (на протяжении одного поколения) стал практически полной своей противоположностью, сделав основной акцент на созерцательности и в некотором роде идее недеяния.\nНесомненно, на это повлияло то нечно, с чем столкнулся Илайетт в странствиях. Это пришлось на период завершения Экспансии, как пути развития Империи. Тогда же, как утверждает лорд-Регент к четырем мирам Kalet-Liarr добавился пятый. Тот, куда мало кто может попасть, если ставит это целью. \nДоподлинно известно, что основной миф культа Единого был взят у людей же. Сам Илайетт добавил в него самую малость - себя. Его на тот момент небольших познаний в искусстве создания иллюзий, а так же чисто интуитивного умения выбрать наиболее подходящий момент для тех или иных действий оказалось более чем достаточно, чтобы разыграть великолепнейшее представление. А дальше - в него поверили. И это, на мой взгляд, оказалось самым страшным как для дальнейшей судьбы Империи, так и для самого Таэриона Илайетта.//\n\n\nполковник Каари а'Дарр\n"История религии"\n\n\n~~++комментарий Ule++\nИсходный миф, кстати, был солярным. Но кто об этом помнит?!~~\n\n\n~~++комментарий Эрайнти а'Лайетт++\nскорее всего именно поэтому если Тень - носит имя - Taery или даже Taery-lor, то Милосердный, именно как божество, имени не носит. Естественно не носит, зачем лишний раз поминать отца по имени, он ведь и услышать может.~~
//…на протяжении веков княжеский род,\nда, впрочем, и все население Дарны, \nверил, что когда явится в мир Посланец Небес, \nпридут новые времена… Он воссядет на трон,\nи великая благодать снизойдет на землю…//\n\n\nиз «Рассуждений о религии»\nавтор неизвестен\n\n\nЮноша, которого невежда и только с похмелья мог бы назвать человеком, ступил на мощеные рыжим и коричневым кирпичом улицы города. Триста лет он ждал этого дня. Триста лет творил религию, триста лет… Ибо предшествующие годы страха отобрали у него разум. И все это время он учился Ненависти… Так же упорно, как под чуткими взглядами Старших учился Любви… \nСтаршие говорили, что он должен хранить Молодых, зовущих себя людьми. Что ж, теперь, когда иссушающее ожидание «ухода в рассвет» покинуло его, он будет хранить людей. ++Вечно++. Чтобы, глядя на него, они навеки запомнили, чье место заняли в этом мире.\n\n…в тот час, когда солнце окрасило камень стен розовым и золотым, тот, кого много позже назовут Белым Демоном, вошел в город…\n\n\n~~++комментарий магистра Отори Литани++\nага, а люди как обычно все поняли неправильно~~\n\n>++alavr_grey:++\n>он и стал Императором?\n>>++tai_llaitt++\n>>Да. И оставался им на протяжении нескольких десятков тысячелетий письменной истории империи Таирианнон.\n
В среднем и верхнем фаэ есть набор префиксов, отмечающих принадлежность носящего то или иное имя к Домам и семействам империи, а так же частично отмечающих социальный статус и степень родства. Так как степень родства влияет на возможность наследования не только имущества, но и каких-то специфических личных признаков (как физических, так и часто духовных), может учитываться например в отношениях кровного вассалитета (или родовых проклятий, к примеру), то это также не могло не найти отражения в строе имен.\n\nКейлин а'Хасс ри'Дарим – Keilin a’Hass ry’Dareem\nОлие а’Дарим лаи’Хасс – Oliey a’Dareem lai’Hass\nРихаэль а’Доран ри’Лайетт – Ryhaell a’Dhoran ry’Laijett\nСивирин роэ’Фарна – Siviryn roe’Farna\nЛайтьяр роэ’Милесс лаи’Дарр – Lajtyar roe’Miless lai’Darr\n\nчетыре основных префикса отмечают следующее:\n\n++а'++ - близкое кровное родство с центральной линией Малого или Большого (их еще называют Великими) дома\n++роэ' (roe)++ - принадлежность к дому без близкого родства с центральной линией то есть троюродный внучатый племянник вполне может быть роэ'\n++ри' (ry)++ - отмечает переход в другой дом или семейство в связи с браком, усыновлением, или приравнивающимся к усыновлению обрядом перехода, как это часто бывает с taer-na\n++лаи' (lai)++ - отмечает брак с представителем другого дома\n\nЖенщина представилась как Кейлин а’Хасс ри’Дарим – это значит, что она, Кейлин принадлежит к центральной линии Малого дома Хасс (может быть впрочем и племянницей кого-то, принадлежащего к центральной линии, это не имеет значения), после замужества перешедшая в семейство мужа, дом Дарим. \nЕе супруг, Олие а’Дарим лаи’Хасс, принадлежит к центральной линии дома Дарим, но взял в жены женщину из дома Хасс.\nЛайтьяр роэ’Милесс лаи’Дарр – Лайтьяр из дома Милесс состоит в браке с кем-то из дома Дарр. Их дети будут либо из дома Милесс, либо из дома Дарр, в зависимости от того, что решат родители, Совет дома Милесс и дома Дарр.\n\n++тай’ (t(h)ai)++ - относится к группе префиксов (a’, ry’, roe’), обозначающих принадлежность к тому или иному семейству (Дому).\nt(h)ai - (досл.) принадлежность по праву создания. В пределах Империи tai’ могут называться порождения дома Лайетт, правящего дома Империи. Так же могли бы называться и выходцы дома Лит, если бы Лит не пренебрегали общепринятыми правилами именования. От остальных этот префикс отличается тем, что он единственный символизирует невозможность покинуть семейство и перейти в другое.\n\nЭто правило распространенное в Калет-Лиарр, центрально-срединных и срединных мирах Таирианнон, имеет несколько исключений, таких как:\n* [[Гнезда Дарра]], к которым, кстати относится упомянутый дом Дарр. Там приняты как общие для всех правила, так и характерные исключительно для гнезд, когда префиксы вообще опускаются, а при переходе или браке остается только гнездо, в которое перешел(а) дарра.\n* [[Древние дома]] – ~Сиан-Тарр, Галиад, Хорн, ведущие свою историю от старых княжеских семейств Дарны и Имраны (государств, с которых начиналась империя Илайетта как таковая). \n* кланы альвов – принципиально сохраняют собственные правила равно как и собственный язык, помимо среднего фаэ, несмотря на то, что некоторые из них, в частности клан Целителей и клан Клинков официально имеют статус Малых домов империи.\n* дом Лит – принципиально сохраняет собственные правила в связи со спецификой ритуала перехода, во время которого будущий член дома Лит, вне зависимости от того, к какой из трех ветвей дома он будет принадлежать в дальнейшем, отказывается от прошлых связей и прошлого родства, начиная жизнь заново.\n* семейства, чьи представители из поколения в поколение связывают жизнь со службой Храмам. Не важно, Милосердного, Тени или Многоликого.\n\nВ срединно-окраинных секторах данные правила распространены существенно меньше, чем в срединных и являются скорее экзотикой, чем чем-то общепринятым. Окраинные же миры, несмотря даже на наличие наместника-ллаитт и получение гражданства их жителями очень долго остаются «наособицу» от остальных и служат, по сути, своеобразным буфером между Таирианнон и другими населенными мирами.\n\nhttp://tai-llaitt.livejournal.com/17296.html
Некоторый экскурс в историю дома Хорн. Это один из трех "древних" домов, начинавшихся еще с аристократии Дарны, государства, с которого начиналась империя, как таковая. В то время проявилась мутация, давшая начало имперским Изменчивым. Изначально - просто способность искажать черты облика и изменять в некоторых пределах фактуру кожи и костей. Эта мутация была замечена Илайеттом, после чего начались работы по ее закреплению и развитию. Так же, как чуть раньше начались работы по закреплению и развитию мутации, давшей начало расе Дарра.\n\nВ том виде, в котором Изменчивые существуют в данный момент, в базовой форме они представляют собой слабо мерцающее аморфное облако с гроздью переливчатых камней имплантанта в центре. Но в этой форме они бывают крайне редко и либо в пределах резиденции Матери, либо когда этого требуют внешние условия. Наиболее частая форма - гуманоидная. Внешне их отличает только чуть смазанные черты лица и чересчур текучая пластика, наводящая на мысль, что у этого существа нет костей. Так же они способны, полностью приняв чей-то облик, смоделировать и его образ мыслей, т.е. на некоторое время "стать" существом, чьим обликом воспользовались.\n\nХотя сами Изменчивые чаще всего говорят о себе в незначимом роде, но традиционно воспринимают себя либо как "она" либо как "он". Причем "женщины" обычно занимают более высокое место во внутренней иерархии дома. Так же следует отметить, что не все Хорн являются Изменчивыми, но таковыми являются все Эс'Хорн, как представители наиболее древней линии. \n\nТак же традиционно большинство Хорн составляет имперскую как внешнюю, так и внутреннюю разведку.
если верить начальной легенде, то самым удивительным из даров Тени был свет, а из даров Милосердного - смерть.\n----\n++[[pishusebe|http://pishusebe.livejournal.com/]]:++\n>слыхал я про такую легенду\n>многовато Милосердный на себя берет, сказали бы у нас, ну да это не важно\n\n++[[tai_llaitt|http://tai_llaitt.livejournal.com/]]:++\n<<<\nлегенда именно этого мира валялась где-то раньше в журнале по тегу "религия философии"\nА так - я вот тоже думаю, что многовато, хех. На этом кстати имхо Илайетт, объявивший себя Милосердным, (ну и Тенью за компанию) и погорел во время обряда, долженствовавшего перевести его на иной уровень существования. Как я понял, именно легенду о двух братьях, ставших Единым он состряпал из разных историй ходивших среди смертных, а потом так или иначе (я пока еще не раскапывал, как в подробности как именно) запустил гулять. Думаю, что обстановка была подходящая (темно, холодно, страшно, нифига не растет из того, что привычно, жрать нечего и вообще всеплохо - как вариант), раз история поимела успех.\n\nА дальше как я понял, обряд, который по идее должен был вывести его из-под власти собственного имени наоборот только крепче привязал его самого к его земле. И, похоже, раз так и произошло, в него таки действительно верили как в бога.\n<<<\n\n++[[wild_creator|http://wild_creator.livejournal.com/]]:++\n<<<\n"она ненавидит свет, но без света ее нет..." (с) Нау.\n<<<\n\n++[[tai_llaitt|http://tai_llaitt.livejournal.com/]]:++\n<<<\nЕсли бы ненавидит. [[вот там|10 Июль 2008]] - http://tai-llaitt.livejournal.com/20750.html - один из вариантов легенды.\nИнтересно, какие могли быть внешние условия, породившие прототип этой истории...\n<<<
donu s__o__milat\nс Солнцестоянием.\nтрадиционно считается, что на праздник солнцестояния следует дарить подарки. Близким, далеким, и вообще кому угодно, кому пришло в голову.\nПоэтому, читающим - в подарок от меня и от друга моего и соавтора ++[[argenlant|http://argenlant.livejournal.com/]]:++\n\nимя мне - тварь\nместо мне - бездна.\nты для меня - все,\nА я\nдля тебя - неизвестность.\nв темнейшей темноте\nдай мне знак,\nКак мне\nотблагодарить тебя,\nкогда-нибудь в будущем?\nответь\nтак,\nЧтобы можно было\nповерить в себя.\n\n//ветра нет слова\nпой\nкогда зеленым цветет вода\nводой цветут стены\nслепи из стен воздух\nиз воздуха спряди землю\nпой,\nне молчи\nкогда над землей\nдремлют времени\nпрозрачные бледные корни\nслова нет места//\n\n***\nБесконечно мудра,\nвоплощенье добра,\nгоспожа моя, Ночь,\nпостарайся помочь.\n\nты владеешь судьбой,\nпрезираешь покой,\nя всего лишь дитя\nдля тебя. Успокой.\n\nмое сердце в огне,\nа моих мыслей нет\nя не знаю себя,\nобращаюсь к тебе\nПодчиняюсь во всем,\nНо стою на своем.\nДай мне чувствовать жизнь\nи свободу постичь,\nРаз уж мы здесь вдвоем.\n\nМилосердна ко мне\nТы ответишь иль нет?\nПусть твой дар хуже смерти\nПриготовлюсь. Воскресну.\n\n//ты ли не из золота, не из серебра ++*++\nпляшешь ли ты в пламени пасынком костра?\nразгоняешь сумерки язычком свечи.\nмолчишь?\n\nплавишь на смолу – янтарь, сердце тайных строк\nможет бесполезный дар, может быть урок,\nтщится повторить ночной танец мотылька\nрука\n\nвсех садов моих узор спутан и тенист\nвыметнула яблоня темно-алый лист\nпрежде бога ведает, все, что суждено\nзерно//\n\n***\nЛюбовь твоя для меня -\nсмертельный яд.\nНежность моя к тебе -\nострая сталь.\nВсе, что мне нужно здесь,\nтвой внимательный взгляд.\nВсе, что могу дать тебе я,\nбесконечность, свет и печаль.\n\nТак дай мне пройти этой дорогой,\nмоя нерадивая Госпожа.\nДай мне почувствовать силу твою\nв пламени хрупкого льда.\nЯ постигаю твой умысел,\nкаждый жест ловлю, не дыша.\nЯ здесь всего лишь затем, чтобы\nна любой вопрос твой отвечать "Да!"\n\n//и серое\nнепременно цвета крошащихся ступеней\nот небывшего к небу\nкружатся, падают сухие листья\nгроздья рябины\nзасыпая, ложатся в ладони,\nдышат чужими снами\nс нами\n\nвереск\nв костяном черпачке мое королевство\nжелтой пыли и серой\nцепочкой письма трещин небесный свод\nвыгибает тело мостом\nот берега к горизонту\nполой костью подняться к свету\nк ветру//\n\n***\n\nГоспоже ночи\nчерным по белому\nмилосердие\nбелым по черноте ночи\nкрасной кровью на удачу\nчто бы мы делали\nесли наше прошлое\nтак непрочно\n\nНеудачу свою\nпрочь прогонять\nда удачу найти\nгде глубоко печаль\nбеспокойство даю\nчтоб пути понять\nи уйти вперед\nгде себя не жаль\n\n\n//соткать\nбудущее\nиз\nсамих себя\nнапоить сухую землю\nогнем горячей крови\nгорячей\nкровью огня//\n\nмай 2009, москва - челябинск\n\n* - первой строкой является дословная цитата-перевод названия одноименной песни Weren't you of silver, weren’t you of gold группы The Moon Lay Hidden Beneath a Cloud.
++T'a'hassё u'l'jorrah++ - дословно "безумие лунного полдня" (фаэ, центрально-срединный диалект).\n\n\nНичьи дни, сумеречные дни. Считается, что в это время лучше не появляться на улицах, как в темное время суток, так, тем более и в светлое. Приходятся на летнее солнецстояние и считаютстся принадлежащими враждебным людям силам. В эти дни стоит остерегаться теней и зеркал, неосторожно брошенных слов.\n\n\nДоброй приметой считалось умереть в это время, потому что те, кто уходят - минуют Туманную Дорогу на пути к новому рождению.\n\n\nДоброй приметой считалось родиться в это время. Те, кто родились в ничьи дни - это недавно ушедшие, но пожелавшие остаться. Считалось, что те, кто умер в это время - вскоре вернутся обратно. \n//(из многочисленных суеверий файдайр)//\n\n\nОдним из способов мести обитателей столицы было пригласить в гости как раз напериод t'a'hassё u'l'jorrah. Отказать - нельзя, шанс того, что человек просто сгинет на опустевших улицах столицы и городов Kalet-Liarr (Внутреннего Круга) - крайне велик. Коренные же обитатели Исс-Тарры и городов внутреннего круга старались на первый летний месяц, (на который, собственно, и приходится Лунное Безумие), куда-нибудь уехать. Во избежание, так сказать.
++syinn'raii ashe++ - праздник Равноденствия. Весеннего. Самый безмолвный из четырех основных. В противоположность Осеннему празднику - никогда не был отмечен шумными торжествами, традиционно проводится в кругу близких и обязательно - вдали от гороодов. \n\n\nПрошел вчера... Новолуние... отражение узкой полоски света в темной воде...
всем, читающим эти записи\ndonu Ammar - c Равноденствием. С рождением года нового, с началом времени теней\n\n> ++[[pishusebe|http://pishusebe.livejournal.com/]]:++\n\n:)\nмне вспомнился обрывок древнего стиха. в примерном пересказе, ясное дело. относящийся к давним временам, почти самым давним, что я помню. лес на берегу моря, холодная звенящая осень...\n\nот взглядов чужих нас ветер укроет\nот злобы людской защитит полуденный зной\nмы убежим от неудач, взявшись за руки и подняв\nих над гладью морской так, чтобы расступилось кружево вод\nв наступающей за днем ночью ты станешь моим\nтак же неумолимо, как за ночью приходит день
[img[Tai'llaitt|tai_llait/avatar.jpg]]<html><br></html>\nтрудно переводить с языка, которого здесь нет и вспоминать страницы книг, которые видел только во сне. Что ж, попытаюсь.
то, что есть на данный момент. То, что не подлежит сомнению и не претерпело изменений. \n\n++Onaljerin, Taeri-lor!++ - Во славу Тени!\n\n++I'tann Gearhhe++ - время бесконечно, но лишь для тех, кто осознает это\n\n++t'a'hassё u'l'jorrah++ - лунное безумие, приходится на время летнего солнцестояния в планетарный цикл, следующий после праздника Восхождения\n\n++valldae n'gearth++ - замкнутый (порочный) круг. Нескончаемое, но, в целом, бесцельное движение\n\n++aoedis la'aef++ - цикличность перерождения. Круг жизни.\n\n++-nierra(h)++ - обращение к старшему родичу-владыке\n\n++Lleitho++ - хозяин Сумерек. В суевериях фай - к нему в вечное подчинение попадают после смерти самоубийцы, те, кто совершил преступление против жизни и дети, не успевшие узнать взрослого имени.\n\n++daea irr'llajnn++ - мир зеркал, тот, что открывается в глубине прозрачного стекла, глади воды, отполированного металла
куда они уходят после заката жизни? Я совсем недавно задумался об этом - куда после стремительного угасания уходят фай? \n\nУзнал тут на днях, оказывается у них в лексиконе нет слова "смерть". То есть, на нижнем фаэ - есть, но и они сами на нижнем фаэ не говорят. так, технический и торговый язык, созданный для общения с теми, кто вне их мировосприятия. \n\nсредний фаэ насчитывает десятки, а верхний - даже сотни метафор, относящихся к этому этапу жизненного пути, но самого слова в языке нет. Фай не скажет "умер", фай скажет "ушел". "Умер" - слишком определенно, слишком... плоско, что ли. Они слишком свободолюбивы для собственного же блага. И даже в смерти остаются такими. "Ушел по Туманной Дороге", "отправился к Нерожденной в гости", "Потерялся в Сумерках"... И в каждой из фраз - уверенность в возможности возвращения. Фай не верят в это, фай это знают. То, что для нас только сказки, недостижимые и волшебные, для них - обыденность и реальность. Может быть именно в этом и кроется причина неприязни к ним? Мечте не должно ходить по земле, пить, смеяться, строить глазки парням и девицам. Иначе... иначе это перестает быть мечтой, оставаясь все так же недостижимо и маняще.
Да, вот кстати, напомнили об Игре. \nбыло... давно. Не здесь и не сейчас.\n\nОгромный зал, уходящий в темноту сводами. Многие там - не люди и людьми никогда не были, многие даже не озаботились сколько-нибудь зримым обликом. \n\nНа первый взгляд - пустое пространство в центре. Если только не приглядываться внимательно. \nТам - паутина тонких линий и граней. Фигуры. Внутри этого чуть мерцающего великолепия. Иные - узнаваемы вполне. Иные - просто символ. Лица, события, города. Надломленная поза, бессильные черные крылья; почти идеальный шар, дождь из черного пепла и черных перьев; вклинившийся на клочке ничейной территории островок перекрестков и порталов.\n\nГолос из темноты, холодный, лишенный любых, кроме запредельного холода, оттенков:\n- Господа, давайте на этот раз - играть честно.\n\nДвижение, другое, третье. Фигуры, ставки, события. Миры просыпаются и рушатся пеплом, в очередном "апокалипсисе" победила тьма, или свет, не важно. Действующие лица сменились и не раз, кто-то вышел из клубящихся сумраком проемов, кто-то - оказался в переплетенье мерцающих нитей. Где-то, в безнадежном "далеко" - проснулась женщина, зная, что она - чужая там, где прожила полжизни. Где-то началась война, а где-то пошел дождь.\n\nСнова тот же голос, обладатель которого все еще скрывается в тенях\n- Господа, я же предлагал - играть честно. Что-ж, в таком случае мне придется к вам присоединиться. Для сохранения равновесия. \n\nИ еще один голос, из толпы:\n- Данным мне правом - прекращаю партию. Продолжим позже, господа.
на верхнем фаэ Taer'rh'Wheinnah - звучит как Таирианно(н) - на среднем - Тейрвенан - на нижнем - Тайерн\nна верхнем фаэ Isse'T'Rhya - Исс-Тарра - на среднем - Истор - на нижнем - Эстер\nна окраинах кто-то пытался произносить Rh'Wheinn - Риэнно, или Риан, если на среднем - как "рай" или "райн", что вызывало у них там религиозные споры...
++liu-l-somilat++ - день Середины зимы. Он же - день зимнего солнцестояния. Середина зимы, дни смеющихся лиц, горячего вина с пряностями и подарков с секретом. Да, тех самых подарков, в ответ на которые - тоже принято дарить что-то столь же ценное, как и сам подарок. Это может быть предмет или заклинание, может быть - вечер проведенный вдвоем. Время веселья в череде белых дней, время танцев и семейных посиделок. \n\n\nВремя, когда можно передохнуть на дороге от ++erfatae++ - "срока теней" к ++kyiilash++ - "сроку демонов". Тех, что приходят на рассвете и на закате, тех, что живут внутри каждого из нас. Пока длится kyiilash, пока не начнет таять снег, пока не проснется река - я вспоминаю как умирал. Вместе с теми, с кем делил сознание в снах. Колода карт рассыпается, но у всех у них одна и та же масть, одно и то же изображение. Это очередная загадка, это лабиринт, из которого я еще не нашел выхода.
В свое время, попалось случайно, но чем-то зацепило.\nТам беловолосые и не только, но просто красиво, хоть и местами жутко.\n\n[img[титул|tai_llait/tn_winterfall__by_noah_kh.jpg][tai_llait/_winterfall__by_noah_kh.jpg]]\n\nостальная галерея - [[NOAH|http://noah-kh.deviantart.com/]]
Символы. Да, средний фаэ насчитывает несколько сотен символов. Одни приходят, другие уходят, первое, впрочем, чаще, много чаще. Но есть так же те, что практически не изменили своего начертания и значения со времен Древней Империи. Здесь это назвали бы рунами, но я предпочитаю воздерживаться от этого названия. Руны - нечто ушедшее, атрибут давно потерянной эпохи, потерявший свой смысл и изживший изначальную свою силу. И уже много позже наделенный силой заново. \nОднако некоторая доля смысла в подобном именовании все же есть - эти символы - то немногое, что осталось неизменным. \n\nсимвол ++illey++ - страж\nвнешне напоминает символ ++tann++ - защита\n\nВ написании, равно как и в значении, второй происходит от первого. Изначальное значение символа - "щит". \n\nБыло два написания, два значения так называемое "мужское" и "женское". \n++illey++ - как раз женский вариант. Помимо всего прочего было еще значение "драгоценный металл", позже - "//золото//". Кстати, иллейтами называли охранные амулеты, которые вмуровывали в городские и замковые стены при закладке. Позже - планетарные спутники и космические станции, предназначенные в сущности, для того же самого.\n\nНо был еще символ ++illaj++ - мужской вариант написания символа "//щит//". В этом случае значением было как раз именно "страж". С постфиксом "//-att//" же получалось - "//страж-покровитель-наблюдатель//". Предположительно позже - именно это сочетание породило самоназвание "//llaitt//" - "хранящие-правящие". \n\nПоскольку символ ++illaj++ - "страж" был так же связан с именем одного из могущественнейших в Империи, то широкого распространения он не имел. Со временем символ ++illey++ оставался неизменным, вобрав в себя и значение ++illaj++, тем самым перейдя в разряд тех, что относятся к "незначимому" роду.
Пожалуй, пусть будет здесь.\nНиже, два старых текста но я подумал - пусть.\nФрагмент из "Имени" уже был здесь. А второй, "Радуйтесь!" - кажется я выкладывал где-то еще.\n\n__Имя__\n\nТонкие пальцы судорожно сжали гриф.\n\n//Еще вчера все было так…\nНет, просто еще вчера все – было…//\n\nСлезы медленно стекали по лицу… Стекали и падали на полированный гриф лютни-линтари. «Почему?… За что?…» За истекший день он устал задавать себе эти вопросы. Слова давно просочились сквозь трещины в древних каменных плитах. Еще. Вчера. Все. Было. А потом…\n\n//Потом…//\n\nПод вечер родители позвали его. Странно как-то, Эри никогда не слышал такого раньше. Уже на пороге понял – День Пробуждения Имени. Он был слишком взволнован, чтобы отметить, что город удивительно тих для этого часа. И окна отчего-то темны. Но тогда он подумал, что это потому, что все уже собрались за городом – встречать его, Эри.\n\n//А сквозь каменную кладку пробилась трава…//\n\nОтец и мать привели юношу на Поляну Имен… Солнце быстро садилось, окрашивая лица и волосы родителей в печальные фиолетовые тона. Тут только Эри увидел – Поляна пуста.\nМеж тем отец начал обряд.\n- Перед Землей и Небом, - нараспев начал он…\n- Перед Лесом и Звездами, - подхватила песню мать…\n- Перед Миром и Ночью, - они обратили удивительно прозрачные взгляды к сыну, - я, Тэараннэ, и я, Риаили, открываем тебе имя, данное при рождении.\nЭри вытянулся в струну, каждой жилкой ожидая…\n…прохладным ветром пронеслось – Таэрион Илайетт…\n…вечерней росой осталось трепетать на губах…\n…дождем пролилось и замерло на белоснежной пряди…\n\n- Ты последний из нас…\n\n…и звезды ссыпались сухими листьями…\n…прахом остались у ног…\n\n- Пришло время нам – уходить… - голос отца похож на шелест дождя… А сквозь ладони просвечивают звезды… - Там, в лесах… Они называют себя – «люди».\n- Ты – последний, Эри. Твой долг – хранить их, таких хрупких… Их век так недолог… - мама, тоненькая, как ивовая ветвь… А лицо ее – почти прозрачное, косы расплела, серебро развевает ветер…\n\nКогда же небо вдали подернулось пеплом, они легли на траву, чтобы больше никогда не подняться. Безвольно уронив руки, Таэрион стоял рядом и смотрел, как их тела обращаются в пыль. Небо стало золотисто-розовым, и пришел рассветный ветер, равнодушно отнявший то единственное, что оставалось…\nТолько тогда юноша развернулся и побрел прочь. К спящему вечным сном городу.\n\n* * *\n\n//…на протяжении веков княжеский род,\nда, впрочем, и все население Дарны,\nверил, что когда явится в мир Посланец Небес,\nпридут новые времена… Он воссядет на трон,\nи великая благодать снизойдет на землю…//\nиз «Рассуждений о религии»\nавтор неизвестен\n\nЮноша, которого невежда и только с похмелья мог бы назвать человеком, ступил на мощеные рыжим и коричневым кирпичом улицы города. Триста лет он ждал этого дня. Триста лет творил религию, триста лет… Ибо предшествующие годы страха отобрали у него разум. И все это время он учился Ненависти… Так же упорно, как под чуткими взглядами Старших учился Любви…\nСтаршие говорили, что он должен хранить Молодых, зовущих себя людьми. Что ж, теперь, когда иссушающее ожидание «ухода в рассвет» покинуло его, он будет хранить людей. Вечно. Чтобы, глядя на него, они навеки запомнили, чье место заняли в этом мире.\n\n//…в тот час, когда солнце окрасило камень стен розовым и золотым, тот, кого много позже назовут Белым Демоном, вошел в город…//\n----\nПо времени - это уже дальше, это позже, это совсем - да, тот самый Обряд, который в одной вероятности подарил миру Бога, в другой - Стража.\n\n\n\n__Радуйтесь!__\n\n…и смеется палач на престоле…\n\n«Люди! Радуйтесь!» – трубили на площадях герольды, - «Завтра будет чудо! Скоро всем будет счастливо!»\n\nИ люди радуются. На всякий случай. И смеется палач на престоле, людьми же и прозванный Богом.\n\n…Пляшите на тайных камнях под землей, Поклонники Тени. Пляшите, пока палач смеется. Пока хохочет на троне, запрокинув голову… Пляшите, пока волна белых прядей метет пол в такт смеху…\n\n…Пляшите, Дети Милосердного, вокруг двенадцатилучевых звезд, выложенных аквамарином на перламутровом мраморе храмов… Пляшите, пока шелковый рукав раз за разом поднимается к глазам, чтоб смахнуть невольную слезу смеха…\n\n…Пляшите, люди… люди добрые, на площадях городов и весей, пляшите и радуйтесь, пока я пою в кольце колдовского пламени. Пока черные, чернее самой Тени, глаза обращены ко мне. Пляшите, пока душа моя падает в бездонные озера мрака на нечеловечески прекрасном лице…\n\nПляшите, люди, пока смешно вашему Богу, пока герольды трубят с помостов: «Радуйтесь!», пока поет девушка в центре пламенной звезды о двенадцати лучах, пока горит живая кровь на полу величественной залы… Пока не блеснул улыбкой обсидиановый нож в белых, как снег, и безжалостных, как сталь, руках.\n\nПойте, люди! Пляшите, люди!\nРадуйтесь, люди!\n\nПотому что «завтра»\nуже не будет.\n\n\n++Этого «завтра» не будет.\nНи для кого.++\n----\n> а что было - завтра? что - должно было случиться?\n<<<\nя не знаю, я правда сам - не знаю\nя знаю, что должно было быть - по замыслу тех, кто влиял на обряд\nя догадываюсь, чего искал сам Илайетт - бессмертия и перерождения, которое освободило бы его от заклятия.\n<<<
Эста. На пороге.\n\n\nСидит на кровати, опираясь на вышитую подушку, старая женщина. Слушает голос, в котором нежность, немного грусти и немного... Удивления? Он стоит у окна, обращаясь к себе и к ней:\n- Я не верю. Ты знаешь это и молчишь, но сейчас - можно сказать вслух. Ты единственная, - он на секунду останавливается, а после его словами говорит страсть, - я не верю тебе. Ты единственная, кого я... не сомневаясь назвал бы своей. Действительно. Ты не можешь. Я не дозволю. Знаешь, - он срывается с места и останавливается в полушаге от ее ложа, - я могу сохранить твою душу до срока, пока не найду способ снова вдохнуть ее в тело. Согласись, и все бессчетные годы я пронесу тебя лучистой звездой на груди.\n\nСтарая женщина мягко улыбается, глядя на гостя, что всегда приходил незваным. Он сидит на подлокотнике кресла, совсем рядом, почти касаясь ее своим теплом и дыханием. "Ты совсем не изменился", - думает она, - "Прошло сорок лет, а ты остался таким же, сотканным из жемчужного шелка и лунного света. Ты остался невероятно красивым, Эри."\n\n- Если бы она согласилась, я сделал бы ее императрицей прямо тогда, на балу. Я мог бы подарить ей весь мир, я мог бы... - еще немного и он сорвется на крик, не зная, что остался один в комнате.\n\n\nТам по ссылке текст Инге, после которого я решил, что этой истории стоит быть записанной.
немного не оттуда. Хотя нет, оттуда, просто я путаюсь, из какого именно....... Впрочем, в центральном мире ++Kalet Liarr++ - сердца Империи, тоже есть это место. Но вот только городка на побережье, стражи, да и ворот в крепостной стене там нет.\n\n\nгород на дне озера, это одна из самых страшных штук в сопределье, которые доводилось видеть...\n\nпредставь себе - северная пустошь, холмы, чахлые деревца... И стена, высокая стена из зеленоватого льда. Он зачарован и не тает даже во время не слишком жаркого северного лета. Если пройти через единственные в ней ворота, то увидишь городок, небольшой совсем, там и двух тысяч человек не наберется. И кажущееся с берега исчерна-зеленым - озеро. Огромное озеро. А ясную погоду видны поднимающиеся из воды шпили. И стена. Ледяная стена уходит вдаль, насколько хватает взгляда. Я знаю, что она опоясывает озеро все. Если же смотреть в воду со стены - увидишь там, на дне город. Жители городка говорят, что он там давно, больше тысячи лет. Точнее - три тысячи с небольшим. Его совершенно не тронула вода, стоит как есть, только на улицах никого нет, вообще никого.\n\nА еще - озерная вода ядовита. Настолько, что даже крошечные брызги ее вызывают ожоги. Обитатели городка, те из них, чьи деды там родились и выросли воду пьют, им она не страшна. Но они не могут колдовать, и магические предметы рядом с ними - теряют большинство своей силы.
//Сдох любимый бульбулятор - в том повенен Император!//\nвместо эпиграфа\n\n\nЕсли сканер лжет тебе - лапал кто-то из СБ.\n--\nСканер сдох к печали вящей - был сб-шник этот - ящер.\n--\nПередатчик барахлит? - это козни дома Лит!\n--\nСыплет искрами, воняет? - В нем поковырялись ллаитт!\n--\nНочь была страшнее ада? Вам встречался Лорд Триада.\n--\nСам себя не смог узнать? Из дворца пора мотать!\n--\nС заклинаньем намудрил? Скажешь: "Сотник - крокодил!!!"\n--\nЖжется форма как крапива - Дарра вздорны и ревнивы!\n--\nНе понятно в чем косяк? Вспомни! Заходил Сопляк!\n--\nЧто-то в супе не хватает? Соль с утра подъел Илайетт.\n--\nТошно? Злишься на весь мир? Так напарник твой - вампир!\n--\nРуки пятнами ползут? Парень, ты еще не труп?\n\n\nнекоторые пояснения\nСБ - сокращения от "служба безопасности"\nСопляк - он же магистр Отори Лит-ани, долгое время носивший упомянутое прозвище, потому что благополучно забыл как повзрослеть. Видимо, на почве неконтролируемых магических экспериментов. Но что с этих Лит возьмешь, их же три четверти населения Дома - призраки, но сами они в этом никогда не признаются.\n\n> ++may_myatnikova:++\n> [img[Tai'llaitt|tai_llait/may_myatnikova.gif]]\n> Здорово!
Эста. Лето.\n\n\nОблетают яблоневые лепестки. Белоснежные, чуть розоватые у основания, невесомыми лодочками покоятся на столе, на бортиках фонтана, ждут ветра.\n- Я приехал инкогнито.\nЖенщина улыбается, оглаживая ладонью спинку легкого плетеного кресла:\n- Знаю, Эри.\nЖенщина радуется гостю и радость ее светла. Мужчина смотрит на нее, осененную яблоневым светом, на изгибы лозы под ее руками и складки накидки, сбегающие с плеча.\n- Я приехал инкогнито, - продолжает он, - а пришел с юго-запада. Теперь я знаю, что три стены вашего сада обнимают заводь Малеры и оттого она дарит покой шумной Тарре сливаясь с ней ниже по течению. Молчи. Я видел ваших детей на берегу, но не был замечен никем кроме молчаливого старого пса у ног дремлющей няньки.\nЖенщина касается тонкого белого шелка одеяния гостя кончиками пальцев. Ритуальный жест, приглашение к беседе, но он длится чуть дольше предписанного ритуалом.\n- Милосердный…\n- Не стой столбом, Юна, неси бутыль и засахаренные фрукты, видишь, гость у нас, - взмахом руки женщина отсылает юношу и обращается к мужчине, - ягод было прошлым летом – мы даже вино поставили!\nМужчина берет прозрачную чашу с подноса, но не спешит пробовать прохладный напиток. Толстое стекло холодит ладонь, он знает, кто подарил женщине чаши. Тот, чьими руками сплетена мебель в саду, чьи дети играют у воды, кто сейчас в дороге и вернется нескоро.\nНа закате застенчивый Юна найдет жемчужину на столе у себя в комнате и только через год, получая расчет, расскажет об этом хозяйке. Служившего в доме Салва много где примут с радостью.\nУ женщины, сидящей напротив, волосы цвета гречишного меда, а глаза – чуть темнее, и в чаше ее кружится яблоневый лепесток. Белоснежный, чуть розоватый у основания.\n\nМужчина встает и уходит, он спускается к реке и зачерпывает пригоршню воды. «Я не знал,» - думает он, - «я не знал, что ты вышла вышла замуж, я ничего о тебе не знал с того дня, как ты покинула Исс-Тарру. Я пришел, чтобы убедиться, что все эти годы ты не жила, а лишь ждала меня.»\n- Но теперь более всего я хочу, чтобы ты была со мной. Всегда.\nОн выплескивает воду и сам исчезает среди играющих на солнце капель.\n- Я всегда с тобой, Эри, - говорит женщина траве, дому и саду.
++aoedis la'aef++\nдумал, что он - Мир, но оказалось, что есть боль\nдумал, что он - Боль, но оказалось, что есть страх\nдумал, что он - Страх, но оказалось, что есть власть\nдумал, что он - Власть, но оказалось, что есть смерть\nдумал, что он - Смерть...\nно оказалось, что он - Мир...\n\n\n//канон Возрождения//\n\n\niste shiera Rh'wein dinjel Dolhv\niste shiera Dolhv dinjel Jolrin\niste shiera Jolrin dinjel Ertha\niste shiera Ertha dinjel Lirthon\nisthe shiera Lirthon\ndinshier Rh'whein\n\n\nПредположительно перечисленные состояния так или иначе совпадают по значению и написанию с основными символами, используемыми в храмовых текстах. Не случайно до сих пор в большинстве мест детей учат читать именно по текстам основных канонов Многоликого.\n\n\nЛлеваин а'Лайетт
И еще одно - сейчас вот выловил, как основополагающий кусок жизненной философии и неизбывной гордыни файдайр - "Куда бы я ни шел, Милосердный покоится в ладонях моих, Тень - следует за спиной, и рассвет ждет меня в конце пути"
такова дивная природа бытия: только дети помнят, что надо бояться теней и стучащихся в окно снежинок. Но им никто не верит.\nЭто я к тому, что если безмерно пугают тени - лучше пойти по середине улицы, если не можешь смотреть, как снег бьется в окно - задерни штору или хотя бы повесь тюль. Тени, равно как и снег, останутся, но им будет сложнее добраться, много сложнее. \n\nА ведь этой ночью меня чуть не выпили - внутри сна, успела проснуться. К счастью. \n\nони страшны, как никогда,той прозрачно-серой мглой, которую и не различишь сразу, но знаешь - есть\nони страшны намеком на собственное присутствие, иглой в виске\nони страшны нитью, связующей с мраком, пулей в стволе и лезвием в кармане\nони - страшны, но\n\nмы слишком хорошо научились не обращать внимание на случайности и отказываться от суеверий\nа еще - мы очень хорошо учим этому своих детей, а меж тем тени торжествуют, отплясывая по углам чечетку нашего падения\n\nимя им - ++taer++ - голодные духи полуночи и полудня
Один из первых внутренних канонов, составляющих обучение храмовых.\nКанон Спокойствия.\n\nС детства нас учат скрывать сердце среди теней разума, а разум защищать броней приличий и правил.\n\nТот, кто пришел к тебе - знает, что должно, но забыл, что разрешено. Тот, кто пришел к тебе - знает Движение, но забыл об отыхе, он подобен человеку, который так давно не был дома, что воспоминания о нем истерлись и выцвели, как прошлогодние лепестки, готовые от одного прикосновения рассыпаться в пыль\n\nТвой долг - взять за руку того, кто пришел к тебе с просьбой и провести его мимо теней разума к земле его сердца.\n\nТот, кто пришел к тебе, может разговаривать с тобой, как говорят с эф-меаи, близкими, потому что знает, так должно обращаться к Тем, кто Служит.\nНо помни, никто и никогда не согласится рядом с тобой уснуть, если не может доверить тебе себя открытым и уязвимым.\n----\n\n> расскажи немного про этих храмовых\nЕсли совсем вкратце - социальный слой и статус, отмечающий тех, кто "принадлежит богу".\nВ обществе место лехтев - отдельно, в стороне от остальных. Это не значит отказ от дел или амбиций, это скорее отказ от большинства общепринятых методов достижения целей. Основная деятельность тех, кто не только носит этот статус и все, ему полагающееся (это ограничение в выборе профессии и рода деятельности, частично установленное законодательно) но и занимается отправлением некоторых общих ритуалов - это что-то среднее между психотерапевтом и исповедником.
[[Танцем теней навеяло|http://zhurnal.lib.ru/a/arharowa_j_l/tancy_teney.shtml]]\n\n\nоднажды ты проснешься и поймешь, чего не хватало всю жизнь, от самого рождения. Ты поймешь странные, сочувственные и чуть завидующие взгляды Старших, улыбающихся тебе-маленькому. А еще ты иначе посмотришь на тех, кто стоит со Старшими, но чуть позади. Всегда чуть позади, всегда рядом. \n\nИ ты будешь искать. Себя. Ту часть себя, которой у тебя никогда не было, которая не досталась тебе по крови, по рождению, по отцовскому проклятию. ("Как, неужели у всех, не может быть, это не правда, нет, нет, за что?") Ни на один твой вопрос не ответят, только скажут - ищи. Ищи потерянное, без этого ты - сухой лист на ветру, тебе не за что зацепиться, когда Вечность распахнет крылья и позовет тебя.\n\nоднажды ты заметишь, что в полуденное солнце - не дарит тени тебе, не отмечает твоих следов. И тогда... тогда ты подойдешь к близкому и скажешь - будь моей тенью... и он не сможет тебе отказать... И пока он будет жить - ты будешь собой-цельным. \n\n\n- hia-denaj taer-na\n- valldae n'llao\n\n\nно тебе не узнать, что потерял тот, кто тебе ответил\n----\n[[Архарова Яна: Танцы теней]]
ule\ne'ule-vallde liarne hhao\n\nи что бы это могло значить? Что?
++ulundiё++ - слово заимствовано. Дословно обозначает - "//тварь//". В данном случае использовано в значении "//то, что не рождалось//". То, что было создано. Об этом же говорит и префикс ++thai-++
Префикс t(h)ai- относится к группе префиксов, обозначающих принадлежность к тому или иному семейству (Дому).\n\nt(h)ai- (досл.) принадлежность по праву создания.\n\nВ пределах Империи tai- могут называться порождения дома Лайетт, правящего дома Империи. Так же могли бы называться и выходцы дома Лит, если бы Лит не пренебрегали общепринятыми правилами именования.\n\nОт остальных этот префикс отличается тем, что он единственный символизирует __невозможность__ покинуть семейство и перейти в другое.
чтобы не забыть\n\n"Подняв этот клинок один раз идущий путем тени спасет, чтобы убить. И один раз идущий путем милосердного убьет, чтобы спасти" - часть обрядовой фразы пробуждения ритуального клинка halltaer eihjarrie\n\n> http://tai-llaitt.livejournal.com/15310.html ([[7 февраль 2008 - #2]])- это о них идет речь
Ты сидишь в кабинете, один. Нариол с Рихаэлем где-то далеко, в Тор-Галь наверное. За множество смещений отсюда. Вьянтэ с остальными координаторами в центре. В одной из белых стрел - башен. Ты сидишь в кабинете. Один. Ты так редко бываешь - собой. Под рубашкой холодит кожу медальон. Серебряный клинок. Ты, не глядя на дверь, чуешь, кто вошел. Найр. Анайрти а'Лайетт.\n- Где у тебя графин, Льертэ? Я... воды налью.\n\nНайр курит, аккуратно стряхивая пепел. Попугай-Найр. Пепел. В пепельницу. А ты молчишь. Ты уже знаешь, что хочет сказать тебе младший координатор Анайрти. Брат цедит слова. Медленно, очень медленно, чтобы не поперхнуться:\n- Я его предупреждал. Льертэ, zu terrao, ты знаешь... Съор - Клинок теперь.\n\nОн молчит, думает, хорошо, что Дар этого не видит. Хорошо, что Каари "Дар" умер до войны. Ты киваешь, да, Найр, знаю. Миниатюрное лезвие холодит грудь. Ты забирал его из той бойни, Съор был для них ценным пленником. Слишком ценным. Ты бросил тогда, одновременно со стазис-коконом:\n- Ты увлекся, Соркейн.\n\nТы так хорошо помнишь, как сгрузил его в руки отцу (Как тогда, zu terr, совсем как в самом начале, тогда!!!) и слишком быстро вышел, чтобы не видеть его взгляда. А теперь ты смотришь, как курит Найр и думаешь, как же мало вас осталось. Живых.
[[Калет-Лиарр]], центральное кольцо миров.\n\n[img[Калет-Лиарр|tai_llait/th_abrstephanmmer1280x1024.jpg][tai_llait/abrstephanmmer1280x1024.jpg]]\n\nКосмопорт Вилой - ближайший к столице, к центральному миру. В самой Исс-Тарре космоса действительно нет и навигаторам, как, например, Ирде а'Лайетт, приходится добираться так же, как и остальным - транспортными каналами.\n\nВилой - старейший из космопортов империи, а его мир - первый из тех, куда попали фай во главе с Илайеттом, когда был открыт способ перехода между мирами.\n\n[img[Вилой|tai_llait/th_abrstephanmlus1280x1024.jpg][tai_llait/abrstephanmlus1280x1024.jpg]]\n\nНу и я как обычно - не знаю автора картинки, так что если подскажете - буду очень рад.
Ветер.\nВетер и мерный разговор волн.\n\nМягко-янтарными почти осязаемыми лучами, уставшее вечернее солнце щедро делится теплом уходящего дня. В золоте и янтаре зал плывет, купается каждой линией агатовой мозаики пола…\n\nПогруженный в собственные мысли, он сидел в одном из оконных проемов и ждал, пока в начинающем синеть бледном небе растают последние перья облаков, а огромное усталое солнце протянет мерцающую дорожку волн к подножию утеса. Белоголовый ни на что не надеялся и ничего не желал, с некоторых пор для него оставался лишь Закат.\n\nВ пепельных сумерках растворились звуки и запахи, уступая место вечному дуэту ветра и океана. Тени столпились у входа и шептались там, не решаясь пересечь зал. Белоголовый коротко кивнул стремительно темнеющему небу и вновь замер, все еще находясь во власти заката. Солнце, прощаясь, обняло его, узкой теплой ладонью касаясь плеч, погладило по щеке так как это невероятно давно делала мать. Он не хотел вспоминать о том, кто мог бы прикоснуться так же, и остаться на расстоянии тепла. Он сам решил, что в его одиночестве – не место тому, кто ближе живых и живущих, как дыхание, как тень. Тень… В голосах прибоя слышится: «Хааль…»\n\n----\n\nЛевеин говорил, сюда приходят пешком. Не удивительно, только псих решится вести транспорт серпантином, да и должному состоянию духа пешая прогулка способствует как ничто другое.\n.\n//…Молчаливый альв провел Рихаля вглубь храмового комплекса. Коридоры, лестницы, занавеси вместо дверей, мелодичный перезвон колокольчика, приглушенное «Войдите».\n- Лехта Алфаар?\nЖенщина обернулась, закрыла книгу. С нее бы картины о покое и умиротворении писать, мимолетно подумал а’Доран. Женщина улыбнулась, пригласила его сесть.\n- Лехта Алфаар, мне сказали, Вы имеете дело с храмовыми записями. Старыми записями.//\n.\nКарту он запомнил. Узор серпантина, не иначе как выражением божьего ехидства заплетающийся в символ «Угасание» сложно спутать с чем-то еще. Деревья и скальники серо-зеленым месивом проносились мимо, разделяя мир на трассу и все остальное. За последние полгода он привык обращаться к незримым собеседникам. «И что я ему скажу, когда найду? Льертэ, любовь моя, не умирай?! Zu terr, да тогда он точно выбросится из окна.»\n.\n//- И все-таки, а’Доран, что привело сюда Вас?\n- Инстинкт самосохранения, лехта Левеин, в первую очередь он.\n- Знаете, Рихаэль, это похоже на правду. Это закономерно.\n- Льертэ хочет умереть, как его тень я представляю, чем мне это грозит, но понятия не имею, где его искать.\n- И Вирр… Дивирран посоветовал вам обратиться сюда, не так ли? – подала голос Альфьяр, до того скрывавшаяся за занавесью.\n- Он прав, - Ллеваин кивнул в сторону гостя, - то, о чем пойдет речь, сейчас относится скорее к области легенд, что несколько не вписывается в основной круг интересов внутренней разведки.\nВ сотканной негромким пением дымке иллюзии рождались тени леса и океана.//\n.\nТам окна были. Окна, колонны, холодный мозаичный пол и чертовски много пустого пространства, самое подходящее место (в этом служители Многоликого с а’Дораном согласились) для ллаитт, вздумавшего «уйти в рассвет». И блики – на полу, на стенах, медовые, розовые, со временем оказывались почти охристыми, лестница упрямо притворялась бесконечной… Уже на пороге Рихаль понял, что ему все равно: что он, конечно хочет жить, но много больше – спать, что император при надобности просто поднимет их обоих как нежить, чем решит множество проблем разом, и что сам а’Доран безумно устал и наверное отправится к праотцам прямо здесь и сейчас, только увидит как…\n\n\n----\n\n…беловолосый очнулся от забытья. Голосом заката вошедший пел ему жизнь.\n\n[img[http://kidchan.deviantart.com/art/You-re-not-alone-65179227|tai_llait/tn_You__re_not_alone_by_kidchan.jpg][tai_llait/You__re_not_alone_by_kidchan.jpg]]
++ierre'l'shae++ - это прозвище. Которое носил один единственный тысячник Серебряных. По совместительству - автор нескольких скандально-известных социально-сатирических трудов. \n\nдословно - "то, что безмерно мозолит всем глаза, но от этого никуда не деться, а потому приходится терпеть"\n++an'Darra Ierre'l'shae++ - это дословно - ~Андарра-Позорище. \n\n\n++shie-fa'ae++ - это название диалекта изыскателей, тех, кто большую часть времени находится в вольном поиске.\n\n\n++ule-vallde++ - Зверь. Не просто зверь, а порождение изначального Ничто. Так же считаются выходцами мира Грез и особенно - мира Зеркал.
Я обещал начать выкладывать картинки, так или иначе укладывающиеся в тематику записей.\n\n[img[Stefanie Pui-Mun "Семерка чаш"|tai_llait/seven_of_cups_by_puimun.jpg]]\n\nStefanie Pui-Mun "Семерка чаш"\n\n> ++nifel_heim:++\n> [img[nifel_heim|tai_llait/ava_nifel_heim.jpeg]]\n> Великолепно... Такой разновидности Таро еще не видел. Нет ли ссылки на все изображения?\n>> ++tai_llaitt:++\n>> [img[Tai'llaitt|tai_llait/avatar.jpg]]\n>> есть, но там не хватает некоторых Жезлов, и старших мастей. А старшие Арканы там все.\n>> http://puimun.deviantart.com/gallery/#_featured\n>> Но и помимо Таро - есть на что посмотреть.\n\n
++ллаитт++ или ++а'Лайетт++. И то и другое название практически равнозначны, но первое значит самоназвание расы, а второе - принадлежность к семейству. При этом следует помнить, что Лайетт - правящий дом Империи, названный по имени его главы и основателя. \n\n\nВ большинстве своем ллаитт являются наместниками императора в мирах империи, выполняя в пределах мира (нескольких миров) в первую очередь ту же связующе-объединяющую функцию, которую в свою очередь выполняет император. \n\n\nОни все - сыновья и дочери императора, и это не метафора. Они практически бессмертны. Это не только наследственность, но и многое другое. Они - живой щит Империи, не первый, но сильнейший.\n\n\nДа, и еще, они - не люди и никогда ими не были, хотя бы потому, что их отец - никогда не был человеком.
некоторое лирическое отступление, впрочем - в продолжение разговора о ллаитт\nтак бывает\nиногда\nне всегда, к счастью\n\n\nя не знаю, как сказать об этом, ведь я был другим, я стала - другой \nно сейчас я понимаю, что то, что ушло, вполне можно было назвать taer-na - "тот-кто-стал-твоей-тенью"\n\n\nчто осталось - воспоминания. А еще - способность безошибочно узнать и избежать. И пребывающие в вечном сне осколки существа, укрытые в самой темной из лакун души. Пусть спит, там его больше никто не потревожит. Пусть спит.\n\n\n//Знать бы тебе, как просто - быть тенью среди теней. Твоей, но из многих. Для тебя - тенью. Ты видишь меня безликим - я буду. Ты хочешь знать меня женщиной - я стала. Полностью в твоей власти. Полностью.\n\n\nНенавижу. За то, что когда рядом ты - теку вслед твоим мыслям, даруя тебе силы. За то, что и меня - не остается, только ты есть. Если же тебя вдруг не станет, то и меня тогда...\n\n\nЛюблю. Ты прекрасен, ты - весь мир. Ладони... в своих держать... теплые... Только не видишь. Не хочешь видеть. Знаешь, что я рядом, и тебе этого довольно. Ручная тварь, я стал ею. Той частью твоей сути, которая досталась тебе в наследство. Той частью, с которой тебе не суждено справиться самому.//
написано вместе с [[Lee Cantarre|http://silverlore.diary.ru/]], вслед уходящему солнцу и тем землям, что несут на себе Замок Сна Ас'Таэр с его вечным листопадом. А еще - немножко в сторону Aef'ryinn Zu'Toёra - Властвующих безвременья.\n.\n...стоять босиком на холодной осенней земле и ждать пока взойдут семена теней\nим будет наверное сто или двести лет, но срок отделяющий лето\nстановится с каждым вдохом длинней\nи когда потеряешь счет движению звезд, поймешь, что всегда ходил по земле\nно только теперь\nпустил в нее корни\n.\nузловое письмо корней пробивается ленточкой пульса\nбелокаменный мрамор дрожит, будит землю тяжелая поступь\n- уходить от зимы никогда не бывает просто\n...деревья уходят на запад.\nи вместо леса останется пустошь.\n.\nазбукой морзе содрогается ровно долина,\nподрагивает заводь, как от боли дрожит сустав\nмарево облаков ниткой жемчужин и глины\nрасступается перед солнцем,\nсветлые нити рассвета режут в ритмике вальса\nпульсирующую на два-три боль в висках\n.\nоставаться с зимой один на один никогда не бывает просто.\nоблетают листья.\n.\n...золотым кружевом в облаках\nмерным шорохом отмечая путь от неба\nк земле?\nС потолка\nс потолочной фрески, которой тысячи лет\nизвечным движением к мозаике пола\nмрамор, агат\nэто тени растут из оконных проемов\nи держат тебя в руках\nа ты - уходишь на запад, сквозь стены идешь в закат\nсогревая телесным теплом семена ветров\n.\nв ледяные пустоши неслышно ступая идет осень\nпо твоим следам...\n\n
встанешь прозрачен и слаб,\nпамять твоя\nпрорастет \nна ладонях цветком болотной лилии\nогнем\nбелым на каждой\n\nбудет туман твоим воздухом\nзвездное небо - водой\nстанет\n(и блики света - на дне единственного)\n\n...а в белом городе нежно\nпоет\nарфа дождя\nбесконечную колыбельную\nпокоя той песни\nнет сладостней\n\nарфа, лунного\nсвета струны где\nседовласый ребенок\nпо чьему имени плачешь ты\nизо дня в день\n(а здесь-то и времени нет - забыто)\n\n...ты уже видел холод\nстен его городов, звуков\nструн его, песен так мало\nосталось слов\nты встанешь, прозрачен и слаб\nс белым пламенем лепестков на ладонях\nперед лицом Хозяина Сумерек...
а-Даан, единственный в своем роде мир, святилище eil'lhe которым те откупились, чтобы защититься от гнева Многоликого...\neil'lhe, создания почитаемые файдайр, как прекраснейшие в мирах...\n\n\n//все они настолько боялись змей, что из их речи исчезли звуки, говорящие шелест и свист. А когда пришло время ответить ветру - они молчали. И ветер покинул их навсегда. Вслед за ветром не стало волн, но явились змеи и чешуйчатыми телами истерли скалы в песок. А они все молчали, не в силах заговорить с песком. Когда же змеи забрали их кожу, а солнце отняло кости, им остался лишь воздух. И воздух не ждал ответа, ибо сам не ведал слов.\n\nРаз в год, во время весеннего цветения трав, когда возвращается вода и ветер, они спускаются с небес, а мозаичные башни растут им навстречу из земли, куда пустили корни их тела. И змеи являются почтить их, одетые в их кожу и крылья.//
//До умопомрачения хочется протянуть руку и прикоснуться. Так... И знать, что плечо не зааменеет под пальцами, что в ответ не ударит по обнаженным нервам чужой болью. Просто оттого, что оказался поблизости.\n\nПриходится замирать рядом. На расстоянии живого тепла. Не ближе - он не простит. И не дальше - потому что это сведет тебя с ума. Приходится действительно становиться тенью. Ведь откуда-то знаешь - присутствия твоего он не примет, отсутствия - не переживет. Остается искать тонкий, как звездная нить и острый, как алмазное лезвие, путь по грани между смертью и смертью. И надеяться, что когда-нибудь это закончится.\n\nА ночами - выть на луну. Выть от одиночества, вспоминая, как самому себе доказывал, что свободен. Что драгоценный браслет на запястье - не более, чем украшение. И пусть те камни давно уже накрепко вросли в плоть, пусть это больше, чем просто имплантант, пусть. И видеть вместо собственного отражения в чаше с водой, как все это идет прахом, потому что он - все еще без сознания. Потому что он - тоже ищет свой путь между смертью и смертью.\n\nЖдать. Ждать и верить, что однажды с обветренных губ сорвется еще различимое: "Хааль..."//\n\n~~из воспоминаний Рихаэля а'Дорана ри'Лайетт, taer-na Йолла ~Эс-Сиан'Тарр, также известного как Нариол "Триада" а'Лайетт~~
да, кстати, вот еще \n\nтот, кто был taer-na и выжил после разрыва связи, не сможет больше существовать самостоятельно. Этот кто-то обязательно найдет того, кому будет нужна тень в том смысле, который вкладывается в слово taer-na
++dan-nae l'aef++ - в храмовых ритуалах - обычно двое, старик и ребенок, начало и завершение жизненного пути, те, в чьих руках находится канон ++aoedis la'aef++. \n\nВне храмов - ++dan-nae l'aef++ - дословно "носитель Рассвета", тот, благодаря кому в корне изменился жизненный путь. Иногда бывает, что благодаря такому человеку или, реже - явлению, снимаются проклятия, потому что после встречи с ++dan-nae l'aef++ невозможно остаться прежним, а многие проклятия оказываются сброшены вместе с прошлым "я". \n\nпроисхождение от ++Aeferinn++ - рассвет\n\n> ++aleksandrdelwin:++\n> а что становится в такой ситуации с самим "носителем Рассвета" (после сброса старого "я")?\n>> ++tai_llaitt:++\n>> //dan-nae l'aef// может пойти дальше, даже не осознавая, кем явился, или остаться рядом - если это было живое существо. Можно - навсегда забыть дорогу в это место, или наоборот - находить ее... откуда угодно. Можно даже самому не понять, что встретил это... Точнее - понять отнюдь не сразу...
Аарра а'Лайетт умер нехорошо.\nНа освидетельствовании смерти присутствовал ас-эртай внутренней разведки Дивирран а'Лайетт и специалист по транспортным каналам срединно-окраинных секторов Винтаэр эс Кирейн роэ'Нард. Последний подтвердил, что произошедшее событие относится к настолько маловероятным, что службой Транспорта было признано невозможным. "Ошибочно признано" - не преминул уточнить Дивирран. Экспертиза показала, что транспортная система сектора замкнута сама на себя в результате последней команды опорного навигатора. Неосмотрительно и безответственно скончавшегося внутри навигаторского модуля. Единственное, чего удалось добиться от модулей информации - списка команд и действий опорного навигатора от момента начала последнего сеанса работы.\n- Дивирран-ниерра, за порошедшие два малых года навигаторский модуль использовался единожды, сегодня ночью. Направление передачи - из резервного транспортного центра Тор-Гааль. Предположительно эвакуационного. После завершения переноса оператор отдал приказ закрыть все транспортные выходы и не открывать, пока не поступит иного приказа от него лично.\n- Кто может отменить приказ опорного навигатора, не покинувшего систему?\n- Император или Регент.\nДивирран, задумчиво покусывая кончик косы, посмотрел на сплавившиеся зажимы и фиксаторы навигаторского "ведра". Прикинул, во что обойдется попытка вынуть младшего брата. И, бросив экспертам: "Готовьте отчет", удалился в Риан-на-Лаэго, выбирать, кому из родичей сгрузить "осиротевший" сектор. Ни император, ни тем более Регент не сочли нужным вмешиваться. Килерран а'Лайетт, наместник сектора Тор-Гааль, получил знак отличия за вовремя пресеченный саботаж и запрет на появление вне своего сектора на срок в Звездный год - за убийство родича.
чтобы не забыть\nспорное\nна правах конспекта\n\nесть символ toor - мрак, тьма как отсутствие света\nесть производный от него символ terh - черный - среднем фаэ это скорее будет terj(i)\nя долго думал, что префикс tear, упоминаемый в случае, когда говорится о чтящих Тень, либо об их вере - это какая-то производная от taer - изнанка, тень как обратная сторона света\nесли предположить, что terh - это что-то из до-лиенских языков, конкретно из данэр (если вспомнить старые имена, где куда больше глухих согласных, в частности встречаются звуки sh и h как таковые),\nи вспомнить, что чтящие Тень появились практически одновременно с чтящими Милосердного (с разницей в несколько десятков малых лет, не более того), т.е. значительно до того, как ветвь tear-rei включили в число разрешенных ересей, не говоря уже об официальном признании. И если вспомнить, что когда эта ересь только оформлялась как таковая, Таэри (не без активного участия в том самого Илайетта, внимательно изучившего и использовавшего людские верования) считали мрачным злым божеством болотных огней и палящего солнца, т.е. антагонистом, существом враждебным Милосердному, то получается примерно следующее.\n\ntear-leht'Teev - первоначально кстати возможно - terh lehtTv - "черные", "злые" храмовники\n----\ntear - это явно более поздняя производная от toor и terji\nterh - это явно производная от toor. Примерно следующего вида - toor - явление, terh - свойство, "родственное" явлению, я не знаю, как объяснить - свойство, сообщаемое явлением предмету при соприкосновении.\n
пожалуй, пусть будет еще и здесь.\n\n...который день госпожа Леминтьяар сидит у окна - одна.\nцветной витраж и у двери страж, заздравный тост под вороний грай.\nМай?\nА оконные рамы сплавились с камнем стен.\nМуж вернется нескоро, а вдруг оставит на светлых чертах отметины смертный день?\nКто тогда будет петь, кто порадует красотой?\nГоспожа Леминтьяар выходит на крышу и смотрит на солнце, неподвижна, как статуя из светлого дерева.\nНа вечерней заре ее позовет служанка, ласково возьмет под руки, уведет домой.\nК утру дверь исчезнет, и память о ней скроет облачной пеленой.\nЛиствой и золой.\nМглой.\nГоспожа Леминтьяар уйдет по лунной дорожке, по волнам, по бликам на озерной воде, во сне.\nНе думая о цене.\nСоюзник мужа ее, холодный, как северный лед,\nстрашный,\nстрашней владык нижнего мира,\nулыбнется с той стороны, где изнанка осени становится лицом весны,\nпротянет руку, подхватит...\nи промолчит.\n\n//Леминтьяар Лен-Сату исчезла из дома своего мужа, Ниеррана в канун середины зимы. Говорили, что ее забрали к себе завистливые демоны нижнего мира. Выдержав положеный срок траура альв женился вновь, и если верить досужим слухам, заплатил колдуну баснословную сумму за то, чтоб тот заговорил стены, окна и двери женского дома.\nМалый Somilat в Риан-на-Лаэго праздновали впервые за последних двенадцать Звездных лет. Впервые за последних двенадцать Звездных лет император вел под руку спутницу, начиная первый танец Середины зимы//
http://www.heisejinyao.com/\n\nах, упасть и медитировать. Впрочем - вот примерно очень похоже. На обитателей срединного круга и, собственно Kalet-Liarr\n\n*ule уполз медитировать на сканер и скачиваемые картинки. Лорд Taery милостив, но какое же у него дурное чувство юмора, его послание застало меня на работе, причем тогда, когда надо действовать быстро... но там ведь фай, ах...
Белый вихрь вспорол воздух на повороте. Плащ взвился выше плеч, вразлет неслись косо срезанные пряди. Все, что попадалось ему на пути, старалось спрятаться в складках штор, провалиться в волосяные щели меж мраморных плит пола. \n\nВверх. Вниз. Снова вверх. Горсть обсидиановых бусин уронили на ступени. Вверх. Вниз. Снова вверх. Кованые каблуки ссыпались мерным перестуком вниз… По еще одной, совершенно непостижимой лестнице…\n\nСумасшедшая гонка…\n\nБешеная стихия…\n\n\nБог-Император замер в очередном коридоре. Тишина. Правильно, не должно гражданам знать, что их владыка находит дорогу из одного бокового крыла дворца в другое через два раза на третий. \n- И где же архивы? Может хоть там есть эта несчастная карта?!\n\nКак ни странно, краткая вспышка гнева только прояснила сознание и даже, что уж совсем удивительно, несколько приподняла настроение.\n\nОн медленно двинулся вглубь коридора, заставляя потревоженное эхо заходиться нервной дрожью.\n- Третий поворот… Или пятый?… А вдруг все же третий… Да нет, скорее пятый… Но вот третий, третий… - так и бормоча под нос, Бог-Император все-таки повернул в тот самый третий проход. Одна из нескольких дверей чем-то привлекла его больше остальных…\n\nПривычным пинком распахнув дверь, он замер на пороге. Небольшая комната, идеально подходящая для уединения или… приватной беседы. Пачка документов на столике…\n- Да-а… если это и архив, - протянул он, оглядывая недавно покинутое помещение, - то наверняка не мой, - закончил Илайетт, устраиваясь поудобнее в укрытом темнотой углу. Чуть-чуть сгустить тени, делая их непроницаемыми, не составило труда. \n\n\n…В комнате появились люди. Они хватались за бумаги, о чем-то торопливо спорили, поминутно оглядываясь и прислушиваясь к происходящему за дверью…\n\n\nСтранная заинтересованно-отстраненная улыбка блуждала по лицу Императора еще очень долго.\n- Искал – архив… Нашел – заговор. Что бы еще такое поискать? В следующий раз…\n\n\n//Съеррейн а'Лайетт//\n\n//А карту эту, чтоб ее таэр сожрали, сволочь бледная так и не нашла, мать его//\n\n\n//Нариол "Триада" а'Лайетт//\n//Так "карта" у нас теперь Съеррейн! А архив как сгинул еще до Обряда, так и...//
...если долго вглядываться в танец сухих листьев и золотистую рябь на поверхности, можно увидеть однажды, как все стало иначе. Если повезет - то времена древние, если не повезет - то нынешние. Многие историки многое отдали бы, чтобы сюда попасть, но их рассказам в таком случае никто не поверит. Что с того, что я помню - как это было, не удивительно, ведь я сам - причина произошедшего, не более, чем закономерный ответ судьбы - зарвавшемуся подростку.\n\nВ любом случае, прийдя сюда он потерял все, чтобы стать чем-то иным. О, ему это даже удалось, к сожалению. Хотя мы так надеялись, что он умрет. Начав ритуал, он уже потерял себя, и так и не смог найти впоследствии. Он потерял себя, взамен получив - мир. Мир и нас, от кого желал избавиться более всего. \n\nНо я... я не могу себе представить наш мир, в котором не было его. Вообще не было. И потому я иногда прихожу сюда, чтобы посмотреть на то время, когда он сам - стал человеком.\n\n\nКаэррэ из Таирианнон. Ллаитт. Древний.\n\n\n//...когда ладони прорастут стальной травой, когда пустишь корни всамое сердце мира, а четкую грань души размоет сумрак - только тогда сухой костяк твоих крыльев оденется сухожилиями и плотью, оденется серебряным оперением. Но сталь и корни уже не отпустят тебя в небо...//\n\n\nule tai-llaitt\n\n>++argenlant:++ \n>дети, кошки и отдельные из остальных обладают великой способностью видеть то, чего не видят окружающие, но им тоже никто не верит\n>старики видят все что было и что могло быть, но не стало реальностью\n>каждый видит в этом мире что-то свое и понимание - это видение того же, что видят другие.\n>>++tai_llaitt:++\n>>либо же, как мне кажется - способность добиться того, чтобы и другой смог увидеть то же, что и ты.
++Нариол и Вьянтэ.++\n\n[img[Нариол и Вьянтэ|tai_llait/tari_vyante.jpg]]\n\nДевушка дремала на диване, тяжелая "ноша" Нариола лежала в беспамятстве в соседней комнате. Сам же Нариол не знал, чем заняться. Лиора наверняка уже донесла любовнику о том, что наследник дома Эс'Сиан-Тарр связался с "лишенными имени", а значит подписала себе смертный приговор.\n.\n//- Теперь ты будешь жить здесь, - широкий жест в сторону дома, приятно иногда быть великодушным.\nДевушка шла следом, словно околдованная, а потом, переступив порог, обернулась - можно? И, не дожидаясь утвердительного кивка - взбежала по лестнице. Птица, подумал Нариол, птица, почему тебя зовут ледяной?\n...\nБлиже к вечеру Нариол заметил, что она чем-то встревожена. Но когда она подошла, так - поговорить, оказалось, есть о чем встревожиться самому.\n- У тебя хорошо, твоя светлость, но я не могу без братишки. Болеет он. Разреши забрать его сюда, - и он вдруг понял, что не может отказать. Нариол, известный своей подозрительностью Нариол - согласился. Ох, как он проклинал внезапную покладистость, когда понял, что "братишка" Вьянтэ - не младенец и даже не подросток, а тот самый шальной музыкант, которого он видел не так давно в "Жемчужине Тарры" и кажется пару раз съездил по физиономии.\n...\n"Не отдам, ее не отдам. А он? Он пожалуй может быть полезен" - думал Льертэ, приходя в себя в первый раз за последние несколько дней.//
Большой или, как чаще говорят, Звездный год составляют двенадцать планетарных циклов. Планетарный цикл, или, как говорят в срединных мирах и Kalet Liarr "малый год" делится на четыре части, считающие принадлежащими той или иной силе (сущности).\n\n\nначиная с arn'ammar, отмечающего завершение текущего года и рождение нового, приходящегося на осеннее равноденствие и по liu'l'somilat - День Середины Зимы длится ++время теней++. Этот период считают принадлежащим ушедшим и еще нерожденным. \n\n\nдень liu'l'somilat одновременно становится и началом ++времени демонов++, которое длится до самого syinn'rai - Весеннего равноденствия. И теперь, среди белых стен и голых ветвей выходят те из теней, что скрываются на дне сознания. Время привести в порядок дела и мысли. Может быть именно поэтому, разделяя владычество теней внешних и теней внутренних - день Середины Зимы - один из самых веселых и шумных праздников Тейрвенон. И конечно же - именно в liu'l'somilat принято дарить подарки "со смыслом", с секретом, с загадкой. \n\nЕще одним из суеверий этого времени было и остается то, что именно в срок демонов, Император отпускает на волю taer, голодных духов-мстителей, запертых в пределах As-Taer, Замка Сна.\n\n\nsyinn'rai или syinn'rai ash(e) - Весеннее равноденствие. Рождение ++времени любви++, которому длиться ровно до "ничьих дней" u'l'jorrah. Время, когда наиболее сильны благословения Милосердного. В Древней империи именно с середины весны до середины лета игрались свадьбы или назначались помолвки, считалось, что надо всем рожденным в эти месяцы простер руки сам Милосердный, ограждая от неблагого.\n\n\nс середины лета и до самого Осеннего равноденствия тянется ++время снов++. Сроки магии, сроки странствий. Господин Taery-lor ходит среди людей, щедрый на подарки, как никогда. Но чем обернется "милость Тени" - не знает даже он сам.\n\n\nИ есть еще один срок, дни, предшествующие перечисленным рубежам и последующие, общим числом шесть, те, что предваряют и замыкают три дня празднования. Их считают в равной степени принадлежащим всем силам и ни одной. ++Okandeeru++ - время дорог. Время, когда возможно все.
дом ~Сиан-Тарр\nодин из трех Древних домов империи\nодин из двенадцати Великих домов империи\nединственный, ныне значащийся - мертвым.\n\n\nмертвым назвают тот дом, представителей которого больше нет.\n~Сиан-Тарр начал угасать с рождением Нариола Эс'~Сиан-Тарр, последнего наследника этого рода. После того, как Нариол был объявлен "лишенным имени", Лиона роэ'Чиралль был принята в дом его отцом, после чего стала а'~Сиан-Тарр. Но это не спасло положение, потому что Нариол был единственным прямым наследником этой линии. Род ~Сиан-Тарр окончательно пресекся на Сэнйарре а'~Сиан-Тарр, правнуке Лионы, погибшем на дуэли. \n\n\nтаким образом месть Илайетта прежним князьям, владевшим Таррой свершилась. Пусть и через тысячелетия после того, как была начата.
- А знаешь, Нари, какое самое худшее принуждение? Не знаешь, некогда было тебе этого узнать. Ты, на счастье свое, умерла раньше. Самое худшее из всех - это когда тебя лишают права отказаться. Когда ты просто не можешь сказать "Нет!". Когда даже промолчать - не можешь.\n\n\n//Из записок на полях одного из дневников лорда Дэриала Эс'Галиада, Лиса Эс'Галиада.//\n\n> ++argenlant:++\n> [img[argenlant|tai_llait/ava_argenlant.jpeg]]\n> самое худшее из принуждений - принуждение быть не собой в жизни и несвободным в посмертии...\n>> ++tai_llaitt:++\n>> [img[Tai'llaitt|tai_llait/avatar.jpg]]\n>> Самый, кстати, распространенный способ в Исс-Тарре. И в императорском дворе тем более. Еще со времен Древней империи.
//я вспомнила halltaer eihjarrie - "усмешку Многоликого" - безумной красоты ритуальные клинки, выполненные часто из стекла, иногда из дерева. Всю свою жизнь они служат предметом восхищения тех, кто приходит в храмы Единого. И лишь один раз этот клинок может быть использован как оружие, но этот ритуал убьет и клинок и того, кто поднял его.\n\nс Усмешкой Многоликого всегда так..... Если поднять этот клинок без цели - он убьет посягнувшего...\n\nи тогда уже не сможет остановиться......\n\nпотому что изначально - их создают для защиты, эти стеклянные мечи...\n\nтот, кто поднимет этот клинок в соответствии с ритуальм, не для себя, но для защиты других - на время станет равен легендарным воинам - "Клинкам Императора", но лишь на время... Пока хватит сил, пламени, чтобы сражаться....... //\n\n\n++Halltaer Eihjarrie++ - дословно "Усмешка Многоликого". Изначально - самоназвание отряда личной стражи Императора. Иначе говоря - Клинков. Тогда их обучением занималась лично Райнгэ (в текстах чаще встречается имя Райн-и Кироа) а'Лайетт и в это подразделение чаще попадали при жизни. Что в дальнейшем дела не меняло. Когда сама Райнгэ вслед за мужем покинула сначала Исс-Тарру, а потом и (если верить слухам) империю, Halltaer Eihjarrie ушли в тень, подчиняясь Илайетту лично. Название забылось, чтобы через несколько тысячелетий - снова вернуться, на этот раз в качестве собирательного названия храмовых асассинов, круга стражи храма одной из воинствующих ветвей культа Многоликого. И еще много позже - в качестве названия ритуального оружия, часто выполненного из стекла либо хрупкого камня, иногда из мягких пород дерева. \n\nИзначально алтарь с "Улыбкой Многоликого" был принадлежностью воинствующих течений культа Тени и иногда - культа Многоликого.
На столе, в кабинете лорда Регента красовалась табличка "Сумел достать - тащи спокойно". На вопросы о том, не боится ли лорд Эс'Сиан-тарр недосчитаться однажды чего-нибудь ценного, Триада только ухмылялся. По слухам, в одном из ящиков парящей под столешницей тумбы он хранил небольшую армию, а в другом оседала половина императорской сокровищницы, в очередной раз выигранная в карты у Казначея. \n\nО том, что в действительности происходит внутри, те, кому не посчастливилось там побывать предпочитали молчать. А еще говорят, что однажды лорд Регент грозился запихнуть в стол ~Сопляка-Одри, магистра Лит-Ани, но, похоже, не сумел догнать и поймать сразу.
++...может ли близкий родственник стать taer-na? ++ (++argenlant++)\n\n- да, такие случаи бывали несколько раз; но в случае связи llao - taer-na, llao всегда будет на несколько более "сильной" позиции, поскольку именно он (она) является основой пары - а может ли быть этим - отражение в другой реальности? - нет - почему? - отражение тебя, это в каком-то смысле ты сам, а taer-na это всегда другое существо, дополняющее тебя до единого целого...\n\n...если переводить дословно - taer-na - это "тень, ллаитт в вещном мире" - тот, кто стал "тенью" больше не сможет существовать без "образа", то есть в любом случае будет так или иначе зависимым от него, но это я уже говорил раньше...
на правах конспекта, чтоб не забыть\n\nМилосердный - дарит то, в чем поистине нуждаешься. Linaess-nierra милостив, но не благ. Прохлада ночи, вода в ладонях, прощение покоя по пути к новому рождению.\nТень - то, чего поистине хочешь, Taery-lor - тем более не благ, но он не является злом, он - Тень, он конец и начало всех теней, будь то рисунок ветвей на стене или порождение мрака сознания.\nМноголикий - есть мир и мир есть он сам. Облака и камни, корни и бабочки - он держит мир в ладонях и он же - идет по тверди мира. Не творец, но Страж.\n\nи еще одно - фраза "Все, что я не могу изменить сам - пребывает в воле Многоликого" - это основа мировосприятия фай, это то, на чем стоит мир фай, не важно в жизни какое место в жизни фай занимает тот или иной лик бога.
нерожденная королева\nледи осенних яблок\nтанец твой\nшелком белым\nтуманов речных\nлегче\nголос – рассветом\nгорек\nводы хрусталем\nв ладонях\nзаката\nвином пряным\nтень твоя\nгосударю\nлегла на плечи\n\n\n//~Вечно-Нерожденная или Нерожденная Королева - та, что провожает ушидших по туманной дороге навстречу новому рождению. А долог будет их путь или краток - тут уже решать не ей.//\n\n\nГоворят, что император так никогда и не был женат потому, что та, что могла бы стать его королевой - еще не родилась, или уже никогда не родится. \n(с) Ллеваин а'Лайетт
что бы там не говорили, Соркейн а'Лайетт был хорошим регентом. Даже лучшим, чем Триада. Каким правителем стал Нариол Эс'Сиантарр а'Лайетт - я не знаю и не хочу знать. Потому что империя, такая, какой я ее знаю и какой я ее помню, закончилась. Или - закончится, я запутался во временах уже давно. Но на рассвете того дня, когда Таэрион Илайетт навсегда покинул пределы империи - империи не стало.
...Айру снились мертвые. Ни добрые, ни злые, просто сам Айр стоял на пустыре, который когда-то был одной из мозаичных площадей Ваэлты, а эти файдайр молча шли ему навстречу, а поравнявшись, пристально глядели в лицо юноше и называли свои имена. Их было много, очень много, в броне и легких домашних платьях, в форме и в ярких праздничных одеждах. Дарра, люди, альвы, немного Изменчивых, несколько ллаитт... Все они были фай и все они были убиты.\n\nПоследним всегда шел человек, удивительно похожий на тетку Фиэ и на самого Айра. И то, что он говорил, заставляло юношу просыпаться в холодном поту...
Anu g__e__a, Канон ожидания\n\n... есть времена сладкие, когда каждый миг напоен силой и ощущения захлестывают тягучим ощущением счастья и медовый свет сочится медленно в душу, а вокруг - тепло, которое так легко может задушить...\n\n... есть времена горькие, где каждый миг ты чувствуешь страх и соль на губах подчеркивает горечь внутри, где кровь становится черна и в мыслях нет света, где есть лишь возможность спуститься в Бездну, чтобы подняться...\n\n... но есть времена терпкие, когда каждый миг нужно прожить в терпеливом спокойствии, чтобы он принес невыразимую доселе возможность и радость ощущения самой жизни...\n\n... и пришло время терпкое, обжигающее уголки губ и пылью дорог оседающее в душе твоей... и пришло время дороги, вкус которой - сама жизнь...
<<option chkOpenInNewWindow>> OpenLinksInNewWindow\n<<option chkSaveEmptyTemplate>> SaveEmptyTemplate\n<<option chkToggleLinks>> Clicking on links to tiddlers that are already open causes them to close\n^^(override with Control or other modifier key)^^\n<<option chkHttpReadOnly>> HideEditingFeatures when viewed over HTTP\n<<option chkForceMinorUpdate>> Treat edits as MinorChanges by preserving date and time\n^^(override with Shift key when clicking 'done' or by pressing Ctrl-Shift-Enter^^
<html>\n<dd>&nbsp;&nbsp; На карте сектор Эль'Тоэн был помечен как уничтоженный полностью. Мы не успевали. Катастрофически. Никуда. Кто же знал, что эти союзные сволочи атакуют из космоса? Кто знал, что они - нарушат договор о ненападении? \n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Марш длился уже третьи сутки, но от столицы до окраин - далеко... А на карте у сотника появлялись все новые и новые отметки. Одни и те же. Окраинные сектора - один за одним. "Тотальное уничтожение", "Захвачен", "Взят под контроль". Пару раз - выходили на связь с Регентом, тот был зол, хуже Тени. Тень, по крайней мере - нечто абстрактное, а вот лорд Эс'Сиантарр - вполне реально рвал и метал. И мы - ничего не могли сделать. \n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Все произошло слишком быстро, так, что в голове не укладывалось. Всего пол планетарного года назад ребята из "вольного поиска" наткнулись на Союз, обживший эту часть галактики. Иное общество, иные технологии. Император после некоторого раздумья все же согласился подписать с ними торговое соглашение, о, Единый, да лучше бы он передавил их на месте...\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Мои размышления тогда прервали, но ведь ничто не помешает додумать позже. \n<dd>&nbsp;&nbsp; - Привал! - рявкнул сотник.\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Есть привал! - послышалось с разных сторон. \n<dd>&nbsp;&nbsp; - Часовые?\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Седьмой! Пятый! Двенадцатый!\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Лагерь, как всегда, развернулся в считанные секунды. Сеть гудела от напряжения. Распоряжения, отчеты, ориентировки, поправки координат, да сэр, нет сэр, не могу знать, - мгновенный прием-передача, и тут же - доведение до подчиненных, приказы, перестроения, одним словом, последние приготовления перед последним прыжком. \n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; - Поправка длительности - 3,7 единиц.\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Есть поправка длительности. - имплантант уже перехватил информацию и произвел необходимые изменения. Тенью чужого дыхания коснулись отголоски подобных же изменений, происходивших рядом, Сеть дышала и переливалась в сознании паутиной цветных нитей. Снова - дрожь, ряд изменений. На этот раз - пси-коррекция, чтоб ей провалиться ко всем <i>taer</i> вместе взятым. Но - надо. Обязательно. Неизбежно. Потому что даже <i>taer</i> не знают, на что мы можем наткнуться <b>там</b>. \n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Да уж. Я думала - многое уже видела, за годы службы в Легионе. Но чтобы такое... Все это было до боли похоже на записи из хроник времен Экспансии. Когда Легион еще был подкреплен Космофлотом. Когда наместников Императора в мирах - еще убивали, и Легион являлся с карательными миссиями. Так вот, в тех записях все выглядело... Даже как-то не столь жутко. Благослови Милосердный системы безопасности, встроенные в имплантант, иначе никто из нас не вернулся бы живым. \n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Еще только на подходе - приказ подключить модули фильтров и защитные поля брони. \n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; <i>Боги милостивые, если это - их провинция, то что же ждет нас в столиц</i><i> сектора</i><i>?</i>\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Серия коротких прыжков от города к городу. Нигде не задерживаясь подолгу: собрать образцы почвы, пробы воды и воздуха - и дальше; кто знает, на сколько хватит батарей при таком чудовищном перенапряжении... Переговариваться - только по сети и очень короткими фразами. И нигде, нигде не останавливаться.\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Мы встретились в столице. Вся сотня. Мы - опоздали. \n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; - Сержант Хасс!\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Да, командир.\n<dd>&nbsp;&nbsp; - На сколько?\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Двадцать два часа, сэр.\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Десятник - в бешенстве. Боги, он был не лучшим командиром, но тогда... Тогда никто бы не выдержал. Я замерла, ожидая следующего приказа, и заранее зная, каким тот будет. \n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; - Сержант Хасс! - (это уже полусотенный. Впрочем, какая разница).\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Восстановить события последних суток.\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Есть, сэр.\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Я затравленно оглянулась в сторону десятника. В одиночку такое задание меня убьет. Но сама я не имею права требовать поддержки, неизвестно, выдержат ли остальные эту нагрузку. Снова - колебания Сети, еле заметное движение воздуха: все наши, все девять знакомых лиц собрались вокруг. Теперь - сосредоточиться и войти в транс.\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; <i>Тепло.</i>\n<dd>&nbsp;&nbsp; <i></i>\n<dd>&nbsp;&nbsp; <i>Смена дня и ночи потеряла смысл трое... суток назад.</i>\n<dd>&nbsp;&nbsp; <i> Небо спрятало лицо в ладонях, занавесилось тучами и плачет хлопьями пепла пополам со снегом.</i>\n<dd>&nbsp;&nbsp; <i></i>\n<dd>&nbsp;&nbsp; <i>- Небу теперь стыдно и оно плачет... - хриплый голосок умирающего ребенка...</i>\n<dd>&nbsp;&nbsp; <i></i>\n<dd>&nbsp;&nbsp; <i> Обрывки фраз на улицах. Первыми в мутноватых лужах талой воды сгинули звуки. Пепел оседает на ветвях лохмотьями, космами свисает с фонарей. Сквозь вязкий, густой, зернистый воздух проступают одинокие горящие окна. Свечи.</i>\n<dd>&nbsp;&nbsp; <i> Торопливые шаги, цокот каблуков по кирпичу тротуара. Эхо мечется в ущельях городских стен, порождая отзвуки стонов и песен. </i>\n<dd>&nbsp;&nbsp; <i></i>\n<dd>&nbsp;&nbsp; Я тогда еле очнулась. Спасибо остальным - просто выдернули за шкирку. Я подняла глаза и словно впервые заметила стену здания около которой мы расположились. Та самая стена, только пеплом изрядно припорошенная. В окружающем сумраке потеки крови казались почти черными и... И складывались в две руны, Kheil и Teyar - "тотальное уничтожение". Впрочем, руны - это уже преувеличение. Но вот все остальное... И эти свиньи, сожри их Тень, потом говорят у себя там об имперских зверствах в окраинных мирах! Видит Единый, нам тогда хотелось убивать. Просто и недвусмысленно. Но убивать было некого, да и что может сделать одна сотня против целого государства? \n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Еще сутки назад мы могли бы хоть что-то для них сделать. Для все них, погребенных под слоем пепла, погибших в руинах, или под действием той отравы, что распространилась в воздухе и воде. Ведь современные технологии позволяют нейтрализовать большинство воздействий... Подумать только, еще вчера... Впрочем, уже вчера планета была обречена. Сотник скомандовал общий сбор, и мы двинулись дальше. Повинуясь внезапному порыву, я, перед тем, как шагнуть в мерцающий проем портала оглянулась. И - два заряда, два росчерка - на стене. Зачем? Не знаю. \n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; А марш продолжался. Нам следовало присоединиться к основным силам Легиона, и двигаться дальше.\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; <i>из воспоминаний сержанта </i><i>Кейлин</i><i> </i><i>а</i><i>'Хасс. </i><i></i>\n<dd>&nbsp;&nbsp; <i>Легион Империи.</i><i> </i>\n<dd>&nbsp;&nbsp; <i>3 месяца от начала войны с Союзом.</i><i></i>\n</div>\n</div>\n</div>\n\n</div>\n\n</html>
[[Начало]]\n[[Досье]]\n[[Приложения]]\n[[Метки]]\n----\n[[Все записи]][[Комментаторы]][[Словарик]][[Хулиганства]][[Быстрые заметки]]\n----\n<<newTiddler>><<newJournal "DD MMM YYYY">><<saveAndReload>>\n~~[[настроить меню|MainMenu]]~~
/*\n{{{\n*/\n// ---------------------------------------------------------------------------------\n// openAll plug-in\n// ---------------------------------------------------------------------------------\nversion.extensions.openAll = {major: 0, minor: 1, revision: 1, date: new Date("Sep 1, 2005")};\nconfig.macros.openAll = {}\nconfig.macros.openAll.handler = function(place,macroName,params)\n{\n var title = "Open all " + params[0];\n var closeAllFirst = "";\n var limit = 10000;\n var reverseOrder = "";\n for(i=1; i<params.length; i++) { // Skip the first param\n if(params[i]=="closeAllFirst") closeAllFirst = "closeAllFirst";\n if(params[i]=="reverseOrder") reverseOrder = "reverseOrder";\n if(params[i].substring(0,6)=="limit:") limit = parseInt(params[i].substring(6));\n if(params[i].substring(0,6)=="title:") title = params[i].substring(6);\n }\n var openAll = createTiddlyButton(place,title,null,onClickOpenAllMacro);\n openAll.setAttribute("tag",params[0]);\n openAll.setAttribute("closeAllFirst",closeAllFirst);\n openAll.setAttribute("limit",limit);\n openAll.setAttribute("reverseOrder",reverseOrder);\n}\n\n// Event handler for 'openAll' macro\nfunction onClickOpenAllMacro(e)\n{\n if (!e) var e = window.event;\n var tag = this.getAttribute("tag");\n var limit = this.getAttribute("limit");\n var tagged = store.getTaggedTiddlers(tag);\n if(this.getAttribute("closeAllFirst")=="closeAllFirst") closeAllTiddlers();\n if(this.getAttribute("reverseOrder")=="reverseOrder") {\n var t=tagged.length-limit;\n if(t<0) t=0;\n for(; t<tagged.length && limit>0; t++) {\n displayTiddler(this,tagged[t].title,0,null,null,false,e.shiftKey || e.altKey);\n }\n }else{\n for(var t=tagged.length-1; t>=0 && limit>0; limit--,t--)\n displayTiddler(this,tagged[t].title,0,null,null,false,e.shiftKey || e.altKey);\n }\n e.cancelBubble = true;\n if (e.stopPropagation) e.stopPropagation();\n return(false);\n}\n\n/*\n}}}\n*/
Имя, которым будут подписаны все записи. Используйте WikiWord.\n<<option txtUserName>>\n<<option chkSaveBackups>> Сохранять бэкапы\n<<option chkAutoSave>> Автосохранение\n<<option chkGenerateAnRssFeed>> Создавать RSS-ленту\n<<option chkRegExpSearch>> Поиск с Регэкспами\n<<option chkCaseSensitiveSearch>> Регистрозависимый поиск \n\n<<option chkAnimate>> Разрешить анимацию\n\nОткрыть AdvancedOptions
обрывки снов и слова из никем не прочитанных книг
[img[Tai'llaitt|tai_llait/avatar.jpg]] [[Daea irr'llajn|http://tai-llaitt.livejournal.com/]]
http://localhost/
/* \nвзято с http://15black.bluedepot.com/styles/misttiddlywiki.html\n{{{\n */\n#popup{\n padding-left: 2px !important;\n padding-bottom: 2px !important;\n}\n\n#popup *{\n border: 0 !important;\n}\n\n#popup hr {\n border-top: solid 1px #ccc !important; \n border-left: none;\n border-right: none;\n border-bottom: none;\n height: 1px;\n color: #ccc;\n width: 98%;\n}\n\n#popup a:hover{\n color: black !important;\n}\n\nbody {\n margin: 0px;\n background-color: #e4e4e4;\n font-size: 9pt;\n font-family: tahoma,arial,helvetica;\n}\n\na:link, a:visited, a:hover, a:active {\n text-decoration: none;\n}\n\n#header {\n border-bottom: 1px solid #458;\n margin-bottom: 0em;\n}\n\n#titleLine {\n color: #fff;\n background: #bcd;\n padding: 0.7em 1em 1em 1em;\n}\n\n#titleLine a {\n text-decoration: none;\n color: #9ab;\n}\n\n#siteTitle {\n font-size: 40pt;\n font-weight: bold;\n padding-left: 20px;\n color: #9ab;\n}\n\n#siteSubtitle {\n font-size: 12pt;\n font-family: georgia,times;\n font-style: italic;\n color: #457;\n display: block;\n position: relative;\n bottom: 5px;\n left: 0px;\n padding-left: 70px;\n}\n\n#mainMenu {\n font-size: 12px;\n float: left;\n width: 13em;\n border: 1px solid #aaa;\n margin: .5em 1em .5em 1em;\n background: #f3f3f3;\n line-height: 125%;\n color: black;\n text-align: right;\npadding: 0;\n}\n\n#mainMenu .tiddlyLink, #mainMenu a.button{\n display: block; \n text-decoration: none;\n width: 12em;\n padding: .25em .5em;\n color: #444;\n}\n\n#mainMenu a:hover {\n color: #000 !important;\n background-color: #bcd !important;\n}\n\n#displayArea {\n margin: 1em 14em 0em 15em;\n}\n\n#messageArea {\n background-color: #5a84ad;\n color: #fff;\n padding: 0.5em 0.5em 0.5em 0.5em;\n margin: 0em 0em 0.6em 0em;\n border-bottom: 1px solid #458;\n display: none;\n}\n\n#messageArea a:link, #messageArea a:visited {\n display: inline;\n text-decoration: underline;\n color: #ddf;\n}\n\n#messageArea a:hover, #messageArea a:active{\n color: #fff;\n}\n\n.tiddler {\n border: 1px solid #aaa;\n margin: 0 10px 20px;\n padding: 8px;\n padding-top:0;\n font-family: arial,georgia,times;\n background-color: white;\n width: auto;\n overflow: hidden;\n}\n\n.innerTiddler {\n padding: 0.7em 1em 1em 0.8em;\n font-size: 9pt;\n}\n\n#displayArea .tiddlyLinkExisting {\n font-weight: bold;\n}\n\n#displayArea .tiddlyLinkNonExisting {\n font-style: italic;\n}\n\n#displayArea .externalLink {\n text-decoration: underline;\n}\n.title {\n font-family: tahoma,arial,helvetica;\n font-size: 13pt;\n color: #469;\n font-weight: bold;\n }\n\n.toolbar {\n font-family: tahoma,arial,helvetica;\n font-weight: normal;\n font-size: 8pt;\n padding: 0em 0em 0em 1em;\n color: #aaa !important;\n visibility: hidden;\n}\n\n.toolbar a{\n padding: 0.2em 0.4em 0.2em 0.4em;\n color: #888 !important;\n}\n\n.toolbar a:hover{\n color: black;\n background-color: #e4e4e4 !important;\n border: 1px solid #aaa !important;\n margin-left: -1px; \n margin-right: -1px;\n}\n\n.toolbar a:active{\n color: #666;\n}\n\n.viewer a.button{\n border: 0;\n background-color: transparent !important;\n padding: 0em;\n color: #888 !important;\n border: 1px solid transparent;\n}\n\n.editorFooter a:hover, .footer a.button {\n color: #888 !important;\n}\n\n.editorFooter a:hover, .footer a:hover{\n color: black;\n background-color: #e4e4e4 !important;\n border: 1px solid #aaa !important;\n margin-left: -1px; \n margin-right: -1px;\n}\n\n.viewer a.button:hover{\n color: black;\n background-color: #e4e4e4 !important;\n border: 1px solid #aaa !important;\n}\n\n.viewer a.button,.editorFooter a:hover, .footer a.button {\n color: #666;\n}\n\n#popup {\n display: none;\n position: absolute;\n top: 1.5em;\n left: 13.25em;\n font-size: 8pt;\n color: #888;\n background-color: #e4e4e4;\n padding: 0;\n border-top: 1px solid #aaa;\n border-bottom: 1px solid #330000;\n border-right: 1px solid #330000;\n border-left: 1px solid #aaa;\n}\n\n#popup a {\n display: block;\n color: #888;\n min-width: 8em;\n border: 0;\n margin: 0;\n}\n\n#popup a:hover {\n background-color: #e4e4e4;\n color: black;\n}\n\n.body {\n border-top:1px solid #ccc;\n padding-top: 0.5em;\n margin-top:0.3em;\n overflow: hidden;\n}\n\n.viewer {\n color: black;\n line-height: 140%;\n}\n\n.viewer a:link, .body a:visited{\n color: #922;\n}\n\n.viewer a:hover {\n color: #b44;\n background-color: transparent;\n text-decoration: none;\n}\n\n.viewer blockquote {\n font-size: 8pt;\n line-height: 150%;\n border-left: 1px solid #ccc;\n padding-left: 0.8em;\n margin-left: 2.5em;\n}\n\n.viewer ul {\n margin-left: 0.5em;\n padding-left: 1.5em;\n}\n\n.viewer ol {\n margin-left: 0.5em;\n padding-left: 1.5em;\n}\n\n/*==============================================Headings================*/\n\n.viewer h1,.viewer h2,h3,h4,h5,h6 {\n font-weight: bold;\n text-decoration: none;\n color: #469;\n padding-left: .6em;\nbackground-color: transparent !important;\nborder-bottom: 3px dotted #ccc;\n}\n\n.viewer h2 {\n font-size: 12pt;\n}\n\n.viewer h3 {\n font-size: 11pt;\n}\n\n.viewer h4 {\n font-size: 10pt;\n}\n\n.viewer h5 {\n font-size: 9pt;\n}\n\n.viewer h6 {\n font-size: 8pt;\n}\n\n.viewer table {\n font-size: 10pt;\n border-collapse: collapse;\n border: 2px solid #303030;\n margin-left: 1.0em;\n margin-right: 1.0em;\n margin-top: 0.8em;\n margin-bottom: 0.8em;\n}\n\n.viewer th {\n background-color: #bcd;\n border: 1px solid #606060;\n padding: 3px;\n}\n\n.viewer td, tr {\n border: 1px solid #606060;\n padding: 3px;\n}\n\n.viewer caption {\n font-size: smaller;\n padding: 3px;\n}\n\n.viewer hr {\n border-top: dashed 1px #606060;\n border-left: none;\n border-right: none;\n border-bottom: none;\n height: 1px;\n color: #666666;\n}\n\n.highlight {\n color: #000000;\n background-color: #bcd;\n}\n\n.editor {\n font-size: 8pt;\n color: #402c74;\n font-weight: normal;\n}\n\n.editor input {\n display: block;\n border: 1px solid black;\n}\n\n.editor textarea {\n display: block;\n font: inherit;\n border: 1px solid black;\n}\n\n/*\n=================Sidebar==========\n=================================\nHere is my HACK\n\n*/\n\n#sidebar {\n float: right;\n width: 15em;\n font-size: 8pt;\n border-left: 1px solid #aaa;\n border-bottom:1px solid #aaa;\n}\n\n#sidebarTabs .tabContents {\n background-color: #996633;\n width: 14em;\n white-space: nowrap;\n overflow: hidden;\n}\n\n#sidebarOptions {\n color: #666 !important;\n background-color: #f3f3f3 !important;\n}\n\n#sidebar #sidebarOptions a:hover{\n background-color: #f3f3f3;\n}\n\n#contentWrapper #sidebar a:hover{\n color: #b44;\n text-decoration: underline;\n}\n\n#contentWrapper .sidebarSubHeading {\n font-size: 0.95em;\n color: #236;\n}\n\n#contentWrapper #commandPanel {\n padding-top: 0.5em;\n background-color: #f3f3f3;\n color: black;\n font-size: 8pt;\n}\n\n#contentWrapper #commandPanel a {\n display: block;\n padding: 0.3em 0.2em 0.3em 1em;\n color: #666;\n text-decoration: none;\n}\n\n#contentWrapper #commandPanel a:hover {\n color: #922;\n text-decoration: underline;\n background-color: transparent;;\n}\n\n#contentWrapper #commandPanel input {\n margin: 0.4em 0em 0.3em 1em;\n border: 1px solid black;\n}\n\n#contentWrapper #optionsPanel {\n display: none;\n background-color: #f3f8ff;\n padding: 0.5em 0.5em 0em 0.5em;\n font-size: 7pt;\n color: black;\n}\n\n#contentWrapper #optionsPanel a:link, #optionsPanel a:visited {\n color: #666;\n font-weight: bold;\n}\n\n#contentWrapper #optionsPanel a:hover {\n color: #922;\n text-decoration: underline;\n background-color: transparent;\n}\n\n.optionsText {\n margin-top: 0.25em;\n margin-bottom: 0.75em;\n}\n\n.optionsItem {\n}\n/*========================================================================*/\n#contentWrapper #sidebarTabs {\n background-color: #f3f3f3;\n padding: 0em;\n}\n\n#contentWrapper #sidebarTabs a {\n color: black;\n background-color: transparent;\n}\n\n#contentWrapper #sidebarTabs a:hover {\n color: #922; text-decoration: underline;\n background-color: transparent;\n}\n\n#contentWrapper #sidebarTabs a:active {\n color: black;\n}\n\n#contentWrapper .tabContentTags #popup {\n display: none;\n position: absolute;\n top: 1em;\n left: 16em;\n font-size: 8pt;\n color: #888;\n background-color: #e4e4e4;\n padding: 0;\n margin-top: -2px;\n border-top: 1px solid #aaa;\n border-bottom: 1px solid #330000;\n border-right: 1px solid #330000;\n border-left: 1px solid #aaa;\n}\n\n#contentWrapper .tabContentTags #popup hr {\n color: #ccc;\n}\n\nhr{\n color: black !important;\n}\n\n#contentWrapper .tabContentTags #popup a {\n display: block;\n color: #888;\n min-width: 8em;\n border: 0;\n margin: 0;\n height: 1.2em;\n}\n\n#contentWrapper .tabContentTags #popup a:hover {\n background-color: #e4e4e4;\n color: black;\n}\n\n#contentWrapper a.tab {\n font-weight: normal;\n display: inline;\n margin: 0px 1px; \n border:1px solid #aaa;\n border-bottom:none;\n}\n\n#contentWrapper a.tabSelected {\n background-color: #e6e6e6 !important;\n padding: 2px 4px 2px 4px;\n}\n\n#contentWrapper a.tabUnselected {\n background-color: #f3f3f3;\n padding: 2px 4px 0px 4px;\n}\n\n/*===========================================================================================*/\n/*===========================================================================================*/\n#sidebarTabs{\n margin: 0;\n padding: 0;\n}\n\n#contentWrapper .tabContents {\n background-color: #e6e6e6;\n border-bottom: solid #aaa 1px;\n}\n\n#contentWrapper .tabContents a.tiddlyLink, #contentWrapper .tabContents a.button{\n background-color: #e6e6e6;\n color: #922 !important;\n}\n\n#contentWrapper .tabContents a:hover{\n color: #b44 !important;\n}\n\n#contentWrapper .txtMoreTab a.tabUnselected {\n background-color: #e6e6e6;\n padding: 2px 4px 0px 4px;\n}\n\n#contentWrapper .txtMoreTab a.tabSelected {\n background-color: #ccc !important;\n padding: 2px 4px 2px 4px;\n}\n\n.txtMoreTab .tabContents {\n background-color: #ccc !important;\n border-bottom: solid #aaa 1px;\n}\n\n.txtMoreTab .tabContents a{\n background-color: transparent !important;\n}\n\n#licensePanel {\n padding: 0.5em 0.2em 0.5em 0.2em;\n}\n\n#licensePanel a {\n display: block;\n padding: 0.2em 0.2em 0.2em 0.2em;\n color: #555;\n}\n\n#licensePanel a:hover {\n text-decoration: none;\n color: #922;\n background-color: transparent;\n}\n\n#storeArea, #copyright {\n display: none;\n}\n\n#floater {\n font-size: 10pt;\n visibility: hidden;\n color: white;\n border: 1px solid #666;\n background-color: white;\n position: absolute;\n padding: 1em 1em 1em 1em;\n display:none;\n}\n\n@media print {\n\n#mainMenu {\n display: none;\n}\n\n#displayArea {\n margin: 1em 1em 0em 1em;\n}\n\n#sidebar {\n display: none;\n}\n\n}\n/*\n}}}\n*/
/*\n{{{\n*/\nconfig.views.wikified.toolbarCloseOthers = {text: "закрыть другие", tooltip: "Закрыть все записки, кроме этой"};\nconfig.views.wikified.toolbarNewHere = {text: "новая", tooltip: "Создать записку с тем же набором тэгов, что и у этой"};\nconfig.views.wikified.toolbarCollapse = {text: "свернуть", tooltip: "Свернуть эту запискуr", toggleText: "развернуть", toggleTooltip: "Развернуть эту записку"};\nconfig.views.editor.toolbarDuplicate = {text: "дубликат", tooltip: "Дублировать эту записку", suffix: "Копия "};\n\nwindow.onClickToolbarNewHere = function(e)\n{\n if (!e) var e = window.event;\n clearMessage();\n if(this.parentNode.id) {\n displayTiddler(this.parentNode,"New Tiddler",2,null,null,false,false);\n tagBox = document.getElementById("editorTagsNew Tiddler"); \n tagBox.value = this.parentNode.id.substring(7);\n }\n e.cancelBubble = true;\n if (e.stopPropagation) e.stopPropagation();\n return(false);\n}\n\nwindow.onClickToolbarDuplicate= function(e)\n{\n if (!e) var e = window.event;\n clearMessage();\n if(this.parentNode.id) {\n\n clearMessage();\n var lingo = config.views\n lingo = lingo.editor;\n var thisSrc = document.getElementById(this.parentNode.id);\n var thisTiddler = this.parentNode.id.substr(7);\n var dupBody = document.getElementById("editorBody" + thisTiddler).value;\n var dupTitle = thisTiddler + lingo.toolbarDuplicate.suffix;\n displayTiddler(thisSrc,dupTitle,2,null,null,false);\n document.getElementById("editorBody" + dupTitle).value = dupBody;\n tagBox = document.getElementById("editorTags"+dupTitle);\n tagBox.value = document.getElementById("editorTags"+ thisTiddler).value;\n\n // If you want the original tiddler to close completely after you click 'duplicate,' then remove the slashes at the start of the next line\n //closeTiddler(thisTiddler,false);\n }\n e.cancelBubble = true;\n if (e.stopPropagation) e.stopPropagation();\n return(false);\n}\n\nfunction onClickToolbarCollapse(e)\n{\n if (!e) var e = window.event;\n title = this.parentNode.id.substr(7);\n if(title)\n {\n var viewerStatus = document.getElementById("viewer" + title).style.display\n var displayStyle;\n var buttonText;\n var buttonTooltip;\n var lingo = config.views\n lingo = lingo.wikified;\n if(viewerStatus == "none")\n {\n displayStyle = "block";\n buttonText = lingo.toolbarCollapse.text;\n buttonTooltip = lingo.toolbarCollapse.tooltip;\n }\n else\n {\n displayStyle = "none";\n buttonText = lingo.toolbarCollapse.toggleText;\n buttonTooltip = lingo.toolbarCollapse.toggleTooltip;\n }\n document.getElementById("viewer" + title).style.display = displayStyle; \n document.getElementById("footer" + title).style.display = displayStyle; \n this.innerHTML = buttonText;\n this.title = buttonTooltip;\n }\n}\n\nwindow.onClickToolbarCloseOthers = function(e)\n{\n if (!e) var e = window.event;\n clearMessage();\n if(this.parentNode.id)\n closeAllOtherTiddlers(this.parentNode.id.substr(7));\n e.cancelBubble = true;\n if (e.stopPropagation) e.stopPropagation();\n return(false);\n}\n\nfunction closeAllOtherTiddlers(thisTitle)\n{\n clearMessage();\n var place = document.getElementById("tiddlerDisplay");\n var tiddler = place.firstChild;\n var nextTiddler;\n while(tiddler)\n {\n nextTiddler = tiddler.nextSibling;\n if(tiddler.id)\n if(tiddler.id.substr(0,7) == "tiddler")\n {\n var title = tiddler.id.substr(7);\n if(!document.getElementById("editor" + title) && title != thisTitle)\n place.removeChild(tiddler);\n }\n tiddler = nextTiddler;\n }\n window.scrollTo(0,0);\n}\n// Create a tiddler toolbar according to whether it's an editor or not\nwindow.createTiddlerToolbar = function(title,isEditor)\n{\nvar theToolbar = document.getElementById("toolbar" + title);\nvar lingo = config.views;\nif(theToolbar)\n{\nremoveChildren(theToolbar);\ninsertSpacer(theToolbar);\nif(isEditor)\n{\n// Editor toolbar\nlingo = lingo.editor;\ncreateTiddlyButton(theToolbar,lingo.toolbarDone.text,lingo.toolbarDone.tooltip,onClickToolbarSave);\ninsertSpacer(theToolbar);\ncreateTiddlyButton(theToolbar,lingo.toolbarDuplicate.text,lingo.toolbarDuplicate.tooltip,onClickToolbarDuplicate);\ninsertSpacer(theToolbar);\ncreateTiddlyButton(theToolbar,lingo.toolbarCancel.text,lingo.toolbarCancel.tooltip,onClickToolbarUndo);\ninsertSpacer(theToolbar);\ncreateTiddlyButton(theToolbar,lingo.toolbarDelete.text,lingo.toolbarDelete.tooltip,onClickToolbarDelete);\n}\nelse\n{\n// Viewer toolbar\nlingo = lingo.wikified;\ncreateTiddlyButton(theToolbar,lingo.toolbarClose.text,lingo.toolbarClose.tooltip,onClickToolbarClose);\ninsertSpacer(theToolbar);\ncreateTiddlyButton(theToolbar,lingo.toolbarCloseOthers.text,lingo.toolbarCloseOthers.tooltip,onClickToolbarCloseOthers);\ninsertSpacer(theToolbar);\ncreateTiddlyButton(theToolbar,lingo.toolbarCollapse.text,lingo.toolbarCollapse.tooltip,onClickToolbarCollapse,"toolbarCollapse");\ninsertSpacer(theToolbar);\ncreateTiddlyButton(theToolbar,lingo.toolbarEdit.text,lingo.toolbarEdit.tooltip,onClickToolbarEdit);\ninsertSpacer(theToolbar);\ncreateTiddlyButton(theToolbar,lingo.toolbarPermalink.text,lingo.toolbarPermalink.tooltip,onClickToolbarPermaLink);\ninsertSpacer(theToolbar);\ncreateTiddlyButton(theToolbar,lingo.toolbarReferences.text,lingo.toolbarReferences.tooltip,onClickToolbarReferences);\ninsertSpacer(theToolbar);\ncreateTiddlyButton(theToolbar,lingo.toolbarNewHere.text,lingo.toolbarNewHere.tooltip,onClickToolbarNewHere);\ninsertSpacer(theToolbar);\n}\n}\n}\n\n/*\n}}}\n*/
++Subj++ - что бы это значило?\n\nmei - возвратный корень единственного числа "мое", "мне"\ntaer - в значении: "тень создания", "тень предмета", изнанка \nal'mei - признаваемый, опекаемый, близкий\nir'Reja - форма более общего aje riyj'an - от меня наставляемый\n\nсуммируя: опекаемый (младший?) близкий, наставляемый-по-духу. Вроде так. Похоже на одну из ритуальных формул приветствий.\n\nскорее всего старший, опекающий близкий - будет e(i)r'mei\n----\n-- а как будет обращение/почтение к наставляющему-по-духу?\n-- er'mei niery... но это из личных обращений, из тех, которые говорят - своим\n----\n* обращение к человеку, которого ты хотел бы назвать отцом, но стыдишься и считаешь, что недостоин.\n** вот это - чтобы подчеркнуть статусное различие... Имя + обращение "ниерра"
/*\n{{{\n*/\n// =======================================================================\nversion.extensions.dice = {major: 0, minor: 5, revision: 0};\n\nconfig.macros.dice = {};\n\nconfig.macros.dice.handler = function(place,macroName,params) {\n\n var rolldesc = params[0];\n if (rolldesc == undefined) rolldesc = '3d6';\n\n var options = '';\n if (params.length > 1) {\n params.shift();\n options = params.join(' ');\n }\n\n var thisDiceRoller = new DiceRoller();\n createTiddlyElement(place, 'div', thisDiceRoller.id, null, 'If you see this, DiceRoller is broken. Let Daniel know (DanielBaird at gmail dot com).');\n thisDiceRoller.newDice(rolldesc, options);\n}\n// =======================================================================\nfunction DiceRoller() {\n this.idprefix = 'dice';\n this.version = '0.5 beta';\n this.id = this.idprefix + DiceRoller.prototype.nextid;\n DiceRoller.prototype.nextid++;\n return this;\n}\n// -----------------------------------------------------------------------\nDiceRoller.prototype.nextid = 0;\n// -----------------------------------------------------------------------\nDiceRoller.prototype.newDice = function(rolldesc, options) {\n\n this.error = null;\n this.initialroll = false;\n this.display = 'eachroll';\n this.rolltag = 'roll';\n this.rollagaintag = 'roll again';\n this.rollby = 'link';\n this.parseDesc(rolldesc);\n this.parseOpts(options);\n if (this.initialroll) this.rollDice();\n this.drawRoller();\n// ^^^^^^^^^^^^^ new stuff above.. ^^^^^^^^^^^^^\n// this.rolls = rolls;\n\n// this.resultDisplay = 'dice';\n// if (resultDisplay != null) this.resultDisplay = resultDisplay;\n\n// this.resultSystem = 'sum';\n// if (resultSystem != null) this.resultSystem = resultSystem;\n\n// this.sides = 6;\n// this.createDice();\n// this.roll();\n}\n// -----------------------------------------------------------------------\nDiceRoller.prototype.parseDesc = function(desc) {\n this.rollstr = desc;\n desc = desc.toLowerCase();\n this.dicetype = 'standard';\n this.adjuster = null;\n if (desc == 'fudge') {\n // 'fudge' system: 3d3, where the d3 gives -1, 0 or +1\n this.dicetype = 'fudge';\n this.dicesides = 3;\n this.rollcount = 3;\n } else {\n // normal system: eg 3d6+2\n var reg = /(\sd+)d(\sd+)(\s+(\sd+)|-(\sd+))?/;\n var info = desc.match(reg);\n this.rollcount = parseInt(info[1]);\n this.dicesides = parseInt(info[2]);\n this.adjuster = parseInt(info[3]);\n if ( isNaN(this.adjuster) ) this.adjuster = 0;\n }\n}\n// -----------------------------------------------------------------------\nDiceRoller.prototype.parseOpts = function(options) {\n this.optstr = options;\n options = ' ' + options + ' ';\n if (options.indexOf(' show:eachface ') != -1) this.display = 'eachface';\n if (options.indexOf(' show:eachroll ') != -1) this.display = 'eachroll';\n if (options.indexOf(' show:result ') != -1) this.display = 'result';\n\n if (options.indexOf(' initialroll:yes ') != -1) this.initialroll = true;\n if (options.indexOf(' initialroll:no ') != -1) this.initialroll = false;\n\n if (options.indexOf(' rollby:click ') != -1) this.rollby = 'click';\n if (options.indexOf(' rollby:link ') != -1) this.rollby = 'link';\n if (options.indexOf(' rollby:button ') != -1) this.rollby = 'button';\n}\n// -----------------------------------------------------------------------\nDiceRoller.prototype.createDice = function() {\n this.results = new Array(this.rolls);\n this.result = 0;\n this.showDice();\n}\n// -----------------------------------------------------------------------\nDiceRoller.prototype.drawRoller = function() {\n var node = document.getElementById(this.id);\n if (this.display == 'eachface') node.innerHTML = this.drawRollerEachFace();\n if (this.display == 'eachroll') node.innerHTML = this.drawRollerEachRoll();\n if (this.display == 'result') node.innerHTML = this.drawRollerResult();\n\n // getClickHandler() is a function that returns a function.. JS is sweet huh\n if (this.rollby == 'click') {\n node.onclick = this.getClickHandler();\n } else {\n document.getElementById(this.id + '_roll').onclick = this.getClickHandler();\n }\n /*\n var html = '';\n\n if (this.display == 'eachface')\n\n html += '<table class="diceroller">';\n html += '<tr>';\n\n if (this.resultDisplay == 'text') {\n html.push('<td>You rolled ');\n }\n if (this.resultDisplay != 'textsummary') {\n var separator = '';\n for (var roll = 0; roll < this.rolls; roll++) {\n html.push( separator + this.drawDie(roll) );\n if (this.resultDisplay == 'text') separator = ', ';\n }\n html.push('<td>');\n }\n if (this.resultSystem == 'fudge') {\n var resprefix = '';\n if (this.result > 0) resprefix = '+';\n html.push('Result is ' + resprefix + this.result + '.<br />Click to roll again.</td>');\n } else {\n html.push('<td>'+this.rolls+'d'+this.sides+': you rolled ' + this.result + '.<br />Click to roll again.</td>');\n }\n\n html += '</tr></table>';\n node.innerHTML = html;\n */\n}\n// -----------------------------------------------------------------------\nDiceRoller.prototype.drawRollerResult = function() {\n var str = '';\n str += 'Rolling';\n str += ((this.dicetype == 'fudge')?(':'):(' ' + this.rollstr + ':'));\n if (this.result != undefined) {\n str += 'You rolled <strong>';\n str += ((this.dicetype == 'fudge')?(this.addSign(this.result)):(this.result));\n str += '</strong>.';\n }\n str += this.makeRollTrigger();\n return str;\n}\n// -----------------------------------------------------------------------\nDiceRoller.prototype.drawRollerEachRoll = function() {\n var str = '';\n str += 'Rolling';\n str += ((this.dicetype == 'fudge')?(':'):(' ' + this.rollstr + ':'));\n if (this.result != undefined) {\n str += ' You rolled ';\n var joiner = '';\n for (var r = 0; r < this.rollcount; r++) {\n str += joiner + ((this.dicetype == 'fudge')?(this.addSign(this.results[r])):(this.results[r]));\n joiner = ', ';\n }\n str += ' totalling <strong>';\n str += ((this.dicetype == 'fudge')?(this.addSign(this.result)):(this.result));\n str += '</strong>.';\n }\n str += this.makeRollTrigger();\n return str;\n}\n// -----------------------------------------------------------------------\nDiceRoller.prototype.addSign = function(num) {\n return ( ((parseInt(num) > 0)?('+'):('')) + (num) );\n}\n// -----------------------------------------------------------------------\nDiceRoller.prototype.makeRollTrigger = function() {\n var tag = ((this.result == undefined)?(this.rolltag):(this.rollagaintag));\n if (this.rollby == 'click') return ' Click to ' + tag + '.';\n if (this.rollby == 'link') return ' <a style="text-decoration: underline" href="#" id="' + this.id + '_roll">' + tag + '</a>';\n if (this.rollby == 'button') return ' <button id="' + this.id + '_roll">' + tag + '</button>';\n}\n// -----------------------------------------------------------------------\nDiceRoller.prototype.drawDie = function(roll) {\n var html = new Array();\n\n if (this.resultDisplay == 'text') {\n if (this.resultSystem == 'fudge' && this.results[roll] > 0) html.push('+');\n html.push(this.results[roll]);\n } else {\n html.push('<td class="die">');\n\n //there are seven possible dot positions\n var dots = Array();\n for (var dot = 0; dot < 7; dot++) {\n dots.push('&nbsp;');\n }\n if ( this.results[roll] ) {\n if (this.results[roll] > 1) dots[0] = 'O';\n if (this.results[roll] > 3) dots[1] = 'O';\n if (this.results[roll] == 6) dots[2] = 'O';\n if (this.results[roll]%2 == 1) dots[3] = 'O';\n if (this.results[roll] == 6) dots[4] = 'O';\n if (this.results[roll] > 3) dots[5] = 'O';\n if (this.results[roll] > 1) dots[6] = 'O';\n }\n var pipe = '|';\n var space = '&nbsp;';\n if (this.resultDisplay == 'dice') {\n html.push(',-----.<br />');\n html.push(pipe + space + dots[0] + space + dots[1] + space + pipe + '<br />');\n html.push(pipe + space + dots[2] + dots[3] + dots[4] + space + pipe + '<br />');\n html.push(pipe + space + dots[5] + space + dots[6] + space + pipe + '<br />');\n html.push('`-----\s'<br />');\n } else if (this.resultDisplay == 'compact') {\n html.push(dots[0] + space + dots[1] + '<br />');\n html.push(dots[2] + dots[3] + dots[4] + '<br />');\n html.push(dots[5] + space + dots[6] + '<br />');\n }\n html.push('</td>');\n }\n return html.join('');\n}\n// -------------------------------------------------------------------\nDiceRoller.prototype.rollDice = function() {\n this.result = this.adjuster;\n this.results = new Array(this.rollcount);\n for (var roll = 0; roll < this.rollcount; roll++) {\n this.results[roll] = Math.floor((this.dicesides)*Math.random())+1;\n if (this.dicetype == 'fudge') {\n this.results[roll] -= 2;\n }\n this.result += this.results[roll];\n }\n this.drawRoller();\n}\n// -----------------------------------------------------------------------\nDiceRoller.prototype.getClickHandler = function() {\n // trickey bit.. first make a local var that references the\n // current dice roller object, then return an anonymous function\n // that calls that object's roll() method. woot for closures!\n var thisroller = this;\n return function(e) {\n thisroller.rollDice();\n return false;\n };\n}\n// =======================================================================\nsetStylesheet(\n ".viewer table.diceroller, .viewer table.diceroller tr { "+\n "border: none;" +\n "} \sn"+\n\n ".viewer table.diceroller tr td { "+\n "border: none; " +\n "} \sn"+\n\n ".viewer table.diceroller td.die { "+\n "padding: 0.5em; " +\n "font-family: monospace; " +\n "line-height: 0.95em; " +\n "} \sn"+\n\n "",\n "DiceRoller");\n/*\n}}}\n*/
/*\n{{{\n*/\nconfig.macros.saveAndReload={};\nconfig.macros.saveAndReload.handler= function(place,macroName,params,wikifier,paramString,tiddler)\n{\n var label = params[0]||"Save & Reload";\n var tooltip = params[1]||"Save & reload";\n createTiddlyButton(place,label,tooltip,this.onclick);\n}\nconfig.macros.saveAndReload.onclick= function()\n{\n saveChanges();\n window.location.reload( false );\n}\n/*\n}}}\n*/
/*\n{{{\n*/\nversion.extensions.tagCloud = {major: 1, minor: 0 , revision: 1, date: new Date(2005,8,16)};\n//Created by Clint Checketts, contributions by Jonny Leroy and Eric Shulman\n// // source: http://15black.bluedepot.com/twtests/tagcloud.htm\n\nsetStylesheet("\s\n .tagCloud span{height: 1.8em;margin: 3px;}\s\n .tagCloud1{font-size: 1.2em;}\s\n .tagCloud2{font-size: 1.4em;}\s\n .tagCloud3{font-size: 1.6em;}\s\n .tagCloud4{font-size: 1.8em;}\s\n .tagCloud5{font-size: 1.8em;font-weight: bold;}","tagCloudsStyles"\n);\n\nconfig.macros.tagCloud = {\n noTags: "Тэгов нет.",\n tooltip: "%1 записок помечено тэгом '%0'"\n};\n\nconfig.macros.tagCloud.handler = function(place,macroName,params) {\n \nvar tagCloudWrapper = createTiddlyElement(place,"div",null,"tagCloud",null);\n\nvar tags = store.getTags();\nfor (t=0; t<tags.length; t++) {\n for (p=0;p<params.length; p++) if (tags[t][0] == params[p]) tags[t][0] = "";\n}\n\n if(tags.length == 0) \n createTiddlyElement(tagCloudWrapper,"span",null,null,this.noTags);\n //Findout the maximum number of tags\n var mostTags = 0;\n for (t=0; t<tags.length; t++) if (tags[t][0].length > 0){\n if (tags[t][1] > mostTags) mostTags = tags[t][1];\n }\n //divide the mostTags into 4 segments for the 4 different tagCloud sizes\n var tagSegment = mostTags / 4;\n\n for (t=0; t<tags.length; t++) if (tags[t][0].length > 0){\n var tagCloudElement = createTiddlyElement(tagCloudWrapper,"span",null,null,null);\n tagCloudWrapper.appendChild(document.createTextNode(" "));\n var theTag = createTiddlyButton(tagCloudElement,tags[t][0],this.tooltip.format(tags[t]),onClickTag,"tagCloudtag tagCloud" + (Math.round(tags[t][1]/tagSegment)+1));\n theTag.setAttribute("tag",tags[t][0]);\n }\n\n};\n\n/*\n}}}\n*/
/*\n{{{\n*/\nconfig.macros.tagging = {\nlabel: "Записки категории '%0':",\nlabelNotTag: "Записок из категории '%0' нет",\ntooltip: "Записки из категории '%0'"\n}\n\nconfig.macros.tagging.handler = function(place,macroName,params,wikifier,paramString,tiddler)\n{\n var theList = createTiddlyElement(place,"ul");\n var title = "";\n if(tiddler instanceof Tiddler)\n title = tiddler.title;\n if(params[0])\n { t_tagged = params[0]; title = params[0]; }\n if(params[1])\n title = params[1];\n theList.setAttribute("title",this.tooltip.format([title]));\n var tagged = store.getTaggedTiddlers(t_tagged);\n var prompt = tagged.length == 0 ? this.labelNotTag : this.label;\n createTiddlyElement(theList,"nbsp",null,"listTitle",prompt.format([title]));\n for(var t=0; t<tagged.length; t++)\n createTiddlyLink(createTiddlyElement(theList,"li"),tagged[t].title,true);\n}\n/*\n}}}\n*/
1.\nЯ люблю тебя. \nЛюблю. \nЛюблю. \nНо темнота за открывшейся дверью \nостается - \nна мгновение дольше. \nЭто твоя тень идет по моим следам, \nмягко ступая - \nпо земле вечной осени, \nшелестом листьев, \nвнезапным треском сучьев \nшепчет - \nчас за часом \nзаспинную правду, \nмертвую - как деревья этого леса. \nСплю-не-слышу. \nСплю. Не слышу. \nЛюбимый мой.\n\nУ твоей тени - тоже - тонкие руки. \nИ острые клыки. \nИ прозрачные глаза - \nв полнолуние они у тебя похожие: \nзнающих тайну, \nкак кровь становится медом... \nДа в общем, мне и не жалко - \nно кто подберет - \nкаждую каплю, упавшую на те листья? \nПравда: ну - ее же немного...\n\nСплю. Не-слы-шу...\nЯ люблю тебя. \nЛюблю. \nЛюблю.\nА твоя тень стоит у меня за спиной. \nПримериваясь - \nкак бы ловчей ударить?\n2\nПосле всех слез и улыбок, \nпосле пожарищ и тишины, \nкогда ты уснешь - приткнувшись тепло и по-детски - \nза миг перед тем, как отвернуться - \nсо мной удобней спать спина к спине: \nя боюсь помешать дыханием. \nТвоя тень садится на край кровати, \nвзвешивая в руке - \nкаменную тяжесть твоего бокала с недопитым вином: \n"Она еще жива?!"\nОсторожно высвободив руку \n(спи хорошо, любимый мой, спи тепло, \nвысыпайся: не просыпайся), \nя смеюсь - и тоже дотягиваюсь до бокала: \nсмотри. \nСмотри - кто стоит у меня за спиной,\n\nВыводя из-под налетов, поднимая из развалин - \nветер, который ведет меня за руку - \nветер: "Опирайся - пойдем. \nОпирайся - пойдем, потому что ты не убит. \nПотому что всякий огонь станет золой, \nлебедой и быльем - беда. \nПотому что там - у начала всех окончаний, \nу последнего перекрестка \nзнают - и еще одну тайну: \nперековки крови на серебро - \nна беспечный смех - \nфлейты - \nподданных страны, зовущейся "Дальше"". \nВетер, который ведет меня за руку: \nиз всего - выводивший, \nнас - беспамятных, беспутных и беззащитных. \n"Поднимайся - пойдем. \nХотя бы потому, что ты бессмертен". \nПравда, я совсем не уверена, \nзнает ли он - как меня зовут.\n\nСмех: "Но как же тебя обнять - с таким-то за спиной?"\nА никак - в том-то все и дело. \nНо пока хватает огня - \nпока не все ушло в песок, распадаться - на мед и серебро... \nКак там было - "не бойся: я просто люблю тебя"? \nНо однажды - возможно, не в этой жизни - \nутром - \nя выйду из твоего дома, такой же как заходила - \nсмеющейся... знающей и свободной. \nА пока...\nСпи хорошо, любимый мой - \nспи тепло - давай укрою: \nвсе-таки холодно - \nв доме открытом всем ветрам... \nсонное: "ммм?" - \nи - обними меня...\n\nТвоя тень сидит в углу - и молча допивает вино...
* Священный символ ллэйтианства?\n** двенадцатилучевая звезда. причем каждый из лучей поделен пополам - половина светло-синяя, половина темно-синяя (порядок - если смотреть по часовой стрелке). Почему этот символ? Илайетт не стал заморачиваться и взял символ, которым обозначали ночное светило его родичи\n* Один из примеров религиозной символики:\n[img[Один из примеров символики|tai_llait/fanrs4.jpg]]\n
++Вечер ++\n \n Снег был таким тяжелым, что, казалось, проливался вниз. В подсвеченной алым тишине город спал, медленно уходя в не-здесь. Воздух, пропитанный насквозь сном и снегом, стал столь плотным, что его можно было наливать в пиалу, лить, как колдовской напиток, из костяного черпачка. Или, повинуясь внезапному порыву, пить просто так, из сложенных горстью ладоней. \n\n Странная пора - ни свет, ни тьма не властвовали над миром. Солнце уже отказалось от своего права, но и Ночь не укрыла спящих колдовским покрывалом. Во все цвета неизвестные боги подмешали разных оттенков алого, видимо, чтобы посмотреть, что получится. Даже редкие прохожие отчего-то не нарушали единой тишины, лишь подчеркивая безмолвное великолепие багрово-снежного мира. И следы их вскоре растворились в пушистой пелене, легко, но неотвратимо опускавшейся с небес. Давно уже слились с ней голоса и дыхание, шелест птичьих крыл и еле заметная дрожь чутких звериных ушей. \n\n Может быть когда-то давно, вечность назад, все было по-другому, но в это почти не верилось среди невесомого кружева ветвей и разлитого в воздухе красного вина. Может быть... Когда-то... Но время утратило власть над этим городом, над этим небом, над этим миром... \n\n2005-03-10
<<list all>>
++Правка++\n\n==Особенность Дарра, людей-ящериц такова, что родившийся от брака с ними ребенок тоже будет Дарра==. \n\nКаждое гнездо собирает в себе несколько сходных по свойствам генетических линий, хотя и перекрестные браки не запрещены. Отличительной особенностью внешности является кожа, покрытая утолщениями, внешне напоминающими причудливые узоры художественного шрамирования; укрупненные суставы, в боевой форме выстреливающие из специальных пазух часто ядовитые шипы. Относительно общего населения империи – немногочисленны, вне Калет-Лиарр встречаются крайне редко. Сообщество Дарра, равно как и сообщество Изменчивых (полиморфов) крайне закрыто. И тех и других можно назвать своеобразной «кастой воинов». И те и другие связаны с правящим домом и императором лично – договором крови, который был заключен еще основателем дома Дарр и одним из представителей дома Хорн.
* [[Досье: Магистр Райнгэ]] -- Клинки Императора обязаны ей своим появлением.\n* [[Досье: Рихаэль а'Доран]] \n* [[Досье: Триада]]\n* [[Досье: Аарра]] - один из ллаитт\n* [[Досье: Ирхель Алтарильда]] - Ирхель Алтарильда, в последствии - Ирхель а'Лайетт.\n* [[Досье: Алакеста]]\n* [[Досье: Дивирран]]\n* [[Досье: Ирда а'Лайэтт]]
Один из ллайт.\n\nЭто его предположительный облик:\n\n[img[титул|tai_llait/tn_Tyrin_by_Wotwot.jpg][tai_llait/Tyrin_by_Wotwot.jpg]]
Алакеста\nконтрразведка, постоянная напарница (-Дивиррана|Досье: Дивирран-)\n\n[img[титул|tai_llait/tn_Noelle_by_Wotwot.jpg][tai_llait/Noelle_by_Wotwot.jpg]]\n\n
Ллаитт, альв-полукровка. Их вообще было четверо в семье - Дивирран, старший. Альфьяр и самые младшие Аарра и Килерран. \nСтарший оказался в контрразведке практически вскоре после окончания академии, двое младших - долгое время были наместниками в окраинных мирах. Альфьяр долгое время была служительницей (блин, найти бы адекватный перевод слову lehta) в одном из храмов Многоликого.\n\nПричем войну с Союзом из них пережил Дивирран, который не покидал столицы и Килерран. Последний - из чистой случайности, сектор Тор-Гааль атаковали одним из первых. \n\nНа рисунке он еще совсем молодой.\n\n[img[-|tai_llait/divirran.jpg]]
Ирда а'Лайэтт, навигатор\n\n[img[титул|tai_llait/tn_Mmm____steamed_nerd_by_oki_oki.jpg][tai_llait/Mmm____steamed_nerd_by_oki_oki.jpg]]\n\n[img[титул|tai_llait/tn_I_fixed_it__by_oki_oki.jpg][tai_llait/I_fixed_it__by_oki_oki.jpg]]
Ирхель Алтарильда, в последствии - Ирхель а'Лайетт\n\n[img[титул|tai_llait/Irhel_a_llaett.jpg]]
++Райнгэ. ~Райн-И Кироа.++ \n\nОдна из двоих, выживших со времен до приснопамятного обряда, подарившего империи - бога.\n\n[img[Магистр Райнгэ|tai_llait/c_rain_i_kiroa.jpg]]\n\n//...люди, вереницей идущие по дороге к небу, распахнутому порталом навстречу. Чем ближе, тем меньше остается сил сопротивляться тени, что протягивает руки с той стороны...//\n\n//...молодой вельможа, приметивший смуглую беловолосую девушку, решил, что служанка столь редкой масти будет к тому же - украшением столичного дома [[Эс'Сиан-Тарр]]. Сама ~Райн-И успела к тому времени наслушаться историй про тех, кому не повезло родиться беловолосыми. Впрочем, теперь уже Райнгэ - еще одна прихоть господина. А император, император решил, что из столицы девица все равно никуда не денется...//\n\n- Так значит в Ас-Таэр были вы, - коротко, лишь отмечая уже свершившееся.\n- А мы надеялись, что Ваша Божественность изволит умереть.\nС задумчивой улыбкой Илайетт смотрел на двоих, преклонивших колени у трона.\n- Я принимаю присягу ~Райн-И Кироа, - тяжелый медальон покачивается в воздухе, в темных глазах пляшет смех, - а вы, лорд [[Эс'Сиан-Тарр]], можете считать, что Ваша служба императорскому дому не прерывалась.\n\nЕе часто сравнивали с любимым степняками кинжалом, в шутку называя их родственниками.
++Нариол Эс'~Сиан-Тарр++ собственной персоной. \n\nПримерно образца того времени, когда он только познакомился с близнецами Вьянтэ и Льертэ и они начали "чудить"\n\nПравда, ко времени большинства описываемых событий все трое "выцвели" до характерной белизны ллаитт.\n\n[img[Нариол|tai_llait/Heat_11-15-07-5.jpg]]
Юноша на этой картинке похож на совсем молодого Рихаэля а'Дорана. Совсем-совсем, только с Далии.\n\n[img[титул|tai_llait/Aedan_Commissiony_by_Wotwot.png]]
вот это - точно Триада.\n\n[img[http://lanwu.deviantart.com/art/Dreamquest-58007874|tai_llait/tn_Dreamquest_by_LanWu.jpg][tai_llait/Dreamquest_by_LanWu.jpg]]
Древние дома. Дома [[Сиан-Тарр|Эс’Сиан-Тарр]], [[Галиад|Эс’Галиад]] и [[Хорн|Эс’Хорн]] более известны как [[Эс’Сиан-Тарр]], [[Эс’Галиад]], [[Эс’Хорн]]. Здесь часть Эс’ скорее часть названия, чем префикс, потому что его позволено носить только представителям центральных линий всех трех семейств. И здесь префикс а’ относится не к представителям самих семейств (не важно какой степени родства), а к представителям Малых домов, связанных вассалитетом или находящихся под покровительством одного из Древних домов.\n\nhttp://tai-llaitt.livejournal.com/17296.html
В до-лиененском //данэр дарра// значит дракон. Фаэ породил иное значение - металл власти, серебро.\n----\nО драконах, дарра и серебре - не удивительно, что союзовские социологи писали о свойственной файдайр немерянной гордыне\n----\nAs'Taer - это имя следовало бы переводить как "порожденный тенью", но равно верным будет и "рождающий (творящий) тени".\n----\nAl'mei taer irreja - помнишь? Обращение к старшему-близкому будет - er'mei niery\n----\nСлово darra рожденное до-лиенским данэр в фаэ пишется иероглифом ++dyii++ дух-металл и ++ertTha++ власть\n----\n
++__Имя__++\n\nТонкие длинные пальцы судорожно сжали гриф. \n\n//Еще вчера все было так… \nНет, просто еще вчера все – было…//\n\nСлезы медленно стекали по лицу… Стекали и падали на полированный гриф лютни-линтари. «Почему?… За что?…» За истекший день он устал задавать себе эти вопросы. Слова давно просочились сквозь трещины в древних каменных плитах. Еще. Вчера. Все. Было. А потом…\n\n//Потом…//\n\nПод вечер родители позвали его. Странно как-то, Эри никогда не слышал такого раньше. Уже на пороге понял – День Пробуждения Имени. Он был слишком взволнован, чтобы отметить, что город удивительно тих для этого часа. И окна отчего-то темны. Но тогда он подумал, что это потому, что все уже собрались за городом – встречать его, Эри. \n\n//А сквозь каменную кладку пробилась трава…//\n\nОтец и мать привели юношу на Поляну Имен… Солнце быстро садилось, окрашивая лица и волосы родителей в печальные фиолетовые тона. Тут только Эри увидел – Поляна пуста. \nМеж тем отец начал обряд.\n&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;- Перед Землей и Небом, - нараспев начал он…\n&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;- Перед Лесом и Звездами, - подхватила песню мать…\n&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;- Перед Миром и Ночью, - они обратили удивительно прозрачные взгляды к сыну, - я, Тэараннэ, и я, Риаили, открываем тебе имя, данное при рождении.\nЭри вытянулся в струну, каждой жилкой ожидая…\n&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;…прохладным ветром пронеслось – Таэрион Илайетт…\n&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;…вечерней росой осталось трепетать на губах…\n&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;…дождем пролилось и замерло на белоснежной пряди…\n\n&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;- Ты последний из нас… \n\n&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;…и звезды ссыпались сухими листьями…\n&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;…прахом остались у ног…\n\n&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;- Пришло время нам – уходить… - голос отца похож на шелест дождя… А сквозь ладони просвечивают звезды… - Там, в лесах… Они называют себя – «люди».\n&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;- Ты – последний, Эри. Твой долг – хранить их, таких хрупких… Их век так недолог… - мама, тоненькая, как ивовая ветвь… А лицо ее – почти прозрачное, косы расплела, серебро развевает ветер…\n\n Когда же небо вдали подернулось пеплом, они легли на траву, чтобы больше никогда не подняться. Безвольно уронив руки, Таэрион стоял рядом и смотрел, как их тела обращаются в пыль. Небо стало золотисто-розовым, и пришел рассветный ветер, равнодушно отнявший то единственное, что оставалось… \n Только тогда юноша развернулся и побрел прочь. К спящему вечным сном городу.\n\n{{{* * *}}}\n<html><div align=right>\n …на протяжении веков княжеский род,<br>\nда, впрочем, и все население Дарны, <br>\nверил, что когда явится в мир Посланец Небес, <br>\nпридут новые времена… Он воссядет на трон,<br>\nи великая благодать снизойдет на землю…<br>\n\n<i> из «Рассуждений о религии»\nавтор неизвестен</i></div></html>\n\n Юноша, которого невежда и только с похмелья мог бы назвать человеком, ступил на мощеные рыжим и коричневым кирпичом улицы города. Триста лет он ждал этого дня. Триста лет творил религию, триста лет… Ибо предшествующие годы страха отобрали у него разум. И все это время он учился Ненависти… Так же упорно, как под чуткими взглядами Старших учился Любви… \n Старшие говорили, что он должен хранить Молодых, зовущих себя людьми. Что ж, теперь, когда иссушающее ожидание «ухода в рассвет» покинуло его, он будет хранить людей. Вечно. Чтобы, глядя на него, они навеки запомнили, чье место заняли в этом мире.\n\n// …в тот час, когда солнце окрасило камень стен розовым и золотым, тот, кого много позже назовут Белым Демоном, вошел в город…//\n\n~~это про заклятие именем молодого Илайетта~~
Код для вставки рисунка:\n{{{\n [img[титул|tai_llait/ название файла ]]\n}}}\n{{{\n[img[титул|tai_llait/ tn_рисунок ][tai_llait/ полный рисунок]]\nthumbnail - сохраняется из девианта\nполный - из увеличенной версии\n}}}\nПробелов быть не должно!\n----\nКод в хулиганствах:\n{{{\n[img[|tai_llait/tn_][tai_llait/]]\n}}}\n----\n++Комментаторы:++\n\n[img[nifel_heim|tai_llait/ava_nifel_heim.jpeg]]\n{{{\n ++nifel_heim:++\n [img[nifel_heim|tai_llait/ava_nifel_heim.jpeg]]\n}}}\n\n[img[Tai'llaitt|tai_llait/avatar.jpg]]\n{{{\n++[[tai_llaitt|http://tai-llaitt.livejournal.com/]]:++\n[img[Tai'llaitt|tai_llait/avatar.jpg]]\n}}}\n\n[img[argenlant|tai_llait/ava_argenlant.jpeg]]\n{{{\n++[[argenlant|http://argenlant.livejournal.com/]]:++\n[img[argenlant|tai_llait/ava_argenlant.jpeg]]\n}}}\n\n[img[sirinoeles|tai_llait/ava_sirinoeles.jpeg]]\n{{{\n++[[sirinoeles|http://sirinoeles.livejournal.com/]]:++\n[img[sirinoeles|tai_llait/ava_sirinoeles.jpeg]]\n}}}\n\n[img[the_phosphor|tai_llait/ava_phosphor.jpeg]]\n{{{\n++[[the_phosphor|http://the-phosphor.livejournal.com/]]:++\n[img[the_phosphor|tai_llait/ava_phosphor.jpeg]]\n}}}
<html>\n<i><dd>&nbsp;&nbsp;...с приходом сезона ветров и туманов становится чуть теплее. Совсем немного - всего лишь настолько, чтобы новорожденное дыхание не осыпалось тут же серебристым пеплом измороси. И тогда - меж скал гуляет пробудившийся ото сна ветер. Он подхватывает легкие облачка, те самые, которыми оборачиваются слова, и сгоняет их в стаи, чтобы наигравшись вдосталь - спрятаться до поры до времени... \n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;...а на пустынные и гулкие пространства Ллэйто опускается туман, и такой же точно - поднимается вверх, навстречу, чтобы все остальное - скрылось в полупрозрачной дымке. В эту пору ни видно ни звезд, ни стен, только льдистые призрачные огни, которыми молчаливые скалы глядят друг на друга...\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;...тогда немногочисленные обитатели Тооро собираются вместе, и лорд Илайетт устраивает бал в честь смены сезона...\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;...на время - тени обретают плоть и могут идти, куда им вздумается, а странные, зачастую страшные, создания кружатся в танце над холодным сине-стальным мерцанием цветка-Дороги...\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;...и длится, длится все это, пока не проснется ветер...</i>\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;1.\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;прячусь в чужую кожу\n<dd>&nbsp;&nbsp;в чужой цвет волос и глаз\n<dd>&nbsp;&nbsp;задернута занавесь жестов\n<dd>&nbsp;&nbsp;куда вплетены\n<dd>&nbsp;&nbsp;лепестки ногтей\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;безлунной ночью\n<dd>&nbsp;&nbsp;за час до рассвета\n<dd>&nbsp;&nbsp;меня опознает один из вас\n<dd>&nbsp;&nbsp;он позволит\n<dd>&nbsp;&nbsp;облику разлететься\n<dd>&nbsp;&nbsp;и тихо прикажет:\n<dd>&nbsp;&nbsp;"Убей."\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;2007-25-05\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;2.\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;чешуи - костяная шелуха\n<dd>&nbsp;&nbsp;слетают,\n<dd>&nbsp;&nbsp;отмечая чей-то след\n<dd>&nbsp;&nbsp;искрится снег, ползут\n<dd>&nbsp;&nbsp;по кирпичу медянки-тени\n<dd>&nbsp;&nbsp;наверх\n<dd>&nbsp;&nbsp;перелиняла \n<dd>&nbsp;&nbsp;от себя - к себе\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;2007-01-09\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;3.\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;ты дышишь.\n<dd>&nbsp;&nbsp;Страшно?\n<dd>&nbsp;&nbsp;словам - оставаться\n<dd>&nbsp;&nbsp;в прошлом\n<dd>&nbsp;&nbsp;которое тоже дышит\n<dd>&nbsp;&nbsp;всем телом жарко\n<dd>&nbsp;&nbsp;и влажно\n<dd>&nbsp;&nbsp;как будто порция\n<dd>&nbsp;&nbsp;искристого яда\n<dd>&nbsp;&nbsp;символ\n<dd>&nbsp;&nbsp;воздастся сторицей\n<dd>&nbsp;&nbsp;немеркнущий, \n<dd>&nbsp;&nbsp;черно-синий\n<dd>&nbsp;&nbsp;улыбнись\n<dd>&nbsp;&nbsp;замирая в молчании\n<dd>&nbsp;&nbsp;бойся.\n<dd>&nbsp;&nbsp;так - должно?\n<dd>&nbsp;&nbsp;Так надо.\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;2007-01-10\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;4.\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;рукам твоим ко\n<dd>&nbsp;&nbsp;многим - многие\n<dd>&nbsp;&nbsp;льнут \n<dd>&nbsp;&nbsp;тени\n<dd>&nbsp;&nbsp;им\n<dd>&nbsp;&nbsp;несть числа\n<dd>&nbsp;&nbsp;их манишь\n<dd>&nbsp;&nbsp;словом\n<dd>&nbsp;&nbsp;неспешно трогая\n<dd>&nbsp;&nbsp;нежную\n<dd>&nbsp;&nbsp;мякоть нутра\n<dd>&nbsp;&nbsp;добра\n<dd>&nbsp;&nbsp;и зла\n<dd>&nbsp;&nbsp;отпусти\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;2007-01-15\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;5. \n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;стен стонами\n<dd>&nbsp;&nbsp;стали станом ли\n<dd>&nbsp;&nbsp;тьмой тонкою\n<dd>&nbsp;&nbsp;травы\n<dd>&nbsp;&nbsp;таинством\n<dd>&nbsp;&nbsp;сухой\n<dd>&nbsp;&nbsp;терпкой\n<dd>&nbsp;&nbsp;черной неизменно\n<dd>&nbsp;&nbsp;не возьмешь.\n<dd>&nbsp;&nbsp;Не дамся.\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;2007-02-07\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;6.\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;нерожденная королева\n<dd>&nbsp;&nbsp;леди осенних яблок\n<dd>&nbsp;&nbsp;танец твой\n<dd>&nbsp;&nbsp;шелком белым\n<dd>&nbsp;&nbsp;туманов речных\n<dd>&nbsp;&nbsp;легче\n<dd>&nbsp;&nbsp;голос - рассветом\n<dd>&nbsp;&nbsp;горек\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;воды хрусталем\n<dd>&nbsp;&nbsp;в ладонях\n<dd>&nbsp;&nbsp;заката\n<dd>&nbsp;&nbsp;вином пряным\n<dd>&nbsp;&nbsp;тень твоя\n<dd>&nbsp;&nbsp;государю\n<dd>&nbsp;&nbsp;легла на плечи\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;2007-02-08\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;7.\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;было бы тело твое\n<dd>&nbsp;&nbsp;из глины - \n<dd>&nbsp;&nbsp;сделал бы его\n<dd>&nbsp;&nbsp;белым\n<dd>&nbsp;&nbsp;было б по сердцу\n<dd>&nbsp;&nbsp;перья носить тебе - \n<dd>&nbsp;&nbsp;сшил бы\n<dd>&nbsp;&nbsp;крылья\n<dd>&nbsp;&nbsp;из пены небесной - крылья\n<dd>&nbsp;&nbsp;из белой глины - тело\n<dd>&nbsp;&nbsp;не по нраву\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;голос мой - черен\n<dd>&nbsp;&nbsp;яд мой - светел\n<dd>&nbsp;&nbsp;только не достать им \n<dd>&nbsp;&nbsp;тебя\n<dd>&nbsp;&nbsp;не манят звезды\n<dd>&nbsp;&nbsp;приворожил ветер\n<dd>&nbsp;&nbsp;не нужно уже\n<dd>&nbsp;&nbsp;оперение\n<dd>&nbsp;&nbsp;и\n<dd>&nbsp;&nbsp;тело\n<dd>&nbsp;&nbsp;не нужно\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;14.02.07\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;8.\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;мнется, мнится, кажется\n<dd>&nbsp;&nbsp;или я стал - немой?\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;пестрей листов, чешуи звонче\n<dd>&nbsp;&nbsp;молчат\n<dd>&nbsp;&nbsp;ты стал - ничей \n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;...а в выси и дали - строем\n<dd>&nbsp;&nbsp;спеши,\n<dd>&nbsp;&nbsp;маши, чем машется\n<dd>&nbsp;&nbsp;ногами, записями, головой\n<dd>&nbsp;&nbsp;дверь открыта\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;(шепотом - а что \n<dd>&nbsp;&nbsp;дырой она обернулась\n<dd>&nbsp;&nbsp;голодной дырой\n<dd>&nbsp;&nbsp;так про то\n<dd>&nbsp;&nbsp;чутье \n<dd>&nbsp;&nbsp;дано не всякому,\n<dd>&nbsp;&nbsp;и всяко уж - не тебе) \n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;кончиками железных когтей\n<dd>&nbsp;&nbsp;по шелковому\n<dd>&nbsp;&nbsp;я был за ней\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;был, да вернулся\n<dd>&nbsp;&nbsp;пусто\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;07.03.2007\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;9.\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;домой\n<dd>&nbsp;&nbsp;туда, где холодно\n<dd>&nbsp;&nbsp;и темно\n<dd>&nbsp;&nbsp;звездная кровь\n<dd>&nbsp;&nbsp;брызгами на небесном\n<dd>&nbsp;&nbsp;зеркалом тени\n<dd>&nbsp;&nbsp;смотрит\n<dd>&nbsp;&nbsp;тысячью глаз \n<dd>&nbsp;&nbsp;в окно\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;саван мой бел\n<dd>&nbsp;&nbsp;штопаю серым дымом\n<dd>&nbsp;&nbsp;заплаты - дымом тоже\n<dd>&nbsp;&nbsp;но черным\n<dd>&nbsp;&nbsp;маревом\n<dd>&nbsp;&nbsp;слов, рук и волос\n<dd>&nbsp;&nbsp;пеплом\n<dd>&nbsp;&nbsp;из ваших тел\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;дополнить бы\n<dd>&nbsp;&nbsp;лабиринт золой\n<dd>&nbsp;&nbsp;рассыпаться ворохом\n<dd>&nbsp;&nbsp;линий и листьев\n<dd>&nbsp;&nbsp;сухих\n<dd>&nbsp;&nbsp;узор\n<dd>&nbsp;&nbsp;дополнить собой\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;если спою\n<dd>&nbsp;&nbsp;ты отпустишь меня\n<dd>&nbsp;&nbsp;обратно?\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp;21.03.2007\n</html>
Пожалуй, стоит объяснить, как и что означают расставленные по записям метки. Я как-то не задумывался, что это может быть неочевидно.\n\n\nemperor - то, что связано с императором Таирианнон\nfajdajr - общее о нравах и жителях Таирианнон, файдайр.\nllaitt - о ллаитт, детях Императора.\ntaer'rh'wheinnan - общее о Таирианнон, как о государстве\ntaer-na - о связке llao - taer-na, иначе именуемой "связь образа-тени", как части коммуникаций и взаимоотношений внутри дома Лайетт, правящего дома империи.\nВеликие дома - то, что связано со старейшими семействами империи\nИзменчивые - одна из тейрских рас, полиморфы. Самоназвание - Изменчивые.\nТриада - регент, второе лицо, после императора, в правящих кругах, Нариол "Триада" Эс'Сиан-Тарр\nотражения - небольшая сделанная мной подборка изображений\nрелигия философии - о вопросах религии и тесно связанной с религией жизненной философии файдайр\nулыбнуться - бредовые и анекдотические случаи, которые, если поискать, могут найтись в любой исторический период любого места.\nфаэ - информация касающаяся основного языка Таирианнон, фаэ.\n\nПри необходимости список будет дополняться.\nС уважением, Юлэ.
<html>\n<dd>&nbsp;&nbsp;О, вечный город... \n<dd>&nbsp;&nbsp;Сказка, печаль, память... \n<dd>&nbsp;&nbsp;Тоска по запретному, мне нельзя туда... Таким как я - нельзя. \n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp; О, вечный город... Сердце мира. Сердце Миров.\n<dd>&nbsp;&nbsp; Я видела его во сне, в горячечном бреду... Я никогда не увижу его наяву. Не явлюсь туда во плоти. Но, когда путь мой будет окончен и я предстану перед бесстрастным взглядом Владыки Ледяного Пламени, я загадаю последнее желание. Ледяной Лорд милостив, он не откажет мне в столь малой просьбе, тем более, что никто не избегнет его чертогов, я же и не пытаюсь. Он позволит мне еще раз увидеть тебя, Вечный Город, Сердце Миров. \n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Когда-то здесь была цепь озер. \n<dd>&nbsp;&nbsp;Когда-то Тарра неторопливо несла свои воды к морю. \n<dd>&nbsp;&nbsp;Когда-то Вечный Город был небольшой крепостью, и князья тех земель селились в стенах ее. Мало кто из живущих помнит те времена. Но спросите камни, спросите воду, спросите небо, они расскажут вам. Спросите храмовых служителей, если интересны Вам легенды. Спросите детей на улицах, если желаете знать страшные и прекрасные сказки...\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp; Я мечтаю попасть в весеннее утро. Низкое серое небо осторожно касается ладонью тонких шпилей, оглаживает крыши. Белоснежные башни, кажется, растут из прибрежных вод, драгоценным ожерельем отмечая побережье. А на холме, в окружении парков и храмов высится древняя крепость... Та самая, крепость властителей Тарры, символ времени и бессмертии, единственная, оставшаяся практически неизменной, но вместе со всем городом - изменившаяся до неузнаваемости. Ветер внутреннего моря давно уже смел призрачное покрывало снега, оставив город обнаженным - наедине с небом. И он протягивает навстречу небу тонкие черные руки-деревья, приветствуя или, может быть, прощаясь...\n<dd>&nbsp;&nbsp; Сегодня властвует серо-серебряный и перламутрово-кремовый, со стремительными росчерками ослепительно-белого и иссиня-черного. Межвременье, межсезонье... Зима уже покинула эти пределы, да и была ли она здесь, среди теплых течений и влажного дыхания моря. Воздух пахнет холодом и грядущим еще изменением. Что-то еще случится, что-то уже произошло - все словно замерло в ожидании... Почему словно, так и есть - первый день весны, первый день нерожденного года, день, когда ни одна из сил не властна над мирами. День смерти, день рождения... \n<dd>&nbsp;&nbsp; Позже улицы, причудливой вязью оплетающие холм, захлестнет веселый водоворот Праздника Равноденствия... И тогда я уйду. Я вернусь к остальным, в зыбком полусне существующим в стенах обители Наваждений, чтобы в ночь Праздника Летнего Солнцестояния в одиночестве бродить меж стен обители. Нам разрешено лишь раз в году приходить в Город безнаказанно. Таким как я - разрешено. Но не мне.\n<dd>&nbsp;&nbsp; Я давно истратила все шансы на вечность вперед...\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp; Когда-нибудь и мое время закончится. И у трона Владыки Ледяного Пламени я попрошу лишь один этот весенний день Вечного Города...\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp; 2005-02-21\n\n</html>
<html>\n<div align="center" >\n<p >\n<b>* * *</b>\n</p>\n</div>\n<p align="right">\n<i>Среди многочисленных суеверий</i>\n</p>\n<p align="right">\n<i>Безграничной Империи отдельное место </i>\n</p>\n<p align="right">\n<i>занимают истории о Taёr,</i>\n</p>\n<p align="right">\n<i>тех, чей путь лежит в никуда...</i>\n</p>\n<dd>&nbsp;&nbsp; В плаще из осеннего ветра,\n<dd>&nbsp;&nbsp; С котомкой из летней суши\n<dd>&nbsp;&nbsp; Мечта постучится в двери,\n<dd>&nbsp;&nbsp; Чтоб увести твою душу.\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Она подойдет чуть слышно\n<dd>&nbsp;&nbsp; По лунной дорожке печали...\n<dd>&nbsp;&nbsp; Пара слов - ты уже не дышишь,\n<dd>&nbsp;&nbsp; Ты не хочешь, чтоб вас - узнали...\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Устремишься навтречу Тени,\n<dd>&nbsp;&nbsp; До конца не сумев поверить,\n<dd>&nbsp;&nbsp; Что сплетается голос Неба\n<dd>&nbsp;&nbsp; В колыбельную песню смерти...\n<dd>&nbsp;&nbsp;\n<dd>&nbsp;&nbsp; июнь 2004 \n</div>\n</div>\n</div>\n</div>\n</div>\n</div>\n</div>\n\n</div>\n\n</html>
<html>\n<!--Section Begins--><br>\n<p>\n<i>...Любопытство сгубило кошку</i><i></i>\n</p>\n</div>\n<div align="right" >\n<p >\n<i></i>\n</p>\n</div>\n<div align="right" >\n<p >\n<i>народная мудрость</i>\n</p>\n</div>\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Свет. Тьма... Ну да... Не удивительно, когда такое, да прямо в глаза - тут самый светлый день кромешной тьмой покажется. \n<dd>&nbsp;&nbsp; Кстати, а это где я? Банальный, но, блин, какой насущный вопрос! Однако...\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Хромированные поручни, плавные контуры - совсем как в каком-нибудь средне дорогом фильме про будущее. Только это явно не декорации. А жаль. \n<dd>&nbsp;&nbsp; Итак. Купе на два места, я там одна. Уже хорошо. За окном где-то внизу - город. \n<dd>&nbsp;&nbsp; Город. И не маленький. Как в кошмарном сне, чудовищно напоминает тот, где я официально живу все последнее время. Только смога, вечного обитателя пространства промышленных центров почему-то не видно. Уже интересно. Все-таки, куда меня на этот раз занесло... \n<dd>&nbsp;&nbsp; Между тем, монорельс приближался к станции. Что-то подсказывало, что следует, во избежание неприятностей, разумеется, применить стандартную маскировку. Кто знает, как отреагируют аборигены на некоторые детали моей внешности, отличные от общепринятых человеческих мерок. Например, кошачьи глаза. Желто-зеленые, со слегка приподнятыми к вискам уголками и угольно-черным вертикальным зрачком. Красиво... Только вот люди почему-то реагируют слишком нервно. Заостренных ушей под густой рыжей копной все равно не видно, а глаза... Увы... Дома все привычные, но здесь, что-то упрямо нашептывало, можно нарваться на неприятности. Нет уж... Мало ли что, вдруг у них тут повальная ксенофобия. А потому, к тому времени, как двери открылись в полутемный широкий коридор, я напоминала выставку дешевой бижутерии "а-ля варвар". Завершала картину яркая вязаная полосатая накидка, радующая взгляд весьма дерзким сочетанием цветов и длинными кистями по всему контуру. Попугай, да и только. Зато никому не придет в голову присматриваться к лицу. \n<dd>&nbsp;&nbsp; Стеклопластик на стенах, осветительные панели в полумраке потолка... Удивительно гармоничные обводы стен... На редкость удобные пандусы и поручни... Красиво, экономично и функционально, Тень их задери. Нет, все-таки, любопытно, где же я? Только не надо самых параноидальных вариантов. Уж больно знакомой показалась цепочка переливчатых драгоценностей на запястье проводницы. Слышали мы о таком, хоть, к счастью, и не видели. \n<dd>&nbsp;&nbsp; В том, что я не сплю, убедила боль в ушибленном лбу. Задумавшись, я вписалась точнехонько в поворот. Как всегда, блин. Кстати, а что там с документами? Вдруг повезет... \n<dd>&nbsp;&nbsp; Повезло. В ксивнике на шее оказался вполне стандартный паспорт с моей же(!) слегка мятой физиономией. А вот кроме паспорта - карта с той же личностью, разве что язык другой. Замысловато... Эге... А на карте-то - голограмма. Цветная... Качественная... Зашибиззз... Мдя. Получается, зовут меня теперь Кайла Гаа'Илли. Черт, знакомо ведь звучит. Так переиначить обычное человеческое "Галь" могут только в одном месте обозримой Вселенной. Может быть, тут все-таки паранойя?! Пожалуйста, пусть это будет моя родная паранойя. Ну пожалуйста-а-а...\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Классическая двенадцатиконечная Звезда Перехода убедила в обратном. Черт. Звезда Перехода на полу тоже может быть только в одной известной мне заднице. Причем не маленькая звезда. И задница, соответственно, тоже не маленькая... Угораздило же меня вывалиться в областном центре. Безграничной Империи. \n<dd>&nbsp;&nbsp; Тем более, нужно озадачиться очками. Желательно зеркальными, они должны быть в моде. Челка, это хорошо, но очки - надежнее. Интересно, а серебро у них котируется? Если да, то по какому курсу? Денег-то местных как раз и нет. \n<dd>&nbsp;&nbsp; Серебряной цепочки хватило на булочку, вожделенные очки и карту города. \n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Так, а теперь - на выход. Я и без того привлекла лишнее внимание, расплачиваясь снятой с шеи цепочкой. Если догадки верны, то лучше не задерживаться в общественных местах. Кто знает, может я и тут в розыске. Стоит лишний раз перестраховаться. \n<dd>&nbsp;&nbsp; Впрочем, как показала практика, все равно не спасло бы. \n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Ибо у выхода меня ждали. Точнее, ждала. Вежливая, как испанский гранд, дама в ярко синем пиджаке с белым кантом на рукавах и лацканах. Ой, б... Если я все помню верно, то дама эта - из Представительства. Их Светлости господина Наместника. Что же я такое? \n<dd>&nbsp;&nbsp; Дама ответила на все невысказанные вопросы разом. Она поинтересовалась, тот ли я стажер, о котором их предупреждал Университет родного мира незнакомой мне девушки Кайлы, чье место оказалось бесцеремонно занято. Я, помешкав секунду, согласилась. После чего дама, блеснув звездочками имплантантов, протянула руку за картой. Как ей, такой милой, отказать? Да и небезопасно выделываться. На ухоженном лице отразилась искренняя жалость к безнадежной провинциалке, коей, по мнению этой особы, являлась Кайла. Тень с тобой, голубушка. Главное, все в порядке. По крайней мере, <b><i>здесь</i></b> и <b><i>сейчас</i></b> меня не разыскивают. Пока не разыскивают. \n<dd>&nbsp;&nbsp; В офис Представительства, а это все же оказалось именно оно, добирались на вызванном госпожой пресс-секретарем служебном транспорте. По дороге я, как и положено "безнадежной провинциалке", что, в общем-то, было весьма не далеко от истины, беззастенчиво пялилась по сторонам. Вид до боли напомнил центр родного города, отданный на потраву футуристам. Не лишенным, надо признать, вкуса и чувства меры. Да, тут явно во главу угла ставят эстетику. И комфорт. \n<dd>&nbsp;&nbsp; Внутри все тоже оказалось на высоте. Идеально вежливые служащие, оформление в стиле центра Империи (ох и пришлось господам магам попотеть, чтоб воссоздать в типично техногенном мире все эти штучки), долженствующее производить неизгладимое впечатление на туземцев. Земные власти наверняка лопнули бы от зависти. Им такое и не снилось. И пусть не приснится. Незачем подавать дурные идеи. Что до меня... Приняли. Оформили стажировку. Угостили кофе (весьма вкусным). Выдали аванс и проездной на все виды транспорта. После чего благополучно отпустили, даже не предъявив претензий к внешности. Мол, колоритно выгляжу. Как будто я сама не знаю, что колоритно. На что и рассчитано. \n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; В городе я прочесала косметические лавочки. В поисках "средства от кошачьих з<b><i>ы</i></b>ркал". Нашла капли. Замечательная уловка. Тот, кто сподобится-таки к Вам приглядеться, будет абсолютно уверен, что глазки у Вас нормальные. Абсолютно. В тихом, картинно запущенном скверике, перетрясла карманы. До чего же запасливая и предусмотрительная личность эта Кайла! Тут и записная книжка с массой адресов знакомых и, самое главное, ключи от квартирки где-то на окраине. Похоже, девушка в город собиралась не впервые. \n<dd>&nbsp;&nbsp; Я честно попользовалась всеми предоставленными на редкость щедрой судьбой подарками, подумав: "Слушай, Гэль, а может быть еще не все потеряно? А вдруг удастся тут устроиться, пока не подвернется оказия свалить ко всем демонам? Император, конечно, сволочь. Закольцевал огромный кусок Сопределья и доволен. Но и на него найдется лазейка." Успокоив себя подобными заявлениями, надо заметить, даже успешно, стала радоваться жизни, благо было с чего. Уж слишком милой оказалась квартирка, да и от вида за окном с души (хоть и несуществующей) не воротит. Но потом неприятности вспомнили, что у них, вообще-то, длинные ноги и бегают они быстро. И догнали. Не прилагая особенных усилий. \n<dd>&nbsp;&nbsp; Заорал медальон. Гладкая такая морионовая подвеска. И не смотрите, как на сумасшедшую, эта погань действительно заорала. Нет, конечно, просто из ниоткуда донеслись мелодичные звуки, а висевший на крючке в ванной кулон завибрировал и начал светиться. \n<dd>&nbsp;&nbsp; Вызов. Из Представительства. Закончилась лафа. Пришлось отвечать.\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Да? - максимально нейтрально, чтоб не подумали лишнего.\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Прошу прощения, - и почему госпожу пресс-секретаря хочется удавить за одну только вежливость, - но в сложившейся ситуации мы вынуждены сократить срок адаптации. \n<dd>&nbsp;&nbsp; "Ничего себе загнула..." - лениво отметила я про себя.\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Что от меня требуется? - с трудом, скрипя зубами, но все же выдала соответствующую реакцию, хотя так хотелось послать даму к Тени прямым ходом.\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Завтра на рассвете прибывает Его Светлость господин Наместник. Вам следует его встретить и обеспечить Его Светлости все, что ему потребуется. \n<dd>&nbsp;&nbsp; "Ну ни хрена себе?! Что у них там, среди гидов моровое поветрие приключилось? Или Император взял да и побрал всех оптом?!" - но вопли пришлось заглушить тихим стоном:\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Да я же всего лишь стажер...\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Мы сожалеем, - удивительно, но сожаление было до нельзя натуральным. Ну да... "Что может быть хуже стажера на корабле?..."\n<dd>&nbsp;&nbsp; Прикрутив на место отвалившуюся челюсть осторожно поинтересовалась: \n<dd>&nbsp;&nbsp; - А узнать его как? - если уж изображать законченную дуру, так с размахом.\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Господин Наместник предупрежден, что сопровождать его прибудет стажер из внешних миров. Он обещал для Вас снять иллюзию, - сообщил ровный мужской голос. Но легкий смешок на заднем плане явственно выдавал отношение сударей из представительства к состоянию системы образования в так называемых "внешних мирах". На этом инструктаж завершился. Хорошее настроение, впрочем, тоже.\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; На первый монорельс я смотрела, как на садок с ядовитыми змеями. Точнее, с одной змеей, но от этого не становилось легче. Это еще вопрос, что хуже: два десятка гадюк или двадцатиметровая анаконда. Хотелось выть. А более того - провалиться под землю. И желательно поглубже и подальше. Но удаче, видимо, накануне надоело со мной общаться, вот она и отправилась погулять. На неопределенный срок. А в том, что Их Светлость по степени вредоносности вполне адекватны упомянутой анаконде, я нисколько не сомневалась. Потому и слонялась туда-сюда по коридору, тщетно пытаясь убедить паранойю отправиться прямиком... А хоть бы и к Императору, говорят от него трудно удрать. Паранойя оказалась сущностью упрямой, пререкаться с ней пришлось вдумчиво и господина Наместника я чуть было не прозевала. Сработала интуиция (где, интересно, она шлялась, когда я попалась этим милым типам из Представительства?), заставив оглядеть немногочисленных гостей города, расставшихся, наконец, с уютными купе монорельса. \n<dd>&nbsp;&nbsp; Их Светлость привлекали внимание даже издалека. Ах, да, он же обещал снять иллюзию. Невысокий юноша, выгодно отличающийся от общей массы несколько экзотическим цветом кожи и волос. Глаз его, скрытых под такими же, как мои, очками я, естественно, не видела, но прекрасно представляла, <b><i>что</i></b> могу увидеть. Да уж, хорош. Зараза. Кстати, а что созерцали его попутчики? Наверняка нечто зауряднейшее и крайне непритязательное. И голос - под стать внешности - глубокий и бархатистый. Именно это и вывело меня из состояния крайней задумчивости.\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Полагаю, это Вас прислали меня встречать, не так ли? - нет, правда, дивный голос, чтоб у него, всего такого замечательного еще и характерец оказался соответственный. А то зна-а-аю я этих сволочей.\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Ага... - это я не со зла такая дура, все от волнения. Их Светлость сей факт почему-то даже не удивил. Что он, каждый день с перепуганными стажерами общается? \n<dd>&nbsp;&nbsp; - Прошу прощения, могу ли я ознакомиться с Вашей личной картой? \n<dd>&nbsp;&nbsp; - Конечно... - ну да, как же ему такому обходительному откажешь.\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Та-а-ак, Далия, Университет... факультет... а не все ли равно?... - он что-то еще бормотал под нос в адрес подобных контор с окраин, не то чтобы нелестное, но какое-то... пренебрежительное, что ли.\n<dd>&nbsp;&nbsp; Ну да, столичный житель. Сразу видно, с его-то физиономией. Интересно, они все здесь, в центре к провинциалам с жалостью относятся, или как? В ответ на вопросительный взгляд юноши нехотя потянулась к очкам.\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Не надо. - остановил он меня, и добавил, словно поясняя - я понимаю, что яркий свет неприятен Вам, Гаа'Илли. А может быть, Кайла? - отчего-то виновато улыбнулся он.\n<dd>&nbsp;&nbsp; Я согласилась, в конце концов, как захочет, так и будет звать. А имя и должность на внешней карточке для того и прописаны, чтобы их читали. Между тем Их Светлость продолжил: \n<dd>&nbsp;&nbsp; - Наверное, мне тоже следует представиться? - и откуда берутся такие застенчивые Наместники, против воли подумала я, кивая в ответ, - меня зовут ... - тут он, совершенно правильно расценив мой жест, пропел что-то мелодичное, состоящее, казалось, из одних гласных, и оттого абсолютно непроизносимое. \n<dd>&nbsp;&nbsp; Покосился на опечаленное непониманием отражение гида в зеркале и, вздохнув, добавил :\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Можете звать меня Тайхали.\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Что ж, знакомство состоялось. Даже с намеком на успех. Если можно так считать зашедшегося истерическим хохотом наместника и меня, доведенную до состояния крайнего недоумения. И все это за время, требующееся для преодоления коридора, ведущего в основное помещение станции. Не понимаю, и что тут смешного? У-у-у, дитя столицы. Я же даже ничего вслух не сказала, только подумала пару раз... А ему, видите ли уже весело. Расстояния от выхода до остановки общественного транспорта хватило, чтобы приступ веселья прошел бесследно. Надо сказать, пользоваться его, транспорта, услугами совсем не хотелось. В такой-то день. И снова, в ответ на невысказанное, Тайхали (как же просто оказалось перейти к именам) мягко предложил:\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Давайте пойдем пешком. Если не затруднит, конечно.\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Извините, но вы всегда отвечаете на незаданные вопросы? - позволила я себе чуть-чуть наглости. В конце концов, что там у нас "второе счастье"?\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Нет, что вы, - снова слегка смущенно улыбнулся он, - но девушку с такими красивыми глазами нельзя не удивлять на каждом шагу.\n<dd>&nbsp;&nbsp; Еще и издевается... Или нет?... Оборвав несчастную мысль, я едва не вытянулась в струнку, в ожидании дальнейших комментариев. Коих, кстати, не последовало. Более того, в прежней застенчиво-виноватой манере наместник объяснил, что он устал от правительственного транспорта, да и вообще, очень рад возможность вот так, без особых формальностей, побродить по городу в дружеской компании. Вот и замечательно, благо маршрут не включал в себя общеизвестных достопримечательностей, исключительно местечки тихие и странные. Впрочем, мы тоже выглядели весьма странно. Особенно, если смотреть не-глазами. Вот уж точно - парочка-два-подарочка - рыжая веснушчатая девушка, нелюдь, если приглядеться внимательно, и юноша, человеком не бывший никогда, белокожий, волосы на солнце серебрятся, глазищи под очками чернущие... \n<dd>&nbsp;&nbsp; Так мы и бродили по извилистым улочкам, еще позапрошлое царствование помнящим, по заросшим скверикам с истрескавшимися чашами фонтанов и замысловатыми оградками, по тенистым паркам, больше похожим на беспорядочные рощи... И так целый день. Настолько же, насколько меня сбивала с толку его странная манера общаться, его откровенно смешило мое обращение на "Вы". "Я ведь не Триада<sup>1</sup>, не так ли? Меня что, много?" И дальше в том же ключе. А всякая попытка объяснить, что, мол, стажер, работа, официальное лицо и так далее, вызывала у клиента весьма неуместное, на мой взгляд, умиление. А уж ностальгия, прямо отражавшаяся на лице... Он немного рассказывал о себе, о бурном детстве и не менее богатой событиями стажировке, но все так, байки, истории из числа вечерне-кухонно-оконных. В общем, никакой реальной информации из этих рассказов почерпнуть не удалось. Зато из меня он вытянул все. Или...почти все. Кроме того, что я старательно спрятала, когда узнала о назначении гидом к Их Светлости. Ибо незачем господину Наместнику знать то, что ему не полагается. Незачем, и точка. И видала я его намерение снять с меня скан-карту<sup>2</sup> в лимонно-желтых<sup>3</sup> шлепанцах в фамильном крематории. \n<dd>&nbsp;&nbsp; А день, вовсе не обращая внимания на наши взаимоотношения и пожелания друг относительно друга, упрямо стремился к логическому завершению. То есть - к закату. Да и усталость все же сказывалась. Тайхали, конечно, сволочь двужильная, ну так ему по должности положено. А я-то - нет! Поужинать бы прилично... и выспаться... Ему, ведь, обязательно захочется еще и по ночному городу прогуляться. А для этого надо, чтобы <b><i>я</i></b> с ног не валилась. Что-то слабо верится, что господин Наместник станет колдовством страдать, чтобы сонного гида в более-менее приличное состояние привести. Разве что я сдохну по дороге, и Их Светлость поднимет меня как нежить. Но это уж совсем из области фантастики. Чистый вымысел. \n<dd>&nbsp;&nbsp; То ли из-за общей измотанности, то ли все-таки начала привыкать, но я абсолютно не удивилась, услышав очередной преждевременный ответ.\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Может быть, у леди найдется где переночевать? Квартиры Представительства, понимаешь ли, надоедают очень быстро. \n<dd>&nbsp;&nbsp; И, помолчав немного, грустно добавил, глядя в пространство:\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Там нет... уюта... живого тепла... Сквозняки гуляют... Несмотря на, - Тайхали почти сплюнул слово, - герметичные окна. Маразм, да и только.\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Ага, дохлые они. \n<dd>&nbsp;&nbsp; - Именно. И ночевать в таком мертворожденном помещении - сомнительное развлечение, - что-то в интонациях вызывало искреннее сочувствие и, что удивительно, желание привести это "чудо" домой и напоить чаем с вареньем. В общем, всячески обогреть и обласкать. Сама того не заметив, я выбрала дорогу к дому. Интуиция аж заходилась в крике, но так и не была услышана. Ключ тихо щелкнул в замке, а я с ужасом вспоминала, оставила ли носки стоять посреди комнаты или все-таки под шкаф пнула...\n<dd>&nbsp;&nbsp; Дома же по всем параметрам вышло, что чего-то я недопонимаю в жизни. Причем очень важного. Так как реакция этого невозможного создания превзошла все ожидания: бардак в доме привел его в восторг. Их Светлость уселся на подоконнике на кухне и молча ждал, пока я приготовлю ужин. По физиономии разлилась столь блаженная улыбка, что можно было подумать, что он нашел в этой жизни абсолютное счастье. Похоже, образ мышления этих тварей действительно недоступен разумению. <b><i>Так</i></b> радоваться шмоткам разбросанным, посуде немытой и носкам, простите, нестиранным... \n<dd>&nbsp;&nbsp; До самого заката и провозились. Он на подоконнике на мир заоконный медитировал, я - пельмени вчерашние в чувства приводила, на гостя, впрочем, украдкой пялиться не забывая. Сидит диво, волосы светлые по плечам рассыпались, взгляд мечтательный и далекий... Сидит себе и сидит, колени руками обхватив. Эх, если бы не... обстоятельства разные, точно влюбилась бы.\n<dd>&nbsp;&nbsp; Диво скорчило рожу выразительную и печальную, вздохнуло и протянуло: \n<dd>&nbsp;&nbsp; - Ну вот... Опять... \n<dd>&nbsp;&nbsp; Я, догадавшись (аж не верится, без подсказки) в чем дело, сочла нужным обидеться. Помолчала немного, для драматического эффекта, надо полагать, и, точь-в-точь копируя интонации вернула упрек:\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Я, между прочим, различаю, где работа, а где личная жизнь, - последнее уже почти прошипела, глядя на скривившуюся Светлость. \n<dd>&nbsp;&nbsp; - Так и я, вообще-то не придаю значения тому, что подумано, но не сказано, - несколько не хорошо ухмыльнулась Светлость. \n<dd>&nbsp;&nbsp; На этом конфликт и замяли. Если не считать корриды с ужином, конечно...\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Это еще что?! - и чем ему, поганцу, еда не нравится...\n<dd>&nbsp;&nbsp; - <b><i>Это</i></b>, с вашего позволения, едят. Если есть другие предложения - предлагайте. \n<dd>&nbsp;&nbsp; Тайхали с непередаваемо постной миной разглядывавший насаженный на вилку пельмень отпустил что-то насчет мелкой живности, которую приходилось есть в бытность его малолетней жертвой терроризма, но так то по необходимости... \n<dd>&nbsp;&nbsp; - А люди, к Вашему сведению, - неодобрительно сообщила я, - <b><i>этим</i></b> постоянно питаются. И еще не вымерли, как видите.\n<dd>&nbsp;&nbsp; Комментировать он почему-то не стал, видимо увлекся дегустацией. Пельмени со сметаной им, видите ли, не нравятся. У-у, с-столичный житель. С голодухи и не такое съест и не мяукнет. А, может быть, ему просто крупная сочная мышь нужна была?... \n<dd>&nbsp;&nbsp; Про мышь, я, похоже, подумала слишком громко и отчетливо, потому что он подавился еле сдерживаемым смешком. Я продолжила развивать тему грызунов и наместников. Мысленно, конечно, не вслух. Наглость, она, конечно, второе счастье. Пока не перерастает в глупость. А это уже фатально. Особенно, если общаться с двадцатиметровой анакондой. Или с чем-то столь же опасным. И непредсказуемым, как жаба с гранатой. Но это я держала глубоко внутри. Ибо не фиг.\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; В зыбких сумерках Тайхали, вернувшийся на насест, чем-то напоминал эльфа из сказок. Скорее уж сида с Холмов. Н-да... Такой же отстраненно-насмешливый и... нереальный, что ли... Зрачки расширились, озерцами темноты.\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Давайте обойдемся без света, если не трудно... - полушепот напомнил тумане, расползающемся над озером.\n<dd>&nbsp;&nbsp; Молча кивнула в ответ. Мне-то как раз не трудно. Совсем наоборот. Забывшись сняла очки и убрала на полочку. Да и капли давно выветрились... Хорошо без химии и стекол на носу. Легко... Свободно... \n<dd>&nbsp;&nbsp; - Что с вами?... - в глазах искреннее недоумение, изящные пальцы почти касаются моей щеки. Почти. Красивый, зараза. Одна пластика чего стоит.\n<dd>&nbsp;&nbsp; - А, так... Это с рождения, ничего страшного, - продолжаю завороженно следить за руками. За его руками. \n<dd>&nbsp;&nbsp; - Хотите, я могу э-э-э... снять дефект...\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Зачем? Я к кошачьему глазу привыкла, да оно, в общем-то и не мешает... - интересно, что же этому типу от меня нужно. Или он так за девушками ухаживает? Я, честно говоря, не против, но... \n<dd>&nbsp;&nbsp; Между тем на столе оказалась бутыль с вином. Дорогим. Несусветно дорогим, по скромным меркам студентки-стажерки. Два высоких хрустальных бокала. Бархатно-черное небо за окном. Звезды. Падают... Тихий голос обволакивает, уводя от дневной суеты...\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Кто-то что-то говорил о прогулке по ночному городу... Тебе, наверное, лучше отдохнуть... - голос обещал нечто большее, чем просто прогулка,.. но задумываться совсем не хотелось. И, допив бокал вина, невесть когда оказавшийся в руке, можно свернуться в мягком кресле и просто слушать этот удивительный голос... И ни о чем не думать... Не думать... \n<dd>&nbsp;&nbsp; Негромкий разговор, доносившийся из глубины комнаты убаюкивал, отдельные фразы и слова то проступали, то исчезали, оставляя приятный гул, под который мне бы и задремать крепче некуда, но... Вот такие вот "но..." обычно все и портят. И мой случай - не исключение.\n<dd>&nbsp;&nbsp; -...Далия? Лиалла, я не ослышался?...\n<dd>&nbsp;&nbsp; -...уже три года как...\n<dd>&nbsp;&nbsp; -...что, снова? И кто на этот раз?...\n<dd>&nbsp;&nbsp; -...нелюдь?!! А она ничего, миленькая...\n<dd>&nbsp;&nbsp; Ох, уши мои, уши... Ну за что наградил меня сюзерен хорошим слухом? Кошку сгубило... Да, правильно, угадали. Ох. Не проснись я тогда, все бы мне было. <b><i>Все</i></b>, если вдуматься. Совсем. Но, поскольку думать так и не хотелось, я стала слушать. Любопытно, однако, когда тебя обсуждают. Да еще и в приватной беседе. \n<dd>&nbsp;&nbsp; В большом, на полстены, зеркале проступил девичий силуэт. До нельзя похожий на Тайхали, а еще на... Нет, верно люди говорят - думать вредно. Мысли в голове заводятся. Как блохи, если не хуже. А разговор продолжался.\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Да, кстати, Мелкая, я работой вашего тамошнего Университета не доволен. Стажеры какие-то слишком запуганные, - вспомнил, зараза белобрысая, как я чушь нести начала, да ректорскими занудствами отговорилась. Ну-у, и ректорат сдала там же. С потрохами, в смысле, с деканатом. Да и кто от возможности родному деканату свинью подложить откажется?...\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Учту. А стажерочка-то ничего, ты случайно Тень<sup>4</sup> менять не собираешься?\n<dd>&nbsp;&nbsp; - А ты - заводить? Постоянного. Лиа, попадешь ты, с приключениями. Помяни мое слово.\n<dd>&nbsp;&nbsp; Зря он. Зря-а. Девица взвилась свечой к потолку. Зашипела. Не мое, конечно, дело, но не стоило Тайхали сестренку злить. Гиблое занятие - с младшими цапаться. Они, ведь и гадость какую учинить могут. Лиалла не была исключением из общего правила. \n<dd>&nbsp;&nbsp; - Да она же - чужачка! - мстительно процедила девушка, глядя, Тень ее побери, прямо на меня. И почему кресло так хорошо видно. Из-за зеркала. \n<dd>&nbsp;&nbsp; - На себя посмотри, дура. - вот вам и теплые братские отношения.\n<dd>&nbsp;&nbsp; - А кое-кто "с приключениями попадет" уже сейчас! - ехидно парировала Лиалла и скрылась в глубине зазеркалья.\n<dd>&nbsp;&nbsp; Тайхали по стеклу ладонью провел и к креслу направился. С весьма и весьма недоброй ухмылочкой. Вот уж не ожидала от Их благостной Светлости настолько гнусной рожи. Продолжать косить под спящую не имело смысла, да и наместничек, похоже, просек, что я не менее половины разговора слышала. \n<dd>&nbsp;&nbsp; - А теперь Вы, Гаа'Илли, перестанете валять дурака, проснетесь и начнете отвечать на вопросы. На <b><i><u>мои</u></i></b> вопросы, Кайла. Или, может быть лучше - Кэйл<b><i>а</i></b>йн?\n<dd>&nbsp;&nbsp; "Это Жопа. Я узнал ее в лицо" - безнадежно подумала я, открывая глаза и поспешно изображая полнейшее непонимание. Хреновый из меня актер, как выяснилось.\n<dd>&nbsp;&nbsp; - И, пожалуйста, прекратите ломать комедию. Заметьте, я пока еще прошу.\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Заметила, Светлость твоя паскудная, - встревать - так с музыкой, вляпаться - так хоть с удовольствием. Всегда мечтала наговорить гадостей этой братии. Всем вместе и каждому в отдельности. \n<dd>&nbsp;&nbsp; А какой был вечер... А ночь-то какая намечалась... И вот, заседаем мы снова на кухне, лампочка под потолком качается, скрипит противно, Тайхали - на стуле, что твоя ворона, я - в раковине, ногами болтаю. Скан-карта тебе, вроде бы, нужна была? Получай, родимый, для хорошего человека ничего не жалко. Нелюдям - дешевле, выродкам - за полцены, после полуночи - скидка. Про выродков я, пожалуй, загнула лишку, судя по физиономии господина Наместника. Или ему в мозгах моих захламленных копаться не понравилось... А что? Мозги, как мозги... \n<dd>&nbsp;&nbsp; А Их Светлость, серьезный, аки стат<b><i>у</i></b>й мраморный, расспрашивать продолжил:\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Кто, когда, откуда направил Вас? С какими целями? Какова Ваша роль в готовящейся операции? Кто связной и где место связи? Можете говорить, системы слежения отключены.\n<dd>&nbsp;&nbsp; Ну ничего ж себе! Тут даже самый хваленый самоконтроль не спасет. Ну и паранойя, похлеще моей будет. А с виду такой милый, такой обходительный, такой... Слов нет, одни жесты остались. И те... Я не выдержала, вывалилась из гостеприимной раковины и принялась кататься по полу, безудержно хохоча и дрыгая ногами. Нет, ну надо же <b><i>так</i></b> насмешить! Сквозь сдавленный смех и слезы в три ручья кое-как прорвалось:\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Да случайно я здесь! Веришь, нет, случайно! Слыхал слово такое: "слу-чай-но"!\n<dd>&nbsp;&nbsp; При взгляде на его скорбно-отсутствующее лицо меня снова накрыло приступом истерического хохота. Вот умора. \n<dd>&nbsp;&nbsp; Литр холодной воды из графина подействовал несколько отрезвляюще. Такой реакции Тайхали явно не ожидал. Что ж, и я умею быть непредсказуемой, не только он. Вскоре, однако, выяснилось, что тягаться мне с ним на этом поприще не стоит. Рано, нос не дорос. Черты лица юноши слегка поплыли, чуть изменилась осанка, наклон головы, взгляд, манера держаться... И, через несколько секунд, черными, хуже Тени, глазами на меня смотрел мой сюзерен. А, поскольку лорд мой - единственное существо, которого нет, не было и не будет никогда в этой части обитаемой Вселенной, то возможным оставался один единственный вывод. Я и не стала ждать, пока вывод этот окончательно освоится и, не теряя ни минуты, перешла в наступление.\n<dd>&nbsp;&nbsp; - А <b><i>тебя</i></b> сюда вообще не звали, - с напором заявила я, глядя ему в глаза. - Не звали? Вот и иди обратно, Твоя Божественность. \n<dd>&nbsp;&nbsp; Правильно, лиха беда началом. Поняв, что прерывать меня в ближайшее время не собираются, я нагло продолжила:\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Катись на легком катере, сударь. Все равно разговаривать я буду с ним, и только с ним, - я указала на Тайхали, что со стороны выглядело, скорее всего, довольно таки странно. Но, что самой удивительное, Император (а это был именно он) удалился. \n<dd>&nbsp;&nbsp; Тайхали восхищенно воззрился на меня. Судорожно вдохнул. Шумно выдохнул.\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Ты либо феноменальная дура... - меланхолично выдал он, убирая из пределов досягаемости колющие и режущие предметы.\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Либо Кэйл<b><i>а</i></b>йн Г<b><i>э</i></b>лльо. - в кои-то веки <b><i>я</i></b> завершила недосказанное. Хорошо же здесь разведка работает. Интересно, что все-таки ему известно? Нет, что Илайетт позволил мальчишке узнать?\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Вот именно. Гэлльо, ты хоть понимаешь, <b><i>кому</i></b> ты только что предложила совершить пеший тур с эротическим уклоном? В высшей степени гениально.\n<dd>&nbsp;&nbsp; - И что? - блин, но как приятно перестать изображать "Святую Наивность" и общаться с этим типом на равных. Ах, наглость моя, наглость...\n<dd>&nbsp;&nbsp; - А то, что за твою голову и так назначена запредельная сумма. \n<dd>&nbsp;&nbsp; - ...?! - это уже что-то новенькое, вроде и не припомню за собой особых художеств.\n<dd>&nbsp;&nbsp; Парень тем временем нес чушь о последнем посещении, о разрушенных до основания мирах, о Владыке Мрака. Если не секунду допустить, что все сказанное им правда, то удивительно, что меня сразу по прибытии не подхватили под ручки улыбчивые люди в черно-золотых мундирах. Был в моей бурной биографии период весьма тесного общения с существом, кое-где именуемым Владыка Мрака, не спорю. И вменяемой меня тогда назвать можно было с ба-а-альшой натяжкой. Но не до такой же степени... Или все-таки именно до такой?... Но, Боги, почему у него настолько восторженная рожа?! Будто малолетний поклонник на аудиенции у рок-звезды. Не ожидала, право слово. Или я тут у них что-то вроде живой легенды?... Одно плохо, в упор не помню тех злосчастных уничтоженных миров, о которых он вещает столь проникновенно. Неужели я тогда была совсем беспамятная?... И бесконтрольная, что, вообще-то много хуже. \n<dd>&nbsp;&nbsp; Расспросы ничего не дали. Информацией Тайхали явно располагал, но... Как говорится: амеба завещала делиться. Ну и где она теперь... Зато не нужно быть телепатом, чтобы понять, что ничего хорошего от странных движений пальцами ждать не стоит. Мелькнуло, обожгло - допросный кокон<sup>5</sup>?! На редкость мерзкое заклятье. Врагу не пожелаю. Один выход - ссыпать облик. Причем приличными, заколоться, из окна, там, выброситься, отравиться, средствами воспользоваться мне точно не дадут. Наместник Тайхали кто угодно, но не дурак. И уж вряд ли упустит редчайшую возможность допросить от и до Кэйлайн Гэлльо, поспособствовавшую явлению Тени на заре Империи. \n<dd>&nbsp;&nbsp; К счастью, фактора случайности никто не отменял. Поэтому дальнейших действий "страшненькой-сказочки-на-ночь" Их Светлость предугадать не сумел. Опять же, к счастью. Для него. Потому что я, стараясь не думать ни о чем, способном выдать истинные намерения, скользнула в комнату. К висевшему на стене зеркалу. Старинному зеркалу в толстой бронзовой оправе. Одним движением сдернула накинутое наместником покрывало. Требовательно постучала в стекло. Еще раз. И еще. На мгновение в зеркале отразилось искаженное неприкрытым ужасом лицо Тайхали. Парень тут же поспешил убраться с линии обзора. Догадался, зараза. Но ничего, помешать задуманному он всяко не успевал. Ибо поверхность зеркала подернулась легкой дымкой, помутнела, потемнела и...\n<dd>&nbsp;&nbsp; И Их Божественная Всевластность Император Таэрион Илайетт вышел на связь. Лик его был недоволен, заспан и мят. Взгляд печален и рассеян. \n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<div align="center" >\n<p >\n* * *\n</p>\n</div>\n<dd>&nbsp;&nbsp; <i></i>\n<dd>&nbsp;&nbsp; <i> Тайхали скорее почувствовал, чем увидел метнувшуюся в комнату чужачку. Еще через секунду сознание обожгло пониманием: эта сумасшедшая сейчас вызовет Императора и приложит максимум усилий, чтоб сделать свое убийство неизбежным. Если, к тому же, учесть, что одно упоминание имени Гэлльо приводит Илайетта в крайне раздраженное состояние, то уж появление оной Гэлльо, да еще и глубоко за полночь повлечет за собой поистине катастрофические последствия. Сама же чужачка рассыплет облик и смоется, как и намеревалась. Ллаитт</i><i><sup>6</sup></i><i> вздохнул, с трудом подавляя желание мгновенно раствориться в ощутимо пахнущем бурей воздухе, и очутиться где-нибудь-не-важно-где-но-далеко, покинул квартиру, и воззвал к Древним Силам, составлявшим основу доверенного ему мира.</i>\n<dd>&nbsp;&nbsp; <i></i>\n<div align="center" >\n<p >\n* * *\n</p>\n</div>\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; ...я посмотрела Их закипающей Божественности прямо в глаза и прошипела:\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Ты думаешь, ты так силен и могуществен, да? Да ты всего лишь фигура на доске у Лорда Бездны. Причем отнюдь не центральная. Что, съел, Белое Безмозглое?\n<dd>&nbsp;&nbsp; Как давно мне хотелось это сказать Илайетту. Хоть какой-нибудь из его многочисленных шизофренических сущностей. Растерянно-ошарашенная императорская физиономия была мне наградой. Впрочем, растерянность очень быстро сменилась столь памятным мне гневом. \n<dd>&nbsp;&nbsp; - И что?\n<dd>&nbsp;&nbsp; - И все!!! - для пущего эффекта я показала разъяренному владыке язык.\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<div align="center" >\n<p >\n* * *\n</p>\n</div>\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; <i> Из окон одного из верхних этажей, изо всех разом полыхнуло пламя.</i>\n<dd>&nbsp;&nbsp; <i></i>\n<dd>&nbsp;&nbsp; <i>Двадцатиэтажная "свечка" глухо застонала, покосилась и, промедлив мгновение, сложилась вовнутрь, подняв облака пыли. В б</i><i>л</i><i>ижайших к ней домах вылетели стекла. </i>\n<dd>&nbsp;&nbsp; <i></i>\n<dd>&nbsp;&nbsp; <i>В столице мира Таркисс, у дверей Центра Контроля Территории и Расселения возникла толпа насмерть перепуганных людей с немногочисленными пожитками в руках, к которым тут же поспешили сотрудники оного Центра.</i>\n<dd>&nbsp;&nbsp; <i></i>\n<dd>&nbsp;&nbsp; <i>Что и говорить, взрыв получился знатный. </i>\n<dd>&nbsp;&nbsp; <i></i>\n<dd>&nbsp;&nbsp; <i>Когда машины Пожарной Службы, прессы, и Представительства </i><i>Намес</i><i>т</i><i>ника</i><i> прибыли на место происшествия, на краю котлована сидел один единственный человек. И нервно курил одну сигарету за другой. Руки его тряслись, это было заметно даже со стороны. На настырные расспросы представителей СМИ он ответил короткой, но очень эмоциональной и </i><i>мало цензурной</i><i> фразой. Местная "акула пера", в мыслях Тайхали последние четыре годичных цикла носящая ласковое прозвище "Гиена", попыталась по старой привычке настоять на общении. И, охнув, свалилась в обморок. Остальные, устрашенные совершенно безумным выражением лица обычно спокойного наместника, сочли за лучшее удалиться.</i>\n<dd>&nbsp;&nbsp; <i> Дама из Представительства не знала, радоваться ей или плакать. Их </i><i>Светлость</i><i> Тайхали, без сомнения, остался в живых. Но скандал навеки опозорил их Представительство в глазах Наместника. Сначала отказали системы наблюдения, потом этот взрыв... Дама не знала, что сказать или сделать...</i>\n<dd>&nbsp;&nbsp; <i>- Поверьте, мы не представляем, в чем дело, Ваша Светлость, - начала она, едва сдерживая слезы.</i>\n<dd>&nbsp;&nbsp; <i> К безмерному ее удивлению, Тайхали лишь устало махнул рукой, извлекая из воздуха очередную сигарету. </i>\n<dd>&nbsp;&nbsp; <i>- Несчастный случай. Почти без жертв. Повезло. Родителям стажера Гаа'Илли отправить соболезнования. Хотя...</i>\n<dd>&nbsp;&nbsp; <i> Дама затаила дыхание, ожидая продолжения...</i>\n<dd>&nbsp;&nbsp; <i>- Хотя... - протянул а-Лайетт, разглядывая повисшее над котлованом пыльное марево, - этим я, пожалуй, займусь сам. </i>\n<dd>&nbsp;&nbsp; <i>- Но... что за несчастный случай?... - нерешительно спросила дама.</i>\n<dd>&nbsp;&nbsp; <i>- В нашей благословенной Империи - меланхолично сказал Тайхали, отвечая скорее собственным мыслям, - есть только один "несчастный случай". И имя ему - Таэрион Илайетт.</i>\n<dd>&nbsp;&nbsp; <i> И, глядя на посеревшее от ужаса лицо женщины, хмуро добавил:</i>\n<dd>&nbsp;&nbsp; <i>- Это не богохульство. Это - суровая проза жизни.</i>\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; апрель-май 2004\n<dd>&nbsp;&nbsp; __________________________________\n<dd>&nbsp;&nbsp; <i> </i>\n<dd>&nbsp;&nbsp; <sup>1</sup> - Триада - самый скандально известный представитель а-Лайетт. Известен примечательным званием "Лорд Регент". Скандал же состоит в том, что его трое. Без шуток, его действительно трое. Легенда гласит, что когда-то все три фрагмента сего лорда были совершенно самостоятельными существами.\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; <sup>2</sup> - скан-карта - грубо говоря, слепок сознания. Различаются уровни по глубине проникновения и считывания информации.\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; <sup>3</sup> - в лимонно-желтых шлепанцах в фамильном крематории - лимонно-желтый на территории Божественной Империи традиционно считается цветом траура и символом смерти.\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; <sup>4 </sup>- Тень - в данном контексте - "Тень Наместника". Доверенное лицо, адъютант, секретарь, иногда телохранитель либо оруженосец, часто - супруг или любовник. И всё это - в одном флаконе.\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; <sup>5</sup> - допросный кокон - на редкость неприятное заклятье, изначальное авторство принадлежит Императору. Впоследствии многократно дорабатывался различными сведущими в пыточном деле и чародействе лицами. Основное предназначение ясно из названия.\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; <sup>6</sup> - Ллаитт - досл. "из-Сумрака". Этимология слова неизвестна. Собирательное обозначение расы, известной также как "Дети Императора". Большинство из них являются Наместниками в мирах и системах миров Божественной Империи. \n<dd>&nbsp;&nbsp; \n</div>\n</div>\n</div>\n</div>\n</div>\n</div>\n</div>\n</div>\n</div>\n\n</div>\n<!--Section Ends-->\n\n</html>
++Daea irr'llajn ++\n\n> [img[Tai'llaitt|tai_llait/avatar.jpg]]\n\n++Имя:++ \n> ir L'lajnah, ulundiё \n++О себе:++\n> обрывки снов и слова из никем не прочитанных книг \n> попытки перевода с языка, который здесь все равно никто никогда не услышит \n> пусть будет говорят возможно все\n> пусть будет
<<tagCloud>>
<<dice 3d6+2 rollby:button>>
> [img[Tai'llaitt|tai_llait/brose.kuro_banner.jpg]] \n> http://brose.sakura.ne.jp/gallery.html |\n\nВообще, по этому миру у меня самого - есть немного написанного-олитературенного. В основном - это лежит далее по ссылкам, так, чтобы опять же, не забыть самому.\n# По войне с Союзом.\n** [[Eil'Thoen]]\n** [[Этюд № 13]]\n** [[Вечер]]\n# Сказки и суеверия.Разные.\n** [[Сказка о Страннике и Тени]]\n** [[Сказка о безумной Богине]]\n# По времени - где-то 50 Звездных лет до контакта с Союзом. Как водится, все имена и совпадения на совести читающих\n** [[Наглость - второе счастье?]]\n# Попытки перевода.\n** [[Лето в Ллэйто]]\n** [[Тень]] - это уже скорее по мотивам наснившихся историй о Триаде и его taer-na Рихаэле.\n** [[Мечта. Исс-Тарра]] - о Таэр, от лица одной (одного) из Таэр.\n** [[Наваждение]] - тоже о Таэр. К слову о мечтах\n
++Радуйтесь!++\n\n&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;…и смеется палач на престоле…\n\n «Люди! Радуйтесь!» – трубили на площадях герольды, - «Завтра будет чудо! Скоро всем будет счастливо!»\n\n И люди радуются. На всякий случай. И смеется палач на престоле, людьми же и прозванный Богом.\n\n …Пляшите на тайных камнях под землей, Поклонники Тени. Пляшите, пока палач смеется. Пока хохочет на троне, запрокинув голову… Пляшите, пока волна белых прядей метет пол в такт смеху…\n\n …Пляшите, Дети Милосердного, вокруг двенадцатилучевых звезд, выложенных аквамарином на перламутровом мраморе храмов… Пляшите, пока шелковый рукав раз за разом поднимается к глазам, чтоб смахнуть невольную слезу смеха…\n\n …Пляшите, люди… люди добрые, на площадях городов и весей, пляшите и радуйтесь, пока я пою в кольце колдовского пламени. Пока черные, чернее самой Тени, глаза обращены ко мне. Пляшите, пока душа моя падает в бездонные озера мрака на нечеловечески прекрасном лице…\n\n Пляшите, люди, пока смешно вашему Богу, пока герольды трубят с помостов: «Радуйтесь!», пока поет девушка в центре пламенной звезды о двенадцати лучах, пока горит живая кровь на полу величественной залы… Пока не блеснул улыбкой обсидиановый нож в белых, как снег, и безжалостных, как сталь, руках.\n\n&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;Пойте, люди! Пляшите, люди!\n&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;Радуйтесь, люди!\n\n&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;Потому что «завтра» \n&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;уже не будет.\n\n \n&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;Этого «завтра» не будет.\n&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;Ни для кого.\n
* ++люди++ (в том числе и метисы), \n* ++Дарра++ (возможны браки только с людьми - дети-метисы только люди), \n* ++Изменчивые++ (полиморф, возможны браки с кем угодно, дети будут полиморфами, Императором наложено жесткое ограничение на рождаемость и ареал обитания)\n* ++альвы++ (условное название). \n* "++нэкоморфы++" (©Аррис) - После войны одним из окраинных секторов стал сектор населенный гуманоидами явно произошедшими от кошек.
<html>\n<dd>&nbsp;&nbsp; Не слушайте тех, кто скажет Вам, что у Странников нет своего дома среди бесчисленных Миров. \n<dd>&nbsp;&nbsp; Не слушайте тех, кто скажет Вам, что звезды отреклись от них, и потому навеки обречены Странники скитаться по Дорогам, нигде не задерживаясь подолгу, дабы не навлечь беды.\n<dd>&nbsp;&nbsp; Не слушайте тех, кто скажет Вам, что избравшие путь Странствий благословенны или, более того - прокляты.\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Но если Вы все же заинтересовались сказаниями - бросьте монетку в шляпу бродячего сказителя на главной площади Вечного Города. И попросите его рассказать легенду о Тени. Он задумчиво улыбнется и, отбросив с лица белоснежную прядь, начнет говорить.\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Никто не знает, кто и как избирает путь Странствий. Или это путь избирает их. Даже сами Странники не ответят, если спросить их... Доподлинно известно только то, что ни один из них действительно не задерживается надолго в Мирах. Слишком чужды Мирам те, кого Дорога назвала своими детьми. Настолько чужды, что, находясь в Мирах, не нуждаются они в пище и воздухе, не отбрасывают тени и не отражаются в зеркалах. Они вне человеческих страстей и невзгод, вне дорог человеческой мысли и магии настолько, насколько сами этого хотят. Исподволь, незаметно происходят изменения, но последнее, с чем расстается Странник - это с тенью<font color="Red">.</font> \n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Седовласый сказитель с совсем молодыми глазами озорно улыбнется, оглядев притихших слушателей, которых отчего-то стало больше, и вздохнув, продолжит рассказ, еле слышно перебирая струны.\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Звезды сменились несколько раз с тех пор, как это произошло. Людской век короток, да и слишком давно это было. \n<dd>&nbsp;&nbsp; Он был Магистром Двора в том королевстве, а Она - дочерью Стража того мира. А еще - Она была Тенью для Него. Можно сказать, что эти двое даже любили друг друга, да, скорее всего так оно и было. Но, когда оказалось, что он отмечен Дорогой, этого никто не заметил, даже он сам. <font color="DarkMagenta"></font>\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Вечный Город, Сердце Миров, таит в себе множество загадок и чудес. - голос седовласого вдруг отчего-то стал тих, - не все они добрые. Немало и таких, которые заметны только тому, с кем произошли. \n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Однажды на окне своей комнаты Та, что была Тенью, обнаружила большую серую птицу. Молчаливую серую птицу с темными глазами. Не задумываясь, девушка кликнула служанку, чтобы та принесла ломоть хлеба, но, когда вновь повернулась к окну - птицы там уже не было. Отчего-то Тень не рассказала своему возлюбленному о том, что видела. Может быть потому, что не была до конца уверена, не пригрезилось ли ей... \n<dd>&nbsp;&nbsp; Но на следующее утро птица снова прилетела к ее окну. Склевала оставленные на широком подоконнике крошки и долго еще смотрела на девушку. Отец девушки как раз отсутствовал, поговаривали, что он удалился в Изначальный Сумрак, и нескоро еще вернется... А тот, кого она любила, остался регентом в Вечном Городе, и Тень не хотела тревожить его по пустякам. \n<dd>&nbsp;&nbsp; Птица же так и прилетала по утрам. Всякий раз задерживаясь чуть дольше прежнего. Иногда девушка видела ее в городе, иногде - у себя в саду. Со временем она почувствовала, что ей не хватает темного неподвижного взгляда, молчаливого присуствия... Как будто, улетая, серая птица забирала с собой частичку души самой Тени. Мир казался девушке потускневшим, словно Изначальный Сумрак коснулся всего вокруг, и только птица была реальной. \n<dd>&nbsp;&nbsp; Лорд-Регент, Странник, заметил, что с Той, что была его Тенью, что-то произошло. Она, прежде неугомонная, стала вдруг задумчивой и молчаливой. Теперь Тень подолгу пропадала то в саду, то в дворцовом парке. Иногда Странник видел, как девушка вставала на рассвете и замирала у окна, глядя на что-то, видимое только ей. Он чувствовал чье-то незримое присутствие, но не мог определить, чье. А того, кого он мог бы расспросить, Создателя и Стража Вечного Города, не было ни в одном из Миров. И неизвестен был срок его возвращения.\n<dd>&nbsp;&nbsp; Страннику казалось, что Тень его, как истинное порождение Изначального Сумрака, может в любой момент исчезнуть, растаять в предрассветном тумане. Тогда он стал просыпаться в эти тревожные часы и встречать рассвет у изголовья девушки. На все расспросы Тень отвечала лишь удивленным взглядом, и неизменным &quot;Неужели что-то произошло?&quot; Но беспокойство не оставляло Лорда-Регента. Все чаще и чаще хотелось ему забросить все дела и рвануться к ней, где бы она ни была. Он готов был сам стать тенью для нее, потому что знал, без Той, что была его Тенью, нет ему жизни. \n<dd>&nbsp;&nbsp; Тень же уже почти ничего и никого не замечала, кроме серой птицы... И Сумрак, наверное, был теплее и ярче того, каким становилось для девушки все в отсутствие птицы. Даже Лорду-Регенту, теперь уже Страннику, не под силу было развеять наваждение. \n<dd>&nbsp;&nbsp; А однажды - птица слетела к девушке на руку и... И клюнула в ладонь. На секунду глаза птицы полыхнули пламенной тьмой. Тень отшатнулась, всплеснула руками... А птица улетела, унося с собой пламя ее души. \n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Странник ничего не знал ни о птице, ни о колдовстве... Но в то утро он отчего-то долго бродил по городу, словно искал кого-то. Когда он встретил Тень на набережной, он внезапно понял, что видит ее в последний раз. Что еще немного - и она уйдет. Навсегда. \n<dd>&nbsp;&nbsp; &quot;Отпусти меня&quot; - говорил ее взгляд. Пронизывающий ветер и одиночество вересковых пустошей Границы угадывалось на дне.\n<dd>&nbsp;&nbsp; А он чувствовал, что никаких сил не хватит, чтобы удержать ее. \n<dd>&nbsp;&nbsp; Та, что была Тенью, вздохнула и бесшумно, как умеют только Тени, исчезла.<font color="Magenta"></font>\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Тут сказитель вновь умолкнет, словно прислушиваясь к чему-то, но вскоре продолжит, так же размеренно и неторопливо:\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Серая птица, - пояснит он, - действительно забирает пламя души того, на чье окно слетает из кружева снов Вечного Города. Некоторые после этого так и доживают свой век, похожие на выцветшие гобелены. Но те, кто отважится пойти следом, те, кто отважится отправиться на поиски ее - обретут нечто намного большее, чем то, чего лишились.\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Та, что была Тенью, покинула город, покинула Мир и одним звездам ведомо каким был ее путь. Но звезды молчат об этом, ибо не для смертных эти тайны. Известно лишь, что через много лет вернулась она в Столицу.<font color="Magenta"></font>\n<dd>&nbsp;&nbsp; Странник же бросился искать ее. Потому что только теперь понял он, насколько дорога была ему Тень. Вспомнилось Страннику, что за все те годы, что были они знакомы, ни разу не сказал он девушке, что любит ее, принимая ее чувства, как должное. Но ни один из магов столицы не мог дать ему ответа. В гневе ринулся он в Замок Сна, что стоит на Границе между Изначальным Сумраком и Мирами, но и там потерпел неудачу. Молчанием встретил его Замок. Только листья с шелестом осыпались с потолочных фресок. \n<dd>&nbsp;&nbsp; Что ж, Лорд-Регент проклинал и просил совета, приказывал и звал. Но не было ему ответа. И ни один из обитателей Замка не попался ему на пути. Только эхо шагов и криков загнанным зверем металось по залам и переходам. И лишь ветер был ему спутником, но и ветер - молчал. Гнев сменился отчаяньем, и тогда бросился Странник к Вратам, что отделяли Миры живых от тумана. &quot;Если в Мирах отказали мне,&quot; - думал он, - &quot;то там - ответят!&quot; \n<dd>&nbsp;&nbsp; И уже на пороге удержал его Страж, в тот час вернувшийся из нелегкого своего путешествия. \n<dd>&nbsp;&nbsp; - Я знаю, что произошло, - сказал он.\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Тогда скажи, во имя Миров и звезд, где я смогу найти ее! - сквозь зубы процедил Странник, вновь приходя в ярость. \n<dd>&nbsp;&nbsp; - Отпусти мою дочь, - все так же тихо и устало продолжил Страж, теперь уже глядя в глаза Страннику. Точно так же, как глядела на него Тень утром на набережной. И тем же ветренным холодным одиночеством встретил его Замок Сна. \n<dd>&nbsp;&nbsp; - Нет, - на остатках упрямства и гордости ответил Странник, почти теряясь в вечной печали Изначального Сумрака, которой дышали слова отца его возлюбленной, - нет.\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Отпусти ее, - чуть слышно повторил Страж, - отпусти ее и себя. Ведь так будет лучше для вас обоих...\n<dd>&nbsp;&nbsp; Но говорил он это уже пустому залу.\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Странник не послушал совета отца девушки и покинул Миры в безнадежном своем поиске, даже не зная, что ведет его - зов любви или зов Дороги. Ведь в начале он действительно метался по Мирам и дорогам в безнадежной надежде вновь встретить Ту, что была его Тенью. \n<dd>&nbsp;&nbsp; То и дело находил он ее следы, люди говорили, мол, да, видели, да ушла она. День назад, час назад, пару минут как вышла. Неоднократно ему казалось, что он видел Тень то на городской ярмарке, то в придорожной таверне. Бывало и так, что сталкивался с ней лицом к лицу, но только тогда понимал, кого встретил, когда девушки уже не было рядом. \n<dd>&nbsp;&nbsp; Он нигде не задерживался надолго. Поначалу - потому что не мог позволить себе где-то остановиться, боясь потерять след Той, что была его Тенью. После - просто потому, что это было против самой его сути. Со временем, Странник оставил поиски, лишь изредка вспоминая, что когда-то кого-то хотел найти. \n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Через много лет он вернулся в Вечный Город. Летящие тонкие шпили, мосты и арки все так же заставляли замирать сердце. Город все так же восхищал его, как тогда, давно... Когда он еще считал этот город и этот Мир родным<font color="Magenta"> </font>\n<dd>&nbsp;&nbsp; Потом он долго еще бодил по запутанным улочкам, пока они не привели его к набережной. \n<dd>&nbsp;&nbsp; Там он увидел молодую женщину, отчего-то показавшуюся смутно знакомой. И лишь тогда Странник вспомнил, зачем ушел из столицы и кого искал. Но сейчас это показалось ему не особенно важным. \n<dd>&nbsp;&nbsp; Женщина улыбнулась ему, а в глазах ее светилось узнавание.\n<dd>&nbsp;&nbsp; - Я рада, что ты теперь тоже свободен, - сказала она уходя, и в голосе ее плясали золотистые нити смеха. \n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Странник улыбнулся в ответ, у долго смотрел вслед Той, что когда-то была Тенью. Да, это действительно была она, исчезнувшая и вернувшаяся, сама ставшая Стражем и Хранителем Вечного Города. \n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; На закате Странник вновь ушел, понимая, что теперь он действительно свободен.<br><br>Так заканчивается легенда о Тени<font color="Red">.</font> \n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; \n</div>\n</div>\n\n</div>\n\n</html>
// Тех, кто почитал ее - Матерью уже не помнили даже камни. А когда пришли более молодые и сильные - для нее не нашлось места в изменившемся мире. От нее отреклись все: и те, кто считал своим домом Свет, и те, кто от века обитал во Тьме. Ее сочли слишком опасной, чтобы оставить и слишком старой, чтобы убить. А чтобы проще было отводить глаза и не вспоминать ни о чем - изгнали ее за пределы миров, туда, где, как считали - будет самое для нее место... Так было давно, очень давно...//\n\nБезумная богиня сидела, поджав ноги, на пустом клочке тверди. Когда-то она могла творить и разрушать, но было это так давно, даже камни утратили память о ней. Разум ее сжег нестерпимо яркий свет, а суть ее - расплескалась во тьме. Прошли те времена, когда она надеялась, что вернется, прошли те времена, когда она хотела отомстить, прошли безвозвратно. \n\nВдруг, повинуясь внезапному зову, а может быть - ветхим останкам отчего-то пробудившейся памяти, обратила она внимание на тень, клубком свернувшуюся у ног ее. Единственное, что еще осталось у нее... Безумная богиня зачерпнула немного и свила из тени - фигурку. Совсем как человеческие дети сплетают из соломы кукол для дневных забав. Она выдернула прядь давно уже потерявших цвет волос и словно шнурком - перевязала странное это детище минутной прихоти, окончательно придавая ему сходство с куклой, спутницей детских забав. После - завернула ее в покрывало из радужно-золотистых бликов... Бликов с бескрайней глади силы, что когда-то принадлежала ей, а теперь, словно в насмешку - не имеющим дна озером плескавшейся у самых ног ее.\n\nИ вот - безумная богиня баюкала на руках фигурку-тень, заботливо укутанную в радужное покрывало. Мурлыкала под нос песенки, из коих не знала ни начала, ни конца. Порой ей казалось, что еще чуть-чуть - и она вспомнит что-то очень важное, но миг - и снова не занимает ее ничего, кроме тени-куколки, прижатой к груди... А когда, наконец, она задремала - тень развернула мерцающие крылья и улетела, оставив богиню в одиночестве. \n\nПроснулась она, но никого не увидела, только свет, клочок тверди да плещущаяся у кромки его тьма... И тогда взяла богиня остаток своей тени и сделала из него вторую фигурку, одела радужными крыльями и отпустила вслед за первой - в миры. Сама же, опустошенная, опустилась на камень чтобы больше никогда с него не подняться, ибо последнее, что у нее было - отдала она прощальным подарком мирам. \n\n//Бойтесь выходящих из сумрака господ, одетый в мерщающие всеми цветами плащи, бойтесь взглядов их, манящих недостижимой близостью могущества, бойтесь прикосновений их, что нежнее ладоней матери и безжалостнее змеиных жал. Ибо нет спасения от них ни в Свете, ни во Тьме.//
llait\nllao\ntaer-na
На границе - белые стены,\nВековой сознания омут.\nТам я стану тебе - Тенью,\nНу а ты - войдешь в мой город.\n\nСловно пес, стерегу грани,\nЗаплетая туманом лица.\nТы молчишь, а я - обещаю\nСном кошмарным к тебе явиться!\n\nТы сошел со ступеней храма,\nСловно Тот-чьи-ладони-в-алом...\nВзгляда лед, а душа - как мрамор.\nУлыбнись... Я прошу так мало.\n\n...затеряться среди видений\nТвоей пламенной круговерти.\nЯ останусь тебе - тенью.\nТы окажешься мне - ...\n\n 29-31 марта 2005
Переведено и адаптировано с http://webpages.charter.net/one_each/\n----\n>This is a simple cheat sheet gleened from the [[TiddlyWiki Tutorial|http://www.blogjones.com/TiddlyWikiTutorial.html]]. \n\n!Форматирование текста\n//Данный файл содержит дополнительные возможности форматирования, созданные с целью облегчить жизнь русскоязычным пользователям. Для таких возможностей в качестве примера использовано слово "альтернатива".//\n\n|!Пример|!Реализация|\n|''жирный''|{{{''жирный''}}}|\n|>|^^//Выше не двойная кавычка, а две одинарных//^^|\n|++альтернатива++|{{{++альтернатива++}}}|\n|==зачеркнутый==|{{{==зачеркнутый==}}}|\n|__подчеркнутый__|{{{__подчеркнутый__}}}|\n|//курсив//|{{{//курсив//}}}|\n|^^надстрочный^^|{{{^^надстрочный^^}}}|\n|~~подстрочный~~|{{{~~подстрочный~~}}}|\n|@@color(green):цветной@@|{{{@@color(green):цветной@@}}}|\n|@@bgcolor(green):фон@@|{{{|@@bgcolor(green):фон@@}}}|\n|@@выделение@@|{{{@@выделение@@}}}|\n|{{{моноширинный}}}|{{{{{{моноширинный}}}}}}|\n|~ОтменитьWikiWord|{{{~ОтменитьWikiWord}}}|\n|>|^^//Что такое WikiWord//^^|\n|[[ссылка]]|{{{[[ссылка]]}}}|\n|(-альтернатива-)|{{{(-альтернатива-)}}}|\n|[[внешняя ссылка|куда-то]]|{{{[[внешняя ссылка|куда-то]]}}}|\n|(-альтернатива|куда-то-)|{{{(-альтернатива|куда-то-)}}}|\n\n!блок моноширинного текста\n{{{\n {{{\nпример\n }}}\n}}}\n{{{\nпример\n}}}\n\n!Горизонтальная линия\n{{{----}}}\n----\n\n!Списки\n{{{\n* Начало\n* Середина\n** Середина 1\n** Середина 2\n}}}\n* Начало\n* Середина\n** Середина 1\n** Середина 2\n\n!Нумерованный список\n{{{\n# Начало\n# Середина\n## Середина 1\n## Середина 2\n}}}\nАльтернатива\n{{{\n№ Начало\n№ Середина\n№№ Середина 1\n№№ Середина 2\n}}}\n# Начало\n# Середина\n## Середина 1\n## Середина 2\n\n!Изображение\n{{{\n[img[замещающий текст|image URL]]\n}}}\n\n!Таблицы\nСтрока таблицы должна начинаться с вертикальной черты (|).\n{{{\n|Закончите строку латинской с, чтобы создать название таблицы|c\n|!Для заголовка "!" сразу после вертикальной черты.|!Заголовок2|!Заголовок3|\n|строка1 столбец1|строка1 столбец2|строка1 столбец3|\n|>|>|Объединение столбцов - знак "больше" ( >)|\n|Объединение строк - знак " ~"|>| Пробел выравнивает вправо|\n|~|>| Пробелы с обеих сторон центруют |\n|>|>|bgcolor(green):Цвет фона bgcolor(цвет):|\n}}}\n\n|Закончите строку латинской с, чтобы создать название таблицы|c\n|!Для заголовка "!" сразу после вертикальной черты.|!Заголовок2|!Заголовок3|\n|строка1 столбец1|строка1 столбец2|строка1 столбец3|\n|>|>|Объединение столбцов - знак "больше" ( >)|\n|Объединение строк - знак " ~"|>| Пробел выравнивает вправо|\n|~|>| Пробелы с обеих сторон центруют |\n|>|>|bgcolor(green):Цвет фона bgcolor(цвет):|\n\n\n\n!Цитаты\n{{{\n<<<\n"Beware the Jabberwock, my son!\nThe jaws that bite, the claws that catch!\nBeware the Jubjub bird, and shun\nThe frumious Bandersnatch!"\n<<<\n}}}\n<<<\n"Beware the Jabberwock, my son!\nThe jaws that bite, the claws that catch!\nBeware the Jubjub bird, and shun\nThe frumious Bandersnatch!"\n<<<\n\n{{{\n>У попа была собака\n>...\n>На могиле написал:\n>>У попа была собака\n>>...\n>>На могиле написал:\n}}}\n>У попа была собака\n>...\n>На могиле написал:\n>>У попа была собака\n>>...\n>>На могиле написал:\n\n!Заголовки\n{{{\n!Заголовок\n!!Подзаголовок\n!!!Подзаголовок 2\n!!!!Подзаголовок 3\n!!!!!Подзаголовок 4\n}}}\n!Заголовок\n!!Подзаголовок\n!!!Подзаголовок 2\n!!!!Подзаголовок 3\n!!!!!Подзаголовок 4\n\n!Внедренный HTML\n{{{\n<html>\nС недавних пор в <a href="http://www.tiddlywiki.com/">TiddlyWiki</a> появилась возможность использовать <b>внедренный HTML</b>\n</html>\n}}}\n<html>\nС недавних пор в <a href="http://www.tiddlywiki.com/">TiddlyWiki</a> появилась возможность использовать <b>внедренный HTML</b>\n</html>
а-а-ааа!!! Студенты! Центральный Исс-тарринский! "А не свалить ли нам с лекции по каббалистике?"\n[img[http://mrsloth.deviantart.com/art/Vampire-Knight-Night-002-85476731|tai_llait/tn_Vampire_Knight___Night_002_by_mrsloth.jpg][tai_llait/Vampire_Knight___Night_002_by_mrsloth.jpg]]\n\n----\nМилосердный. И Тень его!\n[img[-|tai_llait/tn_light_and_dark_by_egosun.jpg][tai_llait/light_and_dark_by_egosun.jpg]]\n\n----\nАльвы! Альвы! А уж какой из кланов - это сами себя пусть разбирают\n[img[-|tai_llait/tn_o_cao_e_a_raposa.jpg][tai_llait/o_cao_e_a_raposa.jpg]] \n\n----\nэто из серии "вот так и ловятся высокие лорды на милых девочек"\n[img[-|tai_llait/tn_soundless_XI_by_shel_yang.jpg][tai_llait/soundless_XI_by_shel_yang.jpg]]\n\n----\nэто кто-то из выучениц Райнгэ\n[img[-|tai_llait/tn_Blackbird___Basilica_by_shilin.jpg][tai_llait/Blackbird___Basilica_by_shilin.jpg]]\n\n----\n++аррис:++ а вот это: http://hokulo.deviantart.com/art/The-twin-86356223 точно слэш на Триаду \n++ Gaell++ (13:50:55 3/07/2008) прелесть какая *умиленно*\n++ Gaell++ (13:51:22 3/07/2008) им только Вьянтэ не хватает для полной идиллии\n++ Аррис ++ (13:51:28 3/07/2008) ищем \n[img[-|tai_llait/tn_The_twin_by_Hokulo.jpg][tai_llait/The_twin_by_Hokulo.jpg]]\n
Запах чуть влажного белья и дезинфицирующего раствора кажется чем-то невероятно важным, еще немного, и она поймет, чем именно. Перед глазами все плывет, как если бы она все еще смотрела на мир со дна той мутной реки. Песочное пятно - постель, лиловое пятно - кто-то из медиков... Наверно. Язык непослушный, будто из ваты, но, ценой некоторых усилий удается его расшевелить и даже выговорить внятно: \n\n - Айе, ниери, что это за место? \n\n - Городская больница северного берега. Для умалишенных. \n\n Она кивает лиловому. Или, по крайней мере думает, что кивнула. Больница. Для умалишенных. Хорошо... Нет, на самом деле хорошо, она надеется забыть, она даже уверена, ей помогут. Она подтягивает одеяло почти к самому подбородку и некоторое время молчит. Потихоньку возвращается зрение, кажется даже слух. Жаль. Медик тем временем проходит вдоль стены, устраивается на откидном сиденье. С книгой. Так, чтобы его было видно, чтобы его можно было разглядеть не оборачиваясь и не особенно напрягая глаза. Под окном ветер поднимает волны и лениво шлепает ими о набережную. Шелестит дождь. \n\n Прежде чем она снова заговорит, медик успеет прочитать не один десяток страниц. Она сморгнет раз, другой, неуверенно вытянет из-под одеяла руку - протереть глаза. Осмотреться. Первым делом заметит массивную серебряную серьгу: солнце на двенадцать лучей. Хорошая серьга, тяжелая... Слишком крупная для мужского уха. Пока она задумается, с каких это пор ее настолько занимают мелочи, медик уже окажется около кровати. Жестом спросит разрешения сесть рядом. Высокий. Страшный. Но все это она думает краем сознания, пока вспоминает слова ритуальной фразы. \n\n - Таи-лехта айе Таэри, разрешите вас попросить. \n\n Он кивнет. Ответным жестом - "принимаю" - протянет руку. Заложит страницу исписанным клочком бумаги и устроится поудобнее. В ногах. \n\n - Помогите мне забыть. То. Что я видела, - она помолчит и добавит с нажимом, - там. \n\n Она садится на кровати, поднимает подушку, опирается спиной. Подумав, чуть хмурится, поджимает ноги так, чтобы подбородком опереться на колени. Молчит. Дверь бесшумно соскальзывает в сторону, в проеме появляется еще один медик. Одна. В лиловом. Ловит жест, взвешивает на ладони, и вскоре возвращается, но уже с подносом в руках. Обменивается с мужчиной парой гортанных фраз и уходит. Тем временем, девушка начинает говорить. Хрипло и медленно, выталкивая слова вовне: \n\n - Я... обрабатываю снимки. Да. Когда надо взять пейзаж и заменить на нем одних людей другими. Или сделать небо вместо синего - сиреневым. Я... - она запинается, медик протягивает чашку. Шершавую и будто неровную, настой немного горчит. Она сглатывает, невольно морщится и снова молчит, греет руки, - я взяла заказ на дом. А потом погас свет, я вышла посмотреть, все ли в порядке... а двери уже не было. Так ведь не бывает? - она прячет лицо в ладонях и опять замыкается в себе. \n\n Храмовый тоже молчит. Слушает шепот и всхлипы, раз за разом наполняет чашку травяным настоем, вкладывает в ладони, помогает удержать. Постепенно ее речь снова становится внятной. \n\n - ...но ведь в городе никогда не было этого канала. Река мутная, она несет с собой глину, много. Но канала никогда не было, тем более туда. Зачем канал туда, где все равно никто надолго не заживается? А когда в тебя стреляют, когда тебя гонят как на охоте, и еще стреляют в спину, ты ведь не задумаешься, откуда в родном городе взялся незнакомый канал? Просто прыгнешь в воду и все. Я прыгнула. Я не поняла сразу, куда он ведет. Да и поздно было уже. Наверно. \n\n - Вы уже бывали в той части города? Раньше. \n\n - Что? - она не ожидает вопроса, вскидывается, первый раз смотрит собеседнику в лицо. Отводит глаза: страшный. Весь нескладный, бритый наголо, выцветший, одна щека в мелкую крапинку. И глаза. Бледные, желтоватые. С зеленцой. Как та вода, как глина в той воде и на берегу. До конца канала не хватило каменных стен, оставили как само промыло, как есть. Она встряхивается, пытается отодвинуться к стене. Подальше. Хотя куда уже, дальше-то... Отвечает, - да, была. С матерью. Мы туда зимой ездили, мама говорила, если все устроится, я буду жить там, в одном из крайних домов. На верхнем этаже, чтоб было видно горы. Не устроится... Я вышла, прикрыла дверь, обернулась - а двери нет. И дома моего нет, и стена какая-то. А потом стреляли и я побежала. А потом прыгнула в канал, а там течение. Меня унесло. \n\n Она замолкает, тянется за чашкой. Сама. Медик хмурится, что-то считает про себя, прикидывает на пальцах то так, то этак, что-то у него не сходится. Снимает что-то одной ладонью с раскрытой другой, комкает и бросает под ноги. Неожиданно улыбается, наливает чай. Со дна чайничка похоже - теперь в чашке плавают лепестки. Один белый, округлый и два оранжевых, тонких и острых. Можно уже выдохнуть, и дышать спокойно, можно даже продолжить рассказ, только вначале - спросить важное: \n\n - Какого цвета небо за окном? \n\n Медик улыбается еще раз, проходит мимо пустующих кроватей, отдергивает штору - видите, темно. И дождь стеной. \n\n - Я боялась, что там все по-прежнему. Ненавижу сепию. Там, - она выделяет голосом и вздрагивает, - все цвета сепии. Земля, дома, деревья, стекла в окнах. Я выбралась из воды в последний момент наверно. Канал этот, он часть фонтана смыл и теперь вода завихряется. Замедляет течение, прежде чем рухнуть куда-то под арку между домами. Я тогда еще не поняла ничего, я и сейчас ничего не понимаю. Но фонтан вспомнила, мы действительно были там с мамой, заходили к маминой подруге в кофейню. И я вспомнила, к нашему... к тому, где должна была жить, дому идти как раз через ту арку, но зимой там была лестница, а сейчас - вода. Знаете, там песочно-желтое плоское небо, сухие деревья без коры. Там вообще все сухое, серое, желтое, коричневое, как на старых снимках и я стала такая же, только мокрая. В воде песок и глина, она въедается в ткань, в кожу, в глаза наверно тоже въедается и перестаешь различать цвета, только оттенки коричневого. \n\n Она встает с постели, ведет рукой по стене, будто что-то ищет. Внутри. И говорит. Теперь почти не останавливаясь, на одном дыхании. \n\n - Кости. Везде. Много. Под корнями деревьев, под корнями домов. В этих новых кварталах не заживаются люди, умирают. Съезжают. Пропадают без вести. Как я. Вы наверное не знаете, ищут ли меня вообще. Нормальные дома, новые, детские площадки, садики, дворы и арки. И мало людей. Но их так много под ногами, внизу, в земле. Они все умерли и их тела окаменели, а потом из камня нарубили плит. Фундаменты облицовывать. Крошку на стены напылять. Мало ли что еще можно сделать с камнем. А я шла, я пыталась найти выход, но все время возвращалась к каналу. И еще звук, медленный, низкий, это поют все те люди, их тела, их воспоминания, их следы на земле. Мне показалось, я увидела тень на стене, я побежала туда, но никого не было. Я ошиблась и стена выкрошилась у меня под руками, осталась полость по форме тела, заполненная коричневатой пылью. Так точно... материал изнутри ниши повторяет все складки одежды. Женщина, у нее кольца были, по одному на каждом пальце. И ожерелье. Зачем? Кто это был? Что они все там делают? У черного входа кофейни маминой подруги лестница, чтоб ее сделать, нанимали рабочих и они засыпали форму ступеней каменной крошкой. Мне показалось, внутри, за дверью кто-то есть, что меня позвали и я побежала. Споткнулась на пороге. О пуговицы... и пряжку ремня. Такие, золоченые пуговицы, на форме были. Старой. Они из ступени торчали, самую малость. Мне хватило. \n\n Она останавливается на середине вдоха. Сползает вниз, и так и остается лежать, скорчившись, обхватив голову руками. Храмовый садится рядом, кончиками пальцев касается макушки. Его голос, такой же выцветший, как и он сам, звучит на грани слуха: \n\n - И тогда ты опустилась на порог и осталась там. Точно так же лежала и плакала, пока снизу поднималась вода. А потом вода поднялась, захлестнула и унесла тебя прочь, - он подхватывает девушку под руки, помогает подняться и дойти до постели. Она покорно ложится, подтягивает ноги к животу, позволяет себя укрыть. Лежит и смотрит в стену. Безучастно. Как в самом начале. И вдруг произносит, медленно, обреченно: \n\n - Вы мне не поможете. Если бы вы хотели мне помочь, то сказали бы, что я сошла с ума. И все придумала. \n\n - Простите, - лехтев снова устраивается в ногах постели, как в самом начале, - но то, что произошло, к сожалению - произошло. С вами. Тот человек, что нас вызвал, сказал - вы выпали ему под ноги. Вас вынесло потоком воды из двери, бывшей закрытой с момента постройки дома. Последних лет пятнадцать, не меньше. Это недалеко от центральной набережной и в том дворе сейчас лужа вместо газона. Сожалею, не в моих силах сделать так, чтобы этого не было. Но я могу сделать так, чтобы воспоминания больше вас не тревожили. Если вы примете от меня такую помощь. \n\n Беззвучно, одними губами она выговаривает: "Да". \n\n Фай оставляет зажженным ночной светильник, медлит, но вскоре выходит. Сначала ждет кого-то, видимо из своих, но вскоре просто окликает идущую по коридору женщину. \n\n - Айе, Радана, ты? Там девочка, да та самая, которую сегодня привезли. Раданка, зажги пару свечек, я знаю, у тебя есть и посиди с ней, а? \n\n - Но... \n\n - Тсссс, - храмовый подчеркнуто подносит палец к губам, отступает на шаг, в тень, - я знаю, я фигляр и шарлатан, ты это уже говорила. Посиди с ней, пожалуйста. Под мою ответственность. \n\n Женщина хихикает в кулак и уходит, думая про себя, что лехтев у двери, серьезный и сосредоточенный, похож на стражника из книги сказок. Когда она возвращается, лехтев так и стоит. Будто в почетном карауле. Одна из ламп над головой моргает и гаснет. Его тень пересекает пятно света за дверью, дотягивается до кровати макушкой. Почти. \n\n Теперь в палате на подоконнике горит толстая розовая свеча с золотыми блестками. Радана подбирает забытую храмовым книгу, успевает удивиться названию. "Зачем тебе "Страшные сказки народов мира", Льерно?" - хочет спросить, и непременно сейчас. Но фай в коридоре уже нет. Ушел. Девушка спит спокойно, без снов.\n\n Этажом выше в это время фай падает в кресло, откидывается на спинку. Смотрит в потолок. Нужно расшифровать и обработать запись, а на это совершенно нет сил. Он сам не заметит, провалится куда-то между сном и явью и в этом полу-сне полу-забытьи проведет оставшиеся до рассвета часы. На рассвете он проснется, распахнет окно, заберется на подоконник. Просидит там, отстукивая одному ему известный ритм по кованому листу виноградной лозы обрамляющей решетку, пока солнце не вызолотит окна всех окрестных домов. После - сходит умыться, погрозит отражению пальцем. Переоденется в уличное, напишет пару отчетов, один из которых ляжет в папку с кипой других таких же. И, уходя, задержится чтоб подсунуть сложенный в четверо лист бумаги под массивную дверь. Ничего. Доктор Дражэна поймет, когда придет сюда парой часов позже. \n\n\n \n Запах свежей выпечки фай чует еще с улицы. Прежде чем нырнуть под сплетение виноградных ветвей, он останавливается и тщательно проверяет, на месте ли темный плоский футляр и пара шуршащих пакетиков. Даже если ты пришел по делу, нехорошо являться без подарка для хозяина дома. Тем более, если ты пришел по делу, добавляет про себя храмовый. Дальше - выбраться из виноградных зарослей, по щербатым шестигранным плиткам дорожки, мимо мальв и золотых шаров скользнуть к подъезду. Здесь можно посидеть на теплых ступенях, подставляя лицо закатному солнцу, огладить раскрытой ладонью густой изумрудный мох у стены. Немолодая полнеющая женщина со взглядом доброй тетушки и хваткой старой драконицы встречает его на лестничной площадке: деревянные ступени охотно рассказывают о чужих шагах. Кивает в сторону открытой двери: проходи, не стой на пороге. \n\n Фай не проходит - оказывается в просторной прихожей, у края цветного вязаного половика присядет на корточки - распутать шнуровку ботинок. Выпрямиться, впрочем, успевает до того, как хозяйка переступит порог сама. Он широко улыбнется на секунду блеснув зубами, и протянет подарок. На одной ладони сверток с травяными чаями, на другой - футляр. Вопрос застает храмового на входе в комнату, от неожиданности тот запнется об угол позеленевшего от времени сундука и выпустит из рук шелестящий ворох мелких бамбуковин, составляющих занавеску. "Совсем как у отца дома..." - подумает невпопад и обернется на голос. \n\n - Вот все тебя спросить хочу, - говорят ему с кухни, - ты уже не первый год в гости ходишь, чай носишь, а заварить так ни разу не предложил. Я ж знаю, ваши - большие любители собственноручно питье заваривать. \n\n - Я неправильный фай. Комнату с мансардой снимаю, вместо того, чтобы самому строиться, чай - только выбирать умею. И готовить не люблю, - фай принюхивается, глядит в сторону кухни, - тетя Эна, это же булочки. Да? - по-кошачьи жмурится и добавляет мечтательно, - с начи-и-инкой... \n\n А там плещет вода, пахнет вовсю накрытая полотенцем выпечка, там гремят посудой и, кажется собирают на стол. Все это время он бесшумно ходит по комнате, снова, как в первый раз разглядывает вышитые картины на стенах, широкое лоскутное покрывало, сейчас - цветным ворохом лежащее в изголовье узкой жесткой кровати. И потом, пока женщина медленно, внимательно просматривает запись, то останавливая, то прокручивая отдельные эпизоды снова и снова, фай с ногами устраивается на давешнем сундуке. Наблюдает. На экране девушка идет вдоль стены, ведет по стене рукой, падает... Женщина за столом останавливает запись, в кадре на экране девушка уже лежит у стены, а фай, протягивая руку склонился над ней. \n\n - Ты мне еще скажи, что девочка абсолютно нормальна, - не понять, Дражэна недовольна или вовсе даже наоборот. \n\n - И скажу. Потому что она - нормальна. \n\n Теперь уже Дражэна оборачивается, с сомнением во взгляде выгибает бровь: "Ой ли?". Фай довольно ухмыляется будто этого и добивался, и тут же продолжает: \n\n - По крайней мере была, до того как ее нашли в луже около выбитой двери. Это я туда ездил, и ручаюсь, случай все-таки мой, - храмовый фыркает, вспоминая, как собирался на бредовый выезд и еще спорил с водителем, так кто окажется их клиентом: непонятная девица или мужик, что их вызвал. \n\n Разговор они продолжат уже в кухне. Но на ставшее привычным "Поменьше бы ты улыбался, Льерно. И какой умник тебя "Красавчиком" приложил?" храмовый не станет отшучиваться, мол мама с папой и приложили, а ответит встречным: \n\n - А вы бы, тетя Эна, лучше объяснили, про какой квартал девочка рассказывала? Если знаете, конечно. \n\n - Црна Косха. Чего тут знать. \n\n - Как это... - он подбирает слова, - общими? Как это будет на общем? \n\n - Третий низинный. Да наверное не только третий. Стрха Орадба там еще, близко. \n\n Фай смотрит пристально. Подхватывает сказанное, взвешивает - тяжело и оставляет лежать: "не понимаю". Эна смеется и, не говоря ни слова, кладет на раскрытую ладонь пузатую булочку, присыпанную ванильной пудрой. Теплую. Наливает пахнущий травами чай себе и гостю. \n\n - Мне по секрету наша Раданка сказала, ты страшные истории любишь. Слушай. \n\n И Дражэна рассказывает, обстоятельно и неторопливо, как прежде деревень в этих местах был горняцкий поселок, камень рубили, но пришла чума и похоронные команды сбросили в каменоломню всех, кого только нашли, не проверяя, есть ли внизу кто. Размешивает сахар и добавляет, что потом по весне, когда распахивали поля, всегда находили кости. Обгорелые. Темные. И обязательно кто-нибудь пропадал, как начинали сходить снега. Когда один, когда двое-трое. Некоторых к середине лета находили даже. У себя в домах. Захлебнувшимися. И еще каких-то сто лет назад, под начало сева на краю поля закапывали живьем человека, чтобы откупиться от неживой воды. \n\n Прежде чем задать еще один вопрос, фай долго сидит неподвижно, глядит в чашку, будто надеется на дне увидеть ответ. Но все же решается. \n\n - Скажите, а что здесь было когда... - он запинается, но продолжает, - во времена вашего детства? \n\n И слышит вполне ожидаемое: \n\n - А это, парень, не твое дело. \n\n Пока в который раз за вечер закипает чайник, они молчат, каждый - свое. Да и после - тоже молчат, есть о чем. Ближе к полуночи фай прощается и уходит, но по дороге не раз оглядывается на светящееся окошко на втором этаже, как раз справа от заросшей виноградом калитки. \n\n\n\n \n Дождь идет которую ночь подряд. Единственный на пол-квартала фонарь настолько тусклый, что скорее мешает. У вывески над входом в кофейню моргает последняя целая буква. Лехта Раи'Льер стоит по-щиколотку в воде. На узкой лестнице в проходе между домами. Кончиками пальцев по шершавой стене очерчивает контуры человеческих тел. Так же, как это делала девушка там, в больнице. Мимо него с шумом несется вода из покосившегося водостока, из разбитой чаши фонтана. Ему нет нужды закрывать глаза, чтобы увидеть след перепуганной девочки, такой свежий, такой яркий; нет нужды напрягать слух, чтобы услышать эхо выстрелов, криков, тягучих погребальных песен... Мутный поток, зажатый высокими поребриками в темноте кажется еще одним городским каналом. Лехта Раи'Льер идет против течения, вверх по дороге. Смотрит на город, вспоминает недавний разговор. Вспоминает, как еще утром искал перевод названиям. "Черна кость", "Злая пашня" - да, самые те места, чтоб закладывать новый город. Раи'Льер спрашивает себя - что же здесь было? Что было здесь тридцать, сорок, семьдесят лет назад? О чем молчат пожилые ровесники доктора Дражэны, что скрывают от молодежи, вроде той бедной девочки, от чужаков, вроде него самого? \n\n Дождь усиливается, под ногами пузырятся следы капель, фай бросает кусок штукатурки в середину разбитого фонтана и больше не оборачиваясь идет в город. Обратно. А позади, за спиной встает серая слепая стена воды... \n \n 30.08.10 - 6.09.10 Москва-Челябинск \n __ \n Лехта - служитель в храме Многоликого \n Лехтев - общее название посвященных Многоликому с рождения
<html>\n<div align="center" >\n<p >\n<b><u>НТР. </u></b><b><u></u></b>\n</p>\n</div>\n<div align="center" >\n<p >\n<b><u>Этюд N13.</u></b>\n</p>\n</div>\n<dd>&nbsp;&nbsp; Тепло.\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Смена дня и ночи потеряла смысл трое... суток назад.\n<dd>&nbsp;&nbsp; Небо спрятало лицо в ладонях, занавесилось тучами и плачет хлопьями пепла пополам со снегом.\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp;-- \nНебу теперь стыдно и оно плачет... - хриплый голосок умирающего ребенка...\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Почему-то все непреодолимое приходит с неба. Наверное, чтобы подтвердить идею Бога.\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; ...Кто?...\n<dd>&nbsp;&nbsp; ...Эвакуация...\n<dd>&nbsp;&nbsp; ...Обречены.\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Обрывки фраз на улицах. Первыми в мутноватых лужах талой воды сгинули звуки. Пепел оседает на ветвях лохмотьями, космами свисает с фонарей. Сквозь вязкий, густой, зернистый воздух проступают одинокие горящие окна. Свечи.\n<dd>&nbsp;&nbsp; Торопливые шаги, цокот каблуков по кирпичу тротуара. Эхо мечется в ущельях городских стен, порождая отзвуки стонов и песен. \n<dd>&nbsp;&nbsp; Заунывная мелодия из пяти нот увлекает за собой воздух вместе с увязщими в нем людьми.\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; - Посмотрите, моя киска уснула и не хочет просыпаться! \n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Женщина в домашних тапочках, банном халате и тюрбане из полотенца бредет по улице, не обращая внимания на произходящее. Укачивает сверток из другого полотенца... Будто единственное дитя...\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; - Посмотрите, моя киска, моя маленькая киска...\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Долгий, тяжелый, изматывающий душу полузвук-полустон. Зов.\n<dd>&nbsp;&nbsp; У каменной стены, под чудом уцелевшим фонарем ссутулившаяся фигура. Белые пряди падают на лицо. В руках - саксофон. Шляпа - на дороге. Пара медяков на дне.\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; ...Эвакуация?..\n<dd>&nbsp;&nbsp; ...Обречены.\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Сизый и серебристо-серый, как облака, туман медлено поднимается из канализационных люков и сливных щелей. В тусклом фонарном свете - снег?... пепел?...\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Зачем Богу такие демонстрации?...\n<dd>&nbsp;&nbsp; Если все умрут, некому будет в Него верить...\n<dd>&nbsp;&nbsp; Пощади, Боже?!...\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Беловолосый сползает по стене, оставляя за собой черный в сумерках след...\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Тепло...\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n<dd>&nbsp;&nbsp; Холод придет потом...\n<dd>&nbsp;&nbsp; \n</div>\n</div>\n</div>\n</div>\n</div>\n</div>\n</div>\n</div>\n\n</div>\n\n</html>\n